Сегодня
419,66    500,44    64,73    5,62
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Максим Казначеев: Акорда ограничилась половинчатыми решениями, как по составу правительства, так и по составу депутатского корпуса

Эхо КазахстанаЭхо Казахстана
23 января 2021
Известный казахстанский политолог Максим Казначеев ответил на вопросы «Эха Казахстана», прокомментировав сохранение на своих постах прежних руководителей правительства и нижней палаты парламента, выступление президента, заигрывание депутатов с националистической аудиторией и низкую явку избирателей.

— Оставление на своих постах прежнего спикера Мажилиса Нурлана Нигматулина и утверждение в качестве премьера Аскара Мамина, говорят о преемственности прежнего курса?

— М.К. Да, эти назначения были призваны продемонстрировать преемственность политического курса после выборов. Нурлан Нигматулин устраивает Нурсултана Назарбаева и Касым-Жомарта Токаева в качестве ответственного за деятельность депутатов нижней палаты. Хотя вполне мог быть задействован и на позиции акима Нур-Султана или Алматы.

С премьерской позицией Аскара Мамина несколько сложнее – в рамках кризиса прошлого года он не продемонстрировал никаких выдающихся управленческих талантов. В тоже время и замены ему, в равной степени устраивающей как экс-президента, так и действующего президента, не просматривается. По слухам, циркулировавшим в коридорах власти, на пост премьер-министра нацеливался Бауыржан Байбек. Однако властный дуумвират пока не готов рассматривать его кандидатуру – возможно сказывается отсутствие опыта работы с экономическим блоком в правительстве. Бауыржана Байбека можно было бы обкатать сначала на позиции вице-премьера так, чтобы он получил опыт, необходимый для работы на премьерской позиции.

— Как Вы оцениваете заявление президента на первом заседании Мажилиса нового созыва о том, что «системные преобразования будут продолжены»? В частности, речь идет о снижении избирательного порога с 7% до 5% для партий, участвующих в выборах в представительные органы власти, внесении в избирательные бюллетени графы «против всех», а также, в перспективе, о прямой выборности районных акимов для укрепления системы местного самоуправления. Насколько такие реформы способны привести к кардинальным изменениям уже после прошедших выборов?

— М.К. Сами по себе эти изменения обеспечат лишь косметическую трансформацию политической системы. Они должны быть дополнены и другими шагами – в первую очередь необходимо решить вопрос о регистрации новых политических партий.

В наступившем году анонсировано проведение избирательной кампании по выборам акимов сел и аулов. А потому вопрос регистрации новых политических партий мог бы быть ускорен к ее началу – с тем расчетом, чтобы они успели выставить своих кандидатов.

Заявленные президентом инициативы не станут революционными – они уже реализованы в соседних постсоветских государствах. Так например, 5% барьер в парламент уже действует в России, а в Украине и Грузии он и того меньше – 3 и 1% соответственно. Графа «против всех» также не имеет принципиального значения – на прошедших парламентских выборах протестно настроенные казахстанцы имели возможность просто испортить бюллетень, чтобы выразить протест против безальтернативности выборов.

— В связи с тем, что «Ак Жол» использует уже давно национал-популизм в своей пропаганде, а по партийному списку «Нур Отана» прошли некоторые национал-патриоты, не приведет ли это в целом к крену в сторону заигрывания именно с националистической аудиторией с соответствующими решениями, например, в стиле запрета коммунистической идеологии?

— М.К. Заигрывание с националистической аудиторией идет уже давно – достаточно вспомнить декабрьскую кампанию по «борьбе» с российскими депутатами. Она носит все признаки целенаправленной информационной акции, призванной отвлечь внимание казахстанского электората от внутренних проблем страны, а также коррупции в элите.

Достаточно вспомнить информационную картину, предшествовавшую высказыванию Никонова: публикации британских СМИ о замораживании активов Булата Утемуратова, публикации оппозиционных СМИ о возможных коррупционных действиях Тимура Кулибаева при строительстве газопровода в Китай. Все это объективно работало против Акорды в самом начале парламентской избирательной кампании.

И вдруг как по волшебству в самый сложный для власти момент российская сторона полностью переформатировала внутреннее информационное поле Казахстана, помогла Акорде сформировать образ внешней угрозы. О Кулибаеве и Утемуратове все разом забыли. Убежден, что вся эта информационная кампания была инспирирована по заказу Акорды. Если этот инструмент сработал один раз – значит он будет использоваться и в дальнейшем.

Националистическая повестка очень удобна власти – она позволяет играть на самых низменных качествах людей, отвлекать от реальных проблем.

— Низкая явка избирателей в двух самых больших мегаполисах может ли быть индикатором общественных настроений?

— М.К. И да, и нет. Алматы традиционно на выборы не ходит, а потому низкая явка в южной столице – это местная норма, местная особенность. Пять партий, участвовавших в выборах, не смогли привлечь внимание среднестатистического алматинца, побудить пойти на участки для голосования.

Нур-Султан показал низкую явку потому, что власть приняла решение не гнать на выборы бюджетников, не устраивать «карусель» в пользу партии власти. В результате – также низкие показатели явки.

В итоге мы, возможно впервые за много лет, увидели реальное количество политически активных горожан в мегаполисах – и это с учетом проводившейся в течение месяца агитации.

Свой негативный вклад внесла эпидемия коронавируса – многие горожане, особенно активно голосующего старшего поколения, в этот раз прияли решение воздержаться от голосования, не появляться в местах массового скопления людей.

— Как Вы прокомментируете новый состав правительства, который был назначен президентом в этот понедельник? Произошли ли какие-то важные перестановки, которые могут повлиять на дальнейшую работу кабинета?

— М.К. Формирование нового состава правительства прошло практически незаметно, без резонансных обсуждений кандидатур министров в профильных комитетах Мажилиса. Практически все министры сохранили свои посты. В ротацию попали только министерство национальной экономики и министерство труда и социальной защиты населения. Этого слишком мало для того, чтобы говорить о масштабном обновлении исполнительной ветви власти – ожидания масштабной перезагрузки политической системы после выборов не оправдались. Акорда в очередной раз ограничилась половинчатыми решениями, как по составу правительства, так и по составу депутатского корпуса.

Определенные ожидания еще связываются с изменениями в корпусе акимов по итогам избирательной кампании – в частности, с возможным выходом на пенсию нескольких областных руководителей. Кроме того, возможны ротации акимов Нур-Султана и Алматы, обусловленные относительно недавними скандалами с их подчиненными. Но костяк областных руководителей станется на своих местах.
0
    4 466