Сегодня
418,41    507,95    64,76    5,69
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Зона свободной торговли ЕАЭС–Иран: взаимные и уже не временные выгоды

Леонид АлексеевРитм Евразии
5 декабря 2020
Иран, Россия и в целом ЕАЭС намерены ускорить трансформацию временного режима взаимной зоны свободной торговли в режим постоянный. И параллельно расширять ассортимент товаров, включаемых в эту зону. Притом с дальнейшим развитием транспортно-логистического обеспечения обоюдной торговли и с более активным использованием приграничных свободных экономических зон. Таковы основные рекомендации конференции Иран–ЕАЭС (состоялась в иранском Бандар-Энзели) и вебинара по торгово-экономическому сотрудничеству Ирана с Евразийским союзом, состоявшихся в середине ноября.

Напомним, с октября 2019 года действует временное соглашение (май 2018 г.) о ЗСТ между Евразийским союзом и Ираном. Объемы их торговли имеют тренд к дальнейшему росту (особенно РФ и Армении с Ираном); до 25% объема взаиморасчетов фактически осуществляются в нацвалютах; доля долгосрочных торговых контрактов между обеими сторонами к настоящему времени почти 30% против примерно 20% в 2017-м (в общей стоимости обоюдных торговых контрактов).

Но сохраняются в этой сфере и проблемные вопросы, например в синхронной работе логистических структур обеих сторон, в своевременном обмене внешнеторговой информацией, пока не разработаны подробные межгосударственные балансы спроса-предложения товаров и услуг. По примеру зарубежных зон свободной торговли целесообразен также реестр предприятий/компаний – участниц ЗСТ Иран–ЕАЭС.

В этой связи заметим, что за рубежом не только увеличивается число таких зон, но и расширяется ассортимент внутризональной свободной торговли. Причем с наличием соответствующего реестра хозяйствующих субъектов-участников. Характерно и то, что преобладающая часть совместных производств в таких ЗСТ концентрируется именно в приграничных и/или припортовых свободных экономических зонах стран-участниц.

Именно по такому комплексному принципу сформирован к середине ноября обширный Азиатско-Тихоокеанский режим свободной торговли в составе КНР, всех стран Юго-Восточной Азии, Австралии и Новой Зеландии.

Означенные и смежные вопросы обсуждались в ходе упомянутых выше конференции и вебинара. Так, генеральный директор припортовой свободной зоны Бендер-Энзели Реза Масрур акцентировал внимание на том, что такого рода зоны всё активнее участвуют не только в торговых связях. Актуально привлечение инвесторов Ирана и стран ЕАЭС в создание в этих зонах совместных производств, в реализацию проектов в сфере логистики.

В этой связи, как считают профильные эксперты обеих сторон, в контексте дальнейшего развития ЗСТ Ирана и ЕАЭС представляется целесообразными сближение, а в идеале – унификация правовых, таможенных и других условий работы свободных экономических зон (СЭЗ) в столь обширном евразийском ареале.
 
Кстати, напомним, что в конце октября 2017 г. в Астрахани было подписано соглашение между прикаспийской СЭЗ «Энзели» (Иран) и особой экономической зоной «Лотос» (Прикаспийский район Астраханской области РФ), предусматривающее в том числе привлечение иранских компаний в эту астраханскую зону. В рамках документа ОЭЗ «Лотос» резервирует участок в 20 га для размещения производственных предприятий Исламской Республики Иран, а управляющая компания СЭЗ «Энзели» стимулирует размещение там же иранских резидентов. В свою очередь, поощрение аналогичного тренда для российской стороны предусмотрено в той же иранской СЭЗ «Энзели».

А в более широком контексте, по мнению Сохраба Асса, управляющего по международным делам иранского Национального инновационного фонда (ИНИФ), растущая взаимозаинтересованность в развитии торгового сотрудничества между Ираном и ЕАЭС ставит в повестку дня постоянное соглашение по ЗСТ с расширением ее товарного ассортимента, базирующееся «на взаимном доверии, прозрачности и упрощении процедур торговли. С развитием более эффективного коммуникационного взаимодействия между участниками зоны».
 
