Сегодня
430,99    515,29    65,99    5,69
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

За что в Китае страдают казахи: за веру или «терроризм»?

Ирина ДжорбенадзеРосбалт
7 апреля 2021
Ужасающее положение соотечественников в «лагерях перевоспитания» в КНР не дает покоя гражданам РК. Но официальный Нур-Султан глух: главное — практицизм.

О бедственном положении этнических казахов, уйгуров и других исламских народов в так называемых «лагерях перевоспитания» в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) на северо-западе Китая говорилось неоднократно. Периодически эта проблема обостряется и вызывает острые политические дебаты между Китаем и «коллективным Западом» — из-за синьцзянских узников против КНР введены различные санкции со стороны США и Евросоюза.
 
В самой РК ужасающие истории с пытками и прочими противоправными действиями китайских властей в отношении этнических казахов вызывают острую реакцию местного населения. А года три назад создалось впечатление, что и власти, так или иначе, пытаются решить эту проблему. Но, видимо, она оказалась им не по зубам: лезть в дела такого монстра как Китай непрактично и небезопасно. 
 
На днях «новый подход» в отношении соотечественников, содержащихся в лагерях перевоспитания, озвучил на страницах «Казахстанской правды» заместитель министра иностранных дел РК Шахрат Нурышев. Суть его сводится к тому, что Казахстан придерживается политики невмешательства во внутренние дела других государств, в том числе при поступлении обращений от казахстанцев в отношении их родственников, являющихся этническими казахами и гражданами КНР. 

Заметим, в ряде случаев речь идет и об этнических казахах, родившихся в Китае, имеющих вид на жительство в Казахстане, а то и гражданство РК. Нурышеву пришлось признать «актуальность» для населения республики вопроса, касающегося судеб проживающих в Китае казахов — «особенно на фоне … разной информации о ситуации в Синьцзян-Уйгурском автономном районе». 
 
Но вот незадача, ведь по уставу ООН, разъяснил чиновник, ни одно государство не вправе вмешиваться во внутренние дела другого государства. И поэтому при поступлении обращений от граждан Казахстана в отношении их родственников, являющихся гражданами КНР, власти РК «направляют их китайской стороне», то есть опять же «обидчику». Зато, отметил замминистра, Нур-Султан регулярно обсуждает с Пекином вопрос содействия восстановлению разделенных семей. Чиновник особо отметил необходимость дальнейшего развития всестороннего стратегического партнерства с Китаем — «нашим стремительно развивающимся соседом» — и извлечения от такого соседства всех возможных преимуществ. 
 
Если таковые очевидны для властей Казахстана, они весьма сомнительны и неутешительны для значительной части граждан страны, усматривающих в реализации совместных проектов с Поднебесной установление «господства» последней над РК и ее «погружение в долговую яму». Речь, в частности, идет о критике «некоторыми людьми» инициативы Китая «Один пояс — один путь». Нурышев привел «убедительные» доводы в пользу того, что подобные утверждения беспочвенны; китайская инициатива, охватывающая множество государств, открыла новые возможности для их социально-экономического развития. 
 
Собственно, «китайский вопрос», в пересказе чиновника из внешнеполитического ведомства, есть не что иное, как перепев «убаюкивающих» речей первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, ушедшего в отставку, но сохранившего за собой всю полноту власти в республике. Еще пару лет назад, на очередной антикитайской волне в Казахстане, Елбасы назвал страхи в отношении Китая фантомными. И открыто заявил, что только у Китая есть большие деньги для инвестиций: «Мы должны пользоваться этим, но быть умными. Мы поддержали Шелковый путь, потому что он нам очень выгоден». А во сколько оцениваются жизнь, изломанные судьбы и здоровье узников лагерей перевоспитания? 
 
Словом, Нур-Султан явно избегает критики Китая, гражданами которого, заметим, являются более полутора миллионов этнических казахов. Разумеется, не все они узники лагерей, как и не все — законопослушные граждане. Но, как утверждают сами казахи, уйгуры и другие нацменьшинства Китая, а также правозащитники, СМИ, политики, в лагеря многие попадают за «неправильную» веру. Кто-то в них выживает, кто-то — нет. Получить информацию о родных, заключенных в лагеря, дело бесперспективное и небезопасное. 

Довольно вялая реакция официального Нур-Султана и Бишкека (в китайских лагерях содержатся и киргизы) следует только в особо резонансных случаях. «Балансирование», к примеру, Казахстана, свелось к тому, что он предоставил временное убежище четырем этническим казахам, сбежавшим из Синьцзяна и незаконно пересекших границу Казахстана. Им, можно сказать, повезло, но надолго ли: как сложится судьба смельчаков в дальнейшем, неизвестно.  А пока казахские и киргизские «ханы» помалкивают из страха испортить отношения с Китаем, Палата представителей конгресса США подавляющим большинством голосов поддерживает законопроект, в котором осуждается обращение с мусульманами и этническими меньшинствами в Китае, и предлагает ввести санкции против Китая и персонально против официальных лиц этой страны. В частности, законодатели инициировали применение «акта Магнитского» о нарушителях прав человека к главе комитета Китайской коммунистической партии в Синьцзяне Чэню Цюаньго.
 
Отреагировал и Евросоюз, объявивший на днях о новых санкциях за нарушение прав человека в ряде стран, в том числе и Китае. В ответ Пекин ввел санкции против десяти европейских парламентариев, ученых и политиков за вмешательство во внутренние дела СУАР. Тем временем эксперты ООН констатируют: в обширной сети китайских лагерей принудительно содержатся свыше полутора миллионов уйгуров, казахов, представителей других народов, исповедующих ислам. 
 
В общем, Китай, признавший наличие лагерей только в 2018 году, стал давать более сильный отпор тем, кто положение людей, исповедующих ислам в Поднебесной, уже открыто стал именовать «геноцидом». Он продолжает утверждать, что речь идет всего лишь об «учреждениях по перевоспитанию, созданных для борьбы с терроризмом». 
 
Потенциальные террористы в них, возможно, и есть. Но не поголовно же! То, что многие антагонисты Китая пытаются максимально раскрутить тему лагерей из политических соображений, тоже стоит принять в расчет, однако — умеренно, поскольку дыма без огня не бывает. А его сейчас много. И, говоря о Казахстане, власти республики активно помогают Пекину его «рассеять», но не прилагают усилий для освобождения своих соотечественников из китайских лагерей или хотя бы выяснения их реальных судеб — многие считаются пропавшими без вести. 
 
И впрямь: «вмешательство во внутренние дела другого государства» порицается ООН. Но при этом для так называемых «великих держав» этот принцип не работает. А Казахстан к «великим» не относится. С «большим соседом» нельзя иметь даже маленьких разногласий. Тем более, когда он располагает огромными деньгами. 
+1
    4 134