Сегодня
424,92    500,09    65,92    5,87
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Поднебесная перекладывает заботу о безопасности Средней Азии на Россию

Владимир СкосыревНезависимая газета
21 августа 2021

Коллаж: © Русские в КазахстанеПекин хочет оградить уйгуров от влияния экстремистов


Китай одобрил стратегию развития Афганистана, провозглашенную «Талибаном» (запрещен в РФ). Главное, чтобы была стабильность и ликвидированы сепаратисты, выступающие за отделение Синьцзяна от КНР. А ответственность за закон и порядок в бывших советских республиках должны нести Россия и ОДКБ. Это не исключает взаимодействия Китая с Таджикистаном на отдельных участках границы. Но Пекин никогда не пошлет в одиночку войска в Афганистан, а будет расширять влияние в стране, опираясь на свою экономическую мощь.
    
Министр иностранных дел Китая Ван И в беседах по телефону с коллегами из Турции и Пакистана изложил цели политики Пекина на афганском направлении.
    
Хорошо то, что талибы намерены не позволить другим странам использовать родную землю против других государств, сказал он.
    
Ясно, что это камень в американский огород. Позитивным шагом Ван назвал и обещание талибов создать толерантное правительство и положить конец контрабанде наркотиков. Но главное требование Пекина состоит в том, чтобы они разорвали контакты с террористами, включая «Исламское движение Восточного Туркестана» (ETIM, запрещено в России), которое желает превратить Синьцзян в независимое государство.
    
А главе пакистанской дипломатии Ван напомнил о теракте на севере Пакистана, в результате которого погибли девять китайских специалистов, работавших на объекте Нового шелкового пути, проходящего через эту страну. Чтобы такие инциденты больше не повторялись, нужно внедрить более совершенные механизмы обеспечения безопасности. Учитывая, что Пекин и Исламабад связывают почти союзнические отношения в военной области, это вполне достижимая цель.
    
Куда сложнее обстоит дело с российско-китайским взаимодействием, направленным на то, чтобы пресечь возможное проникновение боевиков в бывшие советские республики Средней Азии. На Западе их территории часто именуют «задним двором России». В Пекине такую терминологию, отдающую колонизаторским душком, отвергают, но тем не менее считают, что раз Москва раньше этим регионом управляла, то ей и следует озаботиться сохранением его безопасности. Конечно, так прямо китайские официальные лица не говорят. Вместо них высказываются ученые эксперты. Например, Пань Гуан, директор исследований Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Академии общественных наук Шанхая, полагает, что странам Средней Азии стоит создать «буферную зону» на границе между Таджикистаном и Афганистаном. А патрулировать ее должны будут подразделения государств – участников Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), руководимой Москвой.
    
В беседе с «НГ» Василий Кашин, старший научный сотрудник Высшей школы экономики, отметил: «Россия всегда подчеркивала, что играет главную роль в региональной безопасности. Китай говорил, что тоже намерен сотрудничать. С ним проходят учения в рамках ШОС. Кроме того, Китай оказывает военную помощь странам Средней Азии, хотя и меньшую, чем Россия. Возможно, в крайнем случае он будет готов пойти на применение силы, но только совместно с ШОС и если сам будет возглавлять операцию».
    
Китай в первую очередь хочет, чтобы в Афганистане установилась прочная власть и чтобы не было исходящей от него террористической угрозы, полагает эксперт. «Воевать в одиночку Китай не будет, только разве что в составе международной коалиции. Скорее он прибегнет к долларовой дипломатии. Может оказать помощь в восстановлении экономики, стать донором страны. При этом допытываться, куда пошли деньги, и вмешиваться во внутренние дела не станет», – заключил Кашин.
    
Правда, на Западе дают иную оценку намерениям Китая, да и России тоже. Один из аналитиков сказал Financial Times, что эти две державы хотят заполнить вакуум, оставленный Америкой. А New York Times утверждает, что у Пекина события в Афганистане вызывают смешанные чувства. С одной стороны, СМИ подают сцены хаоса в аэропорте Кабула как провал имперской политики США. С другой – китайские комментаторы признают, что победа талибов может создать дополнительные риски для Китая. Во-первых, при талибах экстремисты могут перегруппироваться и перенести насилие на соседние страны, в том числе на КНР. Во-вторых, освободившись от афганского груза, США могут выделить больше ресурсов на противодействие Китаю.
    
Джон Делури, профессор колледжа Yonsei в Сеуле, говорит, что «в Пекине скорее нервничают, чем посмеиваются. Ведь США в конце концов выпутались из непопулярной войны и могут теперь сосредоточиться на долгосрочной конкуренции с Китаем». 
+1
    5 055