Пока в действующую ЗСТ включено не меньше трети всего обоюдного внешнеторгового ассортимента Союза и Ирана: в основном это сельхозпродукция и продукты ее переработки. Но текущий и перспективный взаимный спрос способствует тому, чтобы в эту зону включались, к примеру, хлопок-сырец и продукты его переработки (особенно в сегменте иранского экспорта в ЕАЭС), продукция глубокой переработки нефтегазового сырья, энергооборудование и его комплектующие, фармацевтические продукты и сырье для их изготовления. Такой подход к развитию ЗСТ предлагается многими предприятиями и компаниями Ирана и стран Евразийского союза. То есть к настоящему времени всё более актуальна индустриализация торгового ассортимента в рамках данной ЗСТ.

Что же касается логистики и смежных с ней процедур, этот сегмент становится, как отмечалось, более приспособленным для обслуживания растущих грузопотоков между Союзом и Ираном. Скажем, Энзели, основной иранский порт на Каспии (северо-западная провинция Гилян), увеличил за январь-сентябрь с. г. почти наполовину объем перевалки/обработки грузов взаимной торговли. А в соседней прикаспийской провинции Мазендаран местная Организация дорожного обслуживания недавно предоставила право свободного въезда-выезда российских грузовых авто (ныне следующих исключительно через Азербайджан). По словам Аббаса-Али Наджафи, гендиректора этой организации, такое решение принято для снижения взаимных транспортных расходов, ускорения грузоперевозок и облегчения торговых связей Ирана с ЕАЭС и странами всей Центральной Азии.

Таким образом, российские грузовые авто смогут беспрепятственно пересекать иранскую границу и с центральноазиатскими странами (так как провинция Мазандаран – невдалеке от ирано-туркменской границы).

Заметим, что в товарное расширение ЗСТ и в её новый правовой статус (в рамках постоянного соглашения) вполне вписывается многосторонний проект электроэнергетического коридора РФ (Северный Кавказ) – Закавказье – Иран в обоих направлениях. Реализацию такого проекта (впервые заявленного еще в конце 1960-х СССР и Ираном) намечено завершить ко второй половине 2020-х. Такой «мост» обеспечит посредством оперативных взаимопоставок  заблаговременное предотвращение дефицита электроэнергии в странах-участницах благодаря синхронной работе их электроэнергетических мощностей.

Но не только: предусмотрены также совместные резервы избыточной электроэнергии и экспорт части этого «избытка» в соседние с коридором страны. Напомним, что в данном проекте заинтересованы также соседние с Ираном Ирак и Сирия; возможен реэкспорт электричества в сопредельные Туркменистан или Афганистан. Более того, в тот же коридор из Ирана может включиться и Катар, поскольку проект ирано-катарского электромоста поддержан на переговорах 10-11 ноября с. г. в Тегеране советника министра энергетики Ирана Мохаммада Али Фарахнакяна с генеральным директором Катарской государственной водно-энергетической компании Иссой Аль-Кувари.

Основой же вопрос торгово-экономического сотрудничества Ирана и Евразийского союза – заключение постоянного соглашения по обоюдной ЗСТ – намечено решить к концу текущего года. Если подробнее, то, согласно положениям временного соглашения, в июле инициировано, по словам министра по торговле ЕЭК Андрея Слепнева, «решение о начале переговоров о постоянном соглашении». Уже получены одобрения такого решения со стороны Коллегии и Совета ЕЭК. А принятие данного решения Высшим Евразийским экономическим советом ожидается до конца 2020 г.

Скорее всего, будет расширен ассортимент обоюдной ЗСТ: это, повторим, предлагают многие бизнес-структуры стран Союза и их иранские партнеры.

Разумеется, предстоит решить в данном контексте немало вопросов: это реестр предприятий-участниц ЗСТ, недопущение незаконного реэкспорта товаров и услуг, конкурентоспособность взаиморасчетов в нацвалютах, ускорение таможенных процедур. Решение этих и сопутствующих вопросов, безусловно, повысит и геополитическую значимость масштабного экономического партнерства Евразийского союза с Ираном.
+2
    3 712