Последние новости


Китай привязывает к себе Казахстан крепкими узами

3 сентября 2015
1 710
0

Проходящий в настоящее время государственный визит президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в КНР, приуроченный к участию в параде в честь 70-летия победы над фашизмом, демонстрирует крайне высокий уровень всех направлений сотрудничества двух стран. Помимо того, что казахстанская сторона привезет домой целый пакет соглашений на десятки миллиардов долларов, сама риторика текущего визита наводит на мысль о выходе казахстанско-китайских отношений на совершенно новый уровень. И здесь важно понять, о чем идет речь: об укреплении двустороннего взаимодействия перед лицом экономических проблем или о каком-то варианте интеграции Казахстана и Китая в рамках проекта «Экономического пояса Шелкового пути», или сокращенно ЭПШП.

«Экономический пояс Шелкового пути»: как это работает?

Как известно, идея восстановления древнего Шелкового пути с новым наполнением была озвучена председателем КНР Си Цзиньпином в сентябре 2013 года в «Назарбаев Университете» в Астане. А в марте 2015 года правительство Китая опубликовало документ под названием «Концепция и план действий по содействию совместному строительству «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского Шелкового пути 21-го века». Там, в частности, говорится, что основными направлениями сотрудничества Китая и государств Шелкового пути должны стать следующие пять пунктов:

•политическое сближение,

•инфраструктурные связи,

•свободная торговля,

•циркулирование капиталов,

•сближение народов.

Итак, какой смысл вкладывается в эти направления, и можем ли мы сказать, что наблюдали претворение в жизнь китайской стратегии в рамках отдельно взятого визита? И если это так, то есть ли основания для предположений о том, что Пекин готовится противопоставить свою экономическую мощь ставшим несколько неоднозначными перспективам евразийской интеграции? Для начала следует обратить внимание, что Китай ни в коей мере не склонен считать «Экономический пояс Шелкового пути» какого-либо рода организацией или интеграционным объединением. Более того, китайские исследователи категорически против терминов «механизм» или «инструмент», они настаивают, что ЭПШП — это «новая модель экономического сотрудничества, инициированная Китаем, целью которой является стимулирование свободных экономических потоков, высокоэффективное распределение ресурсов и глубокая интеграция рынков». Это «платформа, а не механизм взаимодействия», настаивают представители Поднебесной. Однако сотрудничество здесь все-таки подчинено ряду основополагающих принципов. Итак, рассмотрим их по порядку и определим, как наполнялись и наполнялись ли вообще указанные в официальных документах направления сотрудничества Китая и государств ЭПШП на примере проходящего сейчас взаимодействия с Казахстаном.

Политическое сближение

Политическое сближение, согласно указанной выше Концепции, подразумевает активное участие руководителей государства в работе по развитию Пояса, соотнесение экономических стратегий, совместная разработка планов регионального сотрудничества, а также активная политическая поддержка реального делового сотрудничества и крупномасштабных проектов. Хотелось бы обратить внимание, что в данном контексте никаких политических требований нет, речь идет исключительно о совместном развитии и процветании и о содействии им на всех уровнях власти. В контексте проходящего визита Нурсултана Назарбаева в КНР подобное видение налицо: помимо фактического соотнесения экономической стратегии «Один пояс, один путь» (Общего проекта, куда ЭПШП входит в качестве «сухопутной» составляющей) и казахстанской программы инфраструктурного развития «Нурлы жол», мы видим, как на самом высоком уровне формируется повестка экономического сотрудничества, подписываются соглашения, правительства двух стран работают в тесной кооперации для реализации общих проектов. Подписанная в Пекине «Совместная декларация о новом этапе всеобъемлющего стратегического сотрудничества», где, кстати, четко прописаны планы стыковки «Экономического пояса Шелкового пути» и «Нурлы жол», как представляется, идеальный образец китайского видения «аполитичного политического сближения».

Инфраструктурные связи

Что касается инфраструктурных связей, то это направление раскрывается следующим образом: «основываясь на принципах уважения государственного суверенитета и интересов безопасности, Китай и страны Центральной Азии усиливают планы по строительству инфраструктурных объектов, совмещают систему технологических стандартов, совместно продвигают строительство крупнейших международных транспортных каналов, постепенно образуя инфраструктурную сеть, соединяющую Европу и Азию».

