Афганское притяжение России. Зачем Москва хочет укрепить позиции в Центральной Азии

18 октября 2017
529
0
Коллаж: Русские в КазахстанеКоллаж: Русские в КазахстанеКоллаж: Русские в Казахстане

 

Динамика развития афганского кризиса стала причиной того, что Россия наряду с дипломатическими мерами готова рассматривать и военные подходы к решению проблем вокруг Исламской Республики. Пока что они касаются пограничной ситуации. В частности, по итогам встречи со своим таджикским коллегой глава Министерства обороны РФ Сергей Шойгу заявил, что положение Афганистана «меняется не в лучшую сторону», и предложил Душанбе более интенсивно заняться планом применения объединенной группировки войск России и Таджикистана. По мнению главы российского оборонного ведомства, такие шаги помогут «гарантированно выполнять задачи по обеспечению безопасности в регионе».

 

Больше всего в России обеспокоены усилением в Центральной Азии «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ), боевики которого, по уверению руководства Минобороны, после тяжелых потерь в Сирии и Ираке ищут новый регион обитания. «Один из них – Афганистан», – заявил замминистра обороны РФ Александр Фомин, тезисно пересказывая выступление своего начальника в Душанбе. Предполагаемый транзит джихадистов из Сирии и Ирака в Исламскую Республику обсуждается и в формате Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Так, эта тема была поднята на встрече контактной группы ШОС–Афганистан, которая состоялась в Москве на непривычно высоком для этого формата уровне: аспекты афганского кризиса обсуждали заместители министров иностранных дел.

 

Однако, если факт существования ячеек ИГ в Центральной Азии невозможно поставить под сомнение, иначе обстоят дела с выводом, что сирийские и иракские боевики самопровозглашенного «халифата» могут передислоцироваться в Афганистан. Для этого Ирану нужно было бы признать, что у него есть пробелы в безопасности, которые делают возможным свободное перемещение джихадистов на территорию соседнего государства. Тезис несет в себе скорее политический подтекст. Заявления о «переезде» джихадистов в другой регион дают Москве повод усилить военное присутствие в граничащих с Афганистаном государствах, некогда входивших в СССР. С учетом предложений, сделанных Шойгу, подобное укрепление позиций России на центральноазиатском направлении, которое находится в зоне ответственности Центрального военного округа, можно будет наблюдать в ближайшем времени.

 

Не исключено, что роль катализатора в данном случае сыграла анонсированная президентом США Дональдом Трампом стратегия по Афганистану, предполагающая увеличение американского контингента и усиления давления на Пакистан. «До тех пор пока Соединенные Штаты находятся в Афганистане, Москва будет испытывать беспокойство по поводу того, что у Вашингтона есть долгосрочные амбиции по разработке своего рода стратегического подхода к Евразии, из-за которого для России могут исходить угрозы, например, из Центральной Азии, – заявил «НГ» заместитель директора и научный сотрудник программы «Россия и Евразия» Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Джеффри Манкофф, консультировавший Госдепартамент по вопросу российско-американских отношений. – Ну, и, конечно же, ни США, ни Россия не хотят, чтобы Афганистан вернулся к тому состоянию, в котором он находился до сентября 2001 года, когда радикальные правители и гражданская война превратили страну в магнит для джихадистов со всего мира».

 

Повод для беспокойства у России действительно есть, если учитывать, что в рамках трамповской стратегии Пентагон в течение трех-пяти лет планирует полностью «пересадить» афганских военных с российских Ми-17 на американские UH-60 Black Hawk. Это анонсировал глава американского Командования содействию безопасности генерал-майор Стивен Фармен. В экспертной среде подобную ревизию связывают с попыткой отказаться от российского и советского военного наследия. «Вертолеты, танки и оружие – это напоминание о том, что СССР когда-то внес свой вклад в Афганистан, – заявил «НГ» директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар. – Полный переход афганской армии и правоохранительных структур на американское вооружение говорит в первую очередь о том, что этой памяти больше не будет». Аналитик предполагает: раньше переправка российской техники в Исламскую Республику была возможна только благодаря тому, что Москва не протестовала против политики западных стран на афганском направлении.

 

Сейчас же ситуация кардинально изменилась. В одном из недавних интервью спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов призвал США уйти из Исламской Республики из-за того, что их действия только укрепляют фактор нестабильности. Ранее столь резких заявлений по поводу афганского кризиса российская сторона избегала. Сейчас она ведет работу на региональном направлении, пытаясь нивелировать разногласия между ключевыми игроками. Встреча контактной группы ШОС–Афганистан, которая прошла в Москве при участии двух новых членов организации – Индии и Пакистана, была созвана после почти восьмилетнего перерыва как раз по инициативе российской стороны. «Россия пытается сплотить регион, – заявил в связи с переговорами по линии ШОС Нессар. – В Москве, да и, наверное, в Пекине, поняли, что разобщенность делает регион слабее». Аналитик указывает на то, что заинтересованным сторонам сейчас, как никогда, необходимо выработать единый подход к афганскому урегулированию.

 

Впрочем, говорить, что Россия и США с учетом последних событий полностью свели на нет контакты по ситуации в Афганистане, нельзя. Так, «на полях» Генассамблеи ООН в Нью-Йорке состоялась беседа Кабулова и его американской коллеги Элис Уэллс. С точки зрения налаживания рабочего контакта спецпредставитель российского президента оценил прошедшую встречу положительно, однако призвал повременить с выводами о том, что в этом направлении у двух стран есть некий прогресс. Фактором, значительно осложняющим российско-американский диалог, служат обвинения Белого дома в том, что Россия вооружает «Талибан» (запрещен в РФ). Так, например, комментируя «НГ» состояние двусторонних отношений, бывший заместитель госсекретаря США Филипп Кроули посетовал, что раньше Москва боролась с талибами из-за страха перед исламизмом. Теперь же она, по его мнению, «помогает «Талибану», усложняя жизнь Кабулу и Вашингтону, потому что боится США больше, чем кого-либо еще».

 

С неодобрением в Москве смотрят и на намерение Вашингтона давить на Пакистан, который международное сообщество подозревает в укрывательстве боевиков, ведущих действия на территории Афганистана. Кабулов в своих комментариях прессе обращал внимание на то, что с Исламабадом необходимо считаться как с важным региональным игроком. Любое силовое давление на эту страну может послужить еще одним фактором дестабилизации, уверял спецпредставитель российского президента. Не случайно пакистанские военные приняли участие в двухнедельных учениях «Дружба-2017», которые проходили в конце сентября в Карачаево-Черкесии. В Министерстве обороны Пакистана пояснили, что маневры нацелены на укрепление военных связей и на обмен опытом, необходимым в проведении контртеррористических мероприятий.

 

Региональный подход, который практикует Россия, пока кажется наиболее перспективным. В идеальной ситуации, полагают аналитики, Москва могла бы принять участие и в процессе афганского примирения. «Лучший способ вернуть себе влияние в Афганистане это выступить посредником в каком-либо политическом соглашении между враждующими сторонами, предложить сыграть роль в контроле над соблюдением сделки, а затем оказать помощь в восстановлении послевоенного афганского правительства, – считает Манкофф. – Такой подход не представляется реалистичным, но если Россия сможет сыграть конструктивную роль в прекращении конфликта в Афганистане (как и в Сирии), думаю, США и другие союзники не будут ей мешать». Пока же России приходится работать исключительно с соседями Исламской Республики.   


Игорь Субботин | Независимая газета
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO