Сегодня
424,84    453,6    63,91    7,3
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

На глубинные реформы власть РК не пойдет — Казначеев

Айгуль ОмароваСпик.кз
9 декабря 2021
Без дальнейшего реформирования политической системы ситуацию не изменить. 

На днях состоялось обсуждение исследования «Анализм реформы избирательного законодательства и выборов в Казахстане». В ходе обсуждения было предложено увеличить число депутатов мажилиса. Что такое увеличение и для чего оно? На этот вопрос отвечает независимый политолог Максим Казначеев.
 
Ислледование «Анализ реформы избирательного законодательства и выборов в Казахстане» подготовил общественный фонд «Центр исследования правовой политики». На основания данных, полученных в ходе исследования, предлагает расширить полномочия мажилиса и увеличить его состав. Кроме того, исследователи полагают , что необходимо рассмотреть возможность формирования нижней палаты парламента через прямые выборы, обеспечив при это гендерный баланс и представительство национальных меньшинств.
 
Политолог Максим Казначеев отчасти согласен с такой постановкой вопроса, однако считает, что простое расширение мажилиса ничего не даст.
 
— Максим, с чем, на ваш взгляд, связано предложение увеличить численность мажилиса?
 
— Мне представляется, что это на самом деле попытка заболтать проблематику действительно реального политического реформирования. То есть, опять предложить некие косметические формальные реформы, вместо изменения существующего порядка комплектования депутатского корпуса. По большому счету, изменение численности состава мажилиса ни на что не влияет, если не изменяются принципы формирования парламента. То есть, в целом необходим переход к уведомительной регистрации политических партий, к изменению полномочий парламента в сторону больших возможностей в плане контроля над деятельностью правительства. Да и, по большому счету, ключевой вопрос – передача партии, победившей на выборах, право формировать кабинет министров. И, конечно же, этот пакет реформ должен дополняться изменением выборного законодательства, с тем, чтобы исключить возможность фальсификации голосов на выборах.
 
— Соглашусь. Более того, вы предвосхитили вопросы, которые я хотела вам задать.
 
— Мы можем уточнить, как бы конкретизировать эти вещи.
 

О формировании избирательных комиссий

 
— Тогда сначала давайте о выборной системе, о системе самих выборов, формировании мажилиса. Стоит ли возвращаться к пропорциональной мажоритарной системе или можно оставить вот как оно есть, только порог прохождения партий снизить?
 
— Ну, порог, чисто технически, уже снижен до 5 процентов.
 
— Да-да. Ну, если дальше?
 
— А какой смысл? Если бы голоса на выборах реально считались, то и существующий порог, в принципе, не представлял бы никакой проблемы. Проблема в том, что у нас не подсчитывают, то есть, то, что происходит на избирательных участках, – это чисто театральное представление от участковых избирательных комиссий и выше. В территориальные избирательные комиссии идут совсем другие протоколы голосования, иные результаты. Иначе говоря, происходит фактически подмена результатов голосования на нужные власти, и, соответственно, результаты всегда прогнозируются с точностью до десятых процента.
 
— А изменит ли эту систему новый порядок избрания членов избирательных комиссий, особенно участковых, на ваш взгляд?
 
— Участковых — нет. Ведь указание на то, чтобы делать нужный результат выборов, принимается в вышестоящих избирательных комиссиях. Следовательно, сначала нам нужно перейти к принципу формирования Центральной избирательной комиссии (ЦИК) на новых условиях. В ЦИК, как минимум, должны быть представители всех парламентских партий, в том числе и так называемая парламентская оппозиция. А в идеале — если там будут вообще представители всех зарегистрированных партий.
 
— Вы говорите, о принципе формирования и участковых комиссий, и ЦИК так, чтобы не было вот этого «телефонного права». Правильно понимаю?
 
— Да. Самая главная проблема заключается в чем? У нас, когда проходит голосование, на участке председатель избирательной комиссии и члены комиссии в присутствии наблюдателей заполняют протокол голосования. А проблема в том, что в вышестоящие комиссии отправляется уже совсем другой протокол голосования. Нам, гражданам, имеющим право голоса, политическим партиям, принимающим участие в выборах, необходимо, чтобы механизм передач протокола голосования с участковой избирательной комиссии в территориальную комиссию и далее в центральную, был прозрачным. Нужен контроль протоколов, которые передаются из комиссии в комиссию.
 

Возвращение контрольных функций парламенту

 
— А теперь давайте конкретизируем предложения по парламенту. Вы сказали о перераспределении полномочий, то есть, встает вопрос о возвращении парламенту контрольных функций?
 
— Формально они даже проговорены. У нас, в соответствии с изменениями 2017-18 годов, профильные министры правительства при назначении на должность должны проходить обсуждения их кандидатуры, а самое главное – обсуждение их программ действий в профильных комитетах мажилиса. Но проблема заключается в том, что это все очень-очень формально. И поэтому, на мой взгляд, ключевой вопрос – это нормальная международная практика – когда фигуру премьер-министра назначает либо парламентская коалиция, либо партия, победившая на выборах. Тогда это становится логично.
 
— Понятно. Максим, вот все, что вы говорите – оно возможно в ближайшие 2-3 года? Или президент Токаев ограничится вот этим паллиативом, который у нас имеет место быть сейчас?
 
— Я думаю, что никаких глубинных изменений в плане политического реформирования, которые уже озвучены Национальным советом общественного доверия, не будет, по одной простой причине, что они слишком сильно размывают существующую систему власти и контроля над политическими процессами. И поэтому дальше того, что уже озвучено, власть в ближайшие 2-3 года не пойдет.
+5
    10 750