В рамках проходящего визита инфраструктурная составляющая сотрудничества была наполнена массой конкретных соглашений. Именно в инфраструктуру Китай вкладывается охотно и, как выясняется, нередко безвозмездно. Так, на брифинге для казахстанских СМИ, состоявшемся 1 сентября, президент Назарбаев сообщил: «…согласно договоренностям, некоторые проекты будут бесплатными для Казахстана. К примеру, БАКАД (Большая Алма-Атинская кольцевая автодорога) около Алма-Аты. Ее длина превысит 100 км. Она полностью будет построена на китайские средства». В качестве инфраструктурных объектов, которые будут реализованы за счет инвестиций Китая, Назарбаев назвал дорогу Алма-Ата — Усть-Каменогорск, дорогу до границы с Китаем до станции Алашанькоу и др. Кроме того, официально было заявлено о подписании «Соглашения о займе между АО Астана LRT и Государственным банком развития Китая». Это значит, что Китай все же построит в столице Казахстана легкорельсовый транспорт, субсидирует создание системы высокоскоростных автобусов BRT и, не исключено, в целом будет подключен к формированию единой системы общественного транспорта Астаны. Заявлено также о том, что китайская сторона в течение пяти лет вложит $600 млн в развитие логистической и создание индустриальной зон СЭЗ «Хоргос-Восточные ворота». И, как представляется, на этом инфраструктурные проекты, о которых стороны договорятся в рамках визита, не закончатся…

Свободная торговля

Этот пункт представляет особый интерес. Здесь подразумевается, что «Китай и государства ЭПШП должны направить усилия на проработку вопросов содействия инвестициям и торговле, ликвидацию инвестиционных и торговых барьеров, а также на формирование в каждом из государств региона дружественной торговой среды. Связав инвестиции и торговлю в единое целое, можно добиться, чтобы инвестиции продвигали торговлю» .По данному направлению наполнение много слабее, чем по инфраструктуре. Конкретных соглашений об оптимизации двусторонней торговли на данный момент не подписано. Из документов, способных пролить свет на этот вопрос, следует упомянуть всю ту же «Совместную декларацию». В разделе III, к примеру, указано, что стороны собираются: «улучшать правовую основу торгового и инвестиционного сотрудничества» (п.2), «стимулировать сотрудничество между финансовыми учреждениями двух стран, прилагать усилия по созданию условий для расширения двусторонней торговли, инвестиций» (п.4), «совместно продвигать работу международного китайско-казахстанского центра приграничного сотрудничества Хоргос, стимулировать двустороннее торгово-экономическое сотрудничество. Дальше развивать трансграничные связи, создавать благоприятные условия для транзита китайских товаров через железнодорожную сеть Казахстана» (п.9).Что касается инвестиционных возможностей Китая, то они во время визита проявились в полной мере. Китай выразил готовность вложить средства в ряд совместных и китайских производств, которые призваны обеспечить Казахстан необходимой продукцией, бюджет — налогами, а население — рабочими местами. Это проекты так называемой «казахстанско-китайской индустриальной программы», в рамках которой во время этого визита и подписываются десятки соглашений на десятки миллиардов. В их числе:

•Предприятие по переработке угля и производству синтетического жидкого топлива в Карагандинской области;

•Предприятие по производству металлического алюминия в Павлодаре;

•Металлургический завод в Костанайской области на Атбасарском месторождении;

•Завод по выпуску нефтегазового оборудования в Мангыстауской области;

•Завод по производству автомобилей в Восточном Казахстане;

•Завод по производству глифосата в Южном Казазстане;

•Завод по производству ветроэнергетических установок в с. Шелек Алма-Атинской области и др.

