Сегодня

456,98    489,43    67,33    6,45
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Новый закон о госязыке в Киргизии - это мина под будущее страны

Елена КоротковаМК.ру Киргизия
26 января 2023
Коллаж: © Русские в КазахстанеПо мнению профессора, директора Института русского языка КРСУ имени Бориса Ельцина Мамеда Тагаева, в новом проекте конституционного закона, который приняли в первом чтении в Жогорку Кенеше – много репрессивных и регрессивных мер.

Оптимальным же вариантом для языковой политики Кыргызстана, по мнению ученого, должны стать билингвизм и многоязычие.

На круглом столе в Бишкеке «Роль русского языка в продвижении интеграционных образовательных процессов в СНГ на примере Кыргызстана», который организовал Центр экспертных инициатив "Ой Ордо", Тагаев отметил, что сложившаяся ситуация – это последствия прежней языковой политики в отношении взаимодействия языков.

– Мы уже 30 лет суверенное государство, и вполне понятно, что у нас должна быть своя языковая политика. Но мне кажется, что языковая политика не должна идти в ущерб другим языкам, и, главное, не в ущерб гражданам этой страны. Если проанализировать граждан нашей страны, то каждый третий школьник учится либо в русских классах, либо в русских школах, это около 400 тысяч человек. И это было с еще советского времени. Сейчас в среде [численности] населения страны выстроилась вертикаль людей, которые живут в культурно-языковом пространстве русского языка и культуры, и, как правило, они владеют кыргызским, узбекским и иными языками. Как правило, это тот электорат, на котором держится употребление русского языка. Но в этой ситуации можно вспомнить слова американского промышленника Генри Форда: «У человека есть два мотива поведения – один настоящий, другой тот, что звучит красиво». Когда мы эмоционально-патриотически, на уровне общественного сознания говорим, что кыргызский язык нужен – кто против? Никто. Когда нам на этом уровне говорят, что кыргызский язык нужно развивать, кто против? Никто. Но когда человек остается один на один со своими проблемами, то проявляется его настоящий мотив поведения. Он начинает думать: «Вот мой ребенок хорошо владеет кыргызским, но, чтобы он комфортно жил, получил качественное образование, или, может быть, в качестве мигранта выехал в Россию, его надо отдать в русскую школу». Почему русские школы сейчас пользуются популярностью? Потому что в них более качественное образование, и эти школы открывают окно в широкий мир, – сказал он.

Филолог считает, что следует в языковой политике «гармонизировать отношения между государственным и официальным языками». Сейчас же об этом речи не идет – новый конституционный закон, который уже находится в парламенте, имеет много рисков.

– В проекте закона, который прошел первое чтение, много регрессивно-регулятивных мер. А раз это конституционный закон, то появится и много подзаконных актов, запрещающих многие вещи. Тот, кто ратует за развитие кыргызского языка, кто ратует за гармонизацию между языками, безусловно – патриот. В современном мире, в той же самой Европе, знание несколько языков – норма, а не исключение. Почему это не может стать нормой и в Кыргызстане? И мне кажется, что острием языковой политики должны стать многоязычие и билингвизм, в том числе и в образовании. Репрессивно-регулятивными мерами невозможно продвинуть язык. Есть даже известное латинское выражение «Даже Цезарь не властен над грамматикой». Язык не подчиняется каким-то регулятивным нормам, – напомнил Тагаев.

По мнению профессора, помочь развитию кыргызского языка способны на государственном уровне новые школы. В них кыргызстанцы будут желать отдавать детей, если они станут конкурентоспособными по сравнению с вариантами обучения на другом языке. В этом отношении проект России и Кыргызстана по строительству девяти школ с русским языком обучения на кыргызской территории может быть хорошим примером – предполагается, что школы охватят около 10 тысяч человек. У выпускника, окончившего хорошо оснащенную школу с полным набором учителей-предметников, больше компетенций, а значит, больше шансов на успешный старт на рынке труда в будущем.

– Я полагаю, что кыргызский как государственный язык должен развиваться. Кыргызские школы [с обучением на кыргызском языке] должны давать качественное образование. Для этого нужно укреплять материально-техническую базу уже существующих кыргызоязычных школ, строить новые школы, а не просто спускать «сверху» императивные доклады, – полагает Тагаев. – И мне кажется, именно билингвизм и многоязычие должны стать острием национальной языковой политики. Однобокость и национальная ограниченность ни к чему хорошему не приведут. Потому что все крупные потрясения в различных обществах начинаются с языкового вопроса, их триггером служит всегда был языковой вопрос! Поэтому то, что сейчас принимается у нас – мы закладываем мину под будущее страны. Языковой вопрос – очень чувствительная проблема, к нему надо относиться с осторожностью, учитывая интересы и мнения не только государства, но и граждан.

Отмечает ученый и еще один момент – популярную в республике формулировку «русский как иностранный», которая мало похожа на интеграционную. Ее все чаще используют в Кыргызстане, когда разрабатывают пособия по русскому языку и литературе для кыргызоязычных, узбекоязычных, таджикоязычных школ.

– При создании учебника используют формулировку «Русский как иностранный». Это понятие выбивает нас из постсоветского пространства, а наши методисты даже не задумываются об этом. Мы все время говорим об интеграции, о межгосударственном взаимодействии. Но само слово «иностранный», и сама методика преподавания русского как иностранного в кыргызских школах, если посмотреть учебники, означает, что мы уходим куда-то вне постсоветского интеграционного пространства. Мы становимся на один уровень, например, с Индией, Пакистаном, другими странами в этом вопросе. Для нас же русский язык в Кыргызстане – это не иностранный, а второй языковой код, которым мы охотно пользуемся. И он никак не может быть иностранным, – подчеркнул Тагаев.

Кроме того, неизвестно, проводила ли Нацкомиссия по госязыку какое-либо исследование, чтобы узнать, что думают сами кыргызстанцы о будущем конституционном законе. И в каких сферах каким языком или языками они хотели бы пользоваться.

– Мы [ИРЯ при КРСУ Б.Н.Ельцина, прим.авт.] проводили в 2021 году исследование, и опросили более 3 тысяч человек, получив свыше 62 тысяч ответов о том, как и где по мнению людей должен функционировать русский язык – в образовании и так далее. 98% опрошенных в городах и селах решительно высказывались за русский, только 2% высказались против русского языка. И эти данные красноречиво говорят о языковой ситуации в Кыргызстане, и о том, как граждане республики относятся к русскому языку. Языковая политика обязаны учитывать мнение народа, – заключил профессор.
+1
    6 617