Сегодня

456,98    489,43    67,33    6,45
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

О странной реакции в Казахстане на справедливый упрёк российского посла

Владимир ПрохватиловВоенно-политическая аналитика
13 декабря 2022
Спикер мажилиса, нижней палаты парламента, Казахстана Ерлан Кошанов заявил, что некоторые высказывания посла России в Казахстане Алексея Бородавкина на тему русофобии в республике похожи на заявления политологов, а не дипломата, которому нужно работать на пользу двусторонних отношений стран.

Ранее Бородавкин в интервью агентству Sputnik выразил озабоченность по поводу того, что радикальные националистические тенденции просматриваются в Казахстане все более и более явственно. По его словам, интернет наполняется видеосюжетами, в которых радикальные националисты выступают с неприемлемыми требованиями и русофобскими лозунгами. Посол выразил уверенность, что с сильным мандатом, который есть у президента Касым-Жомарта Токаева после победы на выборах, будут осуществляться жёсткие меры по пресечению всякого рода экстремистских националистических выступлений. Как отметил посол РФ, «если нас попросят об этом, мы поможем».

«Я внимательно ознакомился с интервью господина Бородавкина. Некоторые моменты его интервью действительно не соответствуют его статусу и не работают на пользу. Хотя господин Бородавкин очень опытный дипломат, мы его давно знаем. И он не должен уподобляться пропагандистам и политологам. Это первое. Второе – ксенофобия, она есть и в России, и в других странах, поэтому мы должны совместно работать на пользу наших стран, наших государств, чтобы наши высказывания политиков, политологов, политиков в первую очередь, не наносили вред нашим двусторонним отношениям», – заявил спикер Мажилиса.

Оставив в стороне вопрос о допустимых и недопустимых высказываниях тех или иных дипломатов, отметим, что факт русофобии, как частного случая ксенофобии, предводитель казахстанского парламента таки признал, хотя и ввернул свое, так сказать, алаверды (мол, сами такие).

Справедливости ради надо признать, что посол Казахстана в России ни разу не выразил своей озабоченности по поводу казахофобских лозунгов российских националистов и каких-либо «неприемлемых требований» с их стороны в отношении находящихся на территории РФ казахов. Не выразил – потому что никаких казахофобских лозунгов русские националисты никогда не высказывали, да и не собираются, на мой взгляд, высказывать, не говоря уж о «неприемлемых требованиях».

Я бы рекомендовал уважаемому спикеру мажилиса прислушаться к мнению известного казахстанского политолога Данияра Ашимбаева, который весьма серьезно и обоснованно обращает внимание на то, что «информационное поле Казахстана давно находится под сильным прессингом, направленным на разжигание национальной и социальной розни, дискредитацию силовых структур и органов власти (которые, конечно, сами дают немало поводов для критики), а также на антироссийскую и антикитайскую пропаганду. Казахстанцев активно пытаются вовлечь в российско-украинский и армяно-азербайджанский конфликты, а заодно и втянуть в “национально-религиозное противостояние” в СУАР. Несложно заметить, что последним особенно грешат СМИ, в открытую финансируемые правительством США. В остальных направлениях явно отмечается смычка между националистической и либеральной пропагандой, которые перешли уже от проповедей к конкретному подавлению всех альтернативных точек зрения (“гражданин А повесил на аватарку российский флаг”, “гражданка Б носит георгиевскую ленту”, “компания В пригласила на гастроли певицу, которая не осудила российскую агрессию”)».

Нельзя на согласиться с Ашимбаевым и в том, что националистическая пропаганда в республике смыкается с «религиозно-клерикальной истерией и воинствующим традиционализмом», прочно укрепившемся в политикуме и социуме республики. Эти тренды индуцировались и в молодежную среду, «страдающую от социальной необустроенности и имеющую крайне низкий образовательный и культурный уровень».

От себя добавлю, что этот самый низкий образовательный и культурный уровень казахстанской молодежи связан, на мой взгляд, с вытеснением русского языка из образовательной сферы, что, впрочем, характерно, для всех постсоветских республик.

Ашимбаев верно замечает, что «власть много лет пытается сформировать позитивную националистическую повестку, что удается очень плохо, поскольку рука об руку с ней идут ксенофобия у маргинализированных слоев и “постоколониальный синдром” у элит и среднего класса, который приобретает все более неадекватные формы и тщательно пестуется в качестве “любимой фобии” многих казахстанцев (хотя и не большинства)».

А возможно ли в принципе сформировать «позитивную националистическую повестку» в многонациональном государстве, каковым по факту является Казахстан?

На мой взгляд, любая националистическая повестка в Казахстане, не может не быть негативной, так как любой ее формат будет вести к ущемлению тех или иных этнических или религиозных меньшинств, который в республике пруд пруди. Однако казахстанские власти, с упорством, достойным лучшего применения, из года в год формируют и развивают националистическую пропаганду. Шельмование прошлого – одна из форм такой пропаганды. В Казахстане представляют Российскую империю и Советский Союз «тюрьмой народов», прославляют соплеменников, воевавших в Туркестанском легионе СС. И забывают, что Российская империя спасла казахов от физического уничтожения восточными соседями – джунгарами и китайцами. Советский же Союз сделал Казахстан могучей индустриальной державой.

Конечно, русофобией страдают далеко не все казахи, и даже не их большинство. Социологические опросы показали, что 90 процентов граждан страны предпочитают смотреть кинофильмы, дублированные на русском, а не казахском языке.

И что с ними, с 90 процентами русофильствующих казахов, делать? Заставить смотреть кино на казахском? Но ведь насильно мил не будешь…

Национальное искусство и национальная наука создаются не по указу начальства, не одномоментно, а, как минимум, десятилетиями, упорного труда просветителей, ученых и творцов.

А когда спешно, по циркуляру из Акорды, приказывается строить «Новый Казахстан», даже не объяснив, в чём должна состоять его новизна – это, товарищи, волюнтаризм и мифотворчество, не более того.

Соглашусь с Ашимбаевым, который указывает на вполне прагматичные причины всех этих спорных и сомнительных культурологических вывертов.

Националисты и традиционалисты «идут в бой с агрессивными лозунгами, которые прикрывают конкретные бюджетные интересы (как отдельных групп, так и целых регионов) и борьбу за политическую и экономическую власть. Интересно и то, что традиционализмом (а по сути архаизацией) порой маскируются личные интересы (многожёнство, педофилия) и классовые (сакрализация власти и запрет на критику)», пишет он.

И это ни для кого не секрет! Под псевдопатриотические лозунги в сегодняшнем Казахстане гораздо легче получить те или иные ништяки от властей, чем под грамотное обоснование реальных целей и стратегических концептов.

«Президент им говорит про “совершенного человека” в творчестве Абая, а элиты воруют деньги со строительства памятников этому же Абая и устраивают скандалы вокруг “неправильных трактовок образа” классика», – пишет Ашимбаев.

Вот и реальная причина расцвета русофобства, пещерного национализма и тяги к псевдоисторической архаике в казахстанских политических кругах.

Так ведут себя не истинные пассионарии, стремящиеся к развитию и процветанию Казахстана, а энергичные и агрессивные жизнелюбы (по Льву Гумилеву), ставящие свой корыстный интерес много выше интересов государственных.

И вот по их адресу спикер мажилиса почему-то критических замечаний не отпускает. А зря.
0
    7 965