Циркулирование капиталов


Циркулирование, или оборот капиталов, подразумевает «финансовое сотрудничество, расширение сфер расчетов в местных валютах и, в целом, совместное строительство единой валютной, финансовой и кредитной системы». В этом направлении китайская сторона особую роль отводит Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций с уставным капиталом в $100 млрд и, собственно, самому Фонду Шелкового пути, располагающему $40 млрд. Последняя организация, кстати, отлично проявила себя во время визита. Согласно данным казахстанских СМИ, на цели индустриального развития Казахстана Банк Китая готов через АО «НУХ «Байтерек» выделить $5 млрд. Кроме того, инвестиции пойдут в Казахстан и через Фонд «Шелковый путь», а также крупнейшую инвестиционную корпорацию CITIC Group.2 сентября стало известно, что группа АО «Самрук-Казына» заключила с китайскими компаниями соглашения в сфере транспорта, энергетики, атомной, металлургической и химической промышленности на общую сумму $5,1 млрд.

Сближение народов

Здесь, помимо известного термина «народная дипломатия», речь идет о продвижении так называемой китайской «мягкой силы». Это повышение имиджа Поднебесной, его привлекательности и притягательности, с чем у Китая в регионе имеются традиционные трудности. В этот блок входит довольно широкий спектр направлений сотрудничества: «культурные обмены, научные контакты, обмен студентами, сотрудничество в целях организации стажировок, а также сотрудничество между СМИ и волонтерскими организациями».Надо заметить, что во время визита здесь проявил активность и сам Нурсултан Назарбаев. Еще перед началом визита 28 августа в интервью ведущему китайскому информагентству «Синьхуа» президент Казахстана особым образом подчеркнул заслуги Китая во II Мировой войне, заявив, что «роль Китая в победе над фашизмом заслуживает еще более высокого признания». Президент на протяжении всего визита подчеркивает стратегический характер отношений двух стран. Также казахстанский лидер подчеркнул преувеличенность слухов о проблемах в китайской экономике в связи с биржевым кризисом. Более того, Нурсултан Назарбаев на пресс-конференции заявил о том, что государственная система Казахстана должна позаимствовать китайский опыт борьбы с коррупцией, а сами казахстанцы — поучиться у китайцев трудолюбию и дисциплинированности. И наконец, он призвал ценить оказываемую Китаем помощь и отнестись с пониманием к тому, что для реализации совместных проектов, возможно, потребуется привлечение китайских специалистов.

ЭПШП и ЕАЭС: конкуренция или сосуществование?


Итак, можем ли мы говорить, что Китай выдвигает новый интеграционный проект, способный потеснить или вовсе разрушить конструкции, воздвигаемые в рамках Евразийского экономического союза? Однозначно ответить «нет» сложно, однако пока этот вариант все же превалирует. Во-первых, Китай яростно подчеркивает аполитичность «Экономического пояса Шелкового пути». Что примечательно, особенно четко эта риторика звучит, когда ЭПШП, или шире проект «Один пояс, один путь», стремятся соотнести с американским Планом Маршалла, реализованным в Европе после окончания II Мировой войны. Не заостряя внимая на этом факте, отметим, что Китай действительно совершенно не склонен к политическому манипулированию и вполне доволен сотрудничеством в уже существующих организациях. Во время визита обсуждалось сотрудничество в рамках ШОС, СВМДА и ООН, евразийская же тема — по крайней мере, по официальным данным, — не поднималась. Во-вторых, ЕАЭС — это все же попытка сформировать единую экономику на базе экономик нескольких стран. Китай ничего в экономическом плане объединять не намерен. Стирание барьеров и объединение — процессы не идентичные. В-третьих, создание ЕАЭС ударило по Китаю, прежде всего, формированием таможенных барьеров и возникновением сложностей с выходом китайских товаров на рынки государств Центральной Азии. Пока эти барьеры преодолеть не удалось и, как показано выше, именно направление по свободной торговле менее всего затронуто в переговорах. С другой стороны, сейчас Китай в рамках «Экономического пояса Шелкового пути» (хотя все соглашения все же двусторонние) привязывает к себе экономику Казахстана невероятно крепкими узами. И это экономическое сближение без интеграционных обязательств, во многом, противоположно тому, что происходит сегодня в Евразийском союзе. Однако эффект здесь может стать гораздо сильнее.


Татьяна Каукенова | ИА Регнум
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO