Сегодня
424,84    453,6    63,91    7,3
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Эксперт о блэкауте в Центральной Азии: как республикам выйти из энергокризиса

Алексей СтефановСпутник Казахстан
26 января 2022
Главный редактор портала "Геоэнергетика" Борис Марцинкевич объяснил отключения электричества так: "технические проблемы между севером и югом Казахстана наложились на климатический казус – засуху в соседних странах"

Во вторник, 25 января, утром в Казахстане, Кыргызстане и Узбекистане неожиданно пропало электричество, что парализовало привычную жизнь: перестали работать светофоры, банкоматы, троллейбусы, в Ташкенте встало метро и "зависли" туристы на канатной дороге на горнолыжном курорте Амирсой. Не говоря уже о мобильном интернете и бытовых потребителях электроэнергии, которые также столкнулись с коллапсом.

Ситуацию с энергетическим кризисом и путями выхода из него корреспонденту Sputnik прокомментировал публицист и физик-теоретик, главный редактор портала "Геоэнергетика" Борис Марцинкевич.

"Начнем с Казахстана. Там есть две энергосистемы – север, живущий на экибастузском угле, и газовый юг. То, что связь между ними недостаточна, было очевидно еще в позднее советское время. Казахстан старался эту связь усиливать, построил дополнительную высоковольтную ЛЭП, но одну. Эксплуатировать ее бесконечно невозможно, рано или поздно возможен сбой. А дублирующую линию построить они не успели. Кроме того, отопительный сезон в этом году вынужден был начаться с системной поставки энергии из России. Связано это как с ростом потребления, так и с работой майнеров, которые массово переместились (в Казахстан) из Китая", - пояснил эксперт.

Борис Марцинкевич отметил: министерство энергетики на момент переговоров с "Интер РАО" сообщало, что вынужденные поставки энергии в Казахстан будут продолжаться не только в течение этого отопительного сезона, но и на протяжении следующих пяти лет. Это то время, которое требуется Казахстану, чтобы привести все в порядок. Для этого необходимо будет построить, как минимум, еще одну линию электропередач.

О том, что такие сбои возможны, говорилось еще в советские времена, когда все республики входили в одну большую страну, рассказывает собеседник. Именно поэтому было решено построить единое водно-энергетическое кольцо Центральной Азии, которое было закончено только в 1990 году. В нем горные республики Кыргызстан и Таджикистан должны были накапливать у себя воду в зимний период, спуская ее по весне, чтобы обеспечивать Казахстан, Узбекистан и Туркменистан водой, необходимой для ведения сельхозработ. А те, в свою очередь, должны были за это обеспечивать "верхние горные республики" электроэнергией за счет тепловой генерации, поскольку "в каждой из этих республик есть газовое месторождение, угольное".

"Идея была понятна, но после 1991 года в силу разных обстоятельств работа энергетической системы была нарушена. В советское время планировалось, что центральная диспетчерская система будет находиться в Ташкенте. Не в силу наличия узбекского лобби в Политбюро, а просто исходя из логики. Узбекистан - единственная из центральноазиатских республик, которая граничит со всеми остальными. Но дальше случилась борьба политических самомнений, и все рассыпалось. Только в 2018 году страны подписали соглашение, что это кольцо будут восстанавливать", - говорит Марцинкевич.

Однако в этом году в Кыргызстане случилась засуха, из-за чего не удалось набрать необходимое количество воды в водохранилищах – уровень слишком низок. Соответственно, на момент этого сбоя кыргызстанцы встали перед дилеммой: если спустить воду сейчас, это может сорвать весенне-полевые работы, времени на восстановление запасов воды уже просто не хватит, поясняет эксперт. Выбор получился непростой: спустить воду и не дать замерзнуть людям, но на момент посевных работ остаться без воды. Значит, нечего будет кушать. И если электроэнергию еще можно будет получить из России, то воду – нет.

Но этого кризиса не случилось бы, если бы центральноазиатские страны действовали быстрее, говорит собеседник. У стран Центральной Азии были переговоры с "Росатомом", имеются устные и даже письменные договоренности, "вокруг которых они достаточно долго ходят, думают".

К примеру, в 2018 году с Узбекистаном подписано соглашение о строительстве АЭС, но до обязывающего контракта стороны так и не дошли. Есть планы сделать это в текущем году, но в таком случае введение двух блоков возможно только к 2028 году. Или переговоры Кыргызстана с "Росатомом" по строительству АЭС малой мощности. Она сможет заработать тоже не раньше 2028 года.

"Можно ли эти работы ускорить? Это предмет переговоров. Хотя атомщики торопиться не любят. У них проблема номер ноль – обеспечить радиационную безопасность. Тут лучше лишний год поработать", - говорит Марцинкевич. И оговаривается, что сложившаяся сегодня ситуация может подстегнуть страны ЦА "думать быстрее".

Эксперт считает, что сейчас надо уже не только впятером решать эти проблемы - без участия России не обойтись. Наиболее оперативно проблему с российской помощью можно решить через Казахстан, все упирается только в дополнительные транзитные линии.

"На мой взгляд, без участия России невозможно выйти из этой кризисной ситуации, - говорит Борис Марцинкевич. – Сейчас самое главное - выяснить, почему так сложилось, после чего необходимо провести совещание с участием руководства энергетического сектора не только республик стран Центральной Азии, но и России. Разрабатывать план, в каком темпе работать по договорам. И, может, договориться с "Росатомом". А также провести переговоры с "Газпромом", чтобы он выручил хотя бы в первое время с поставками газа".

По словам эксперта, это предложение может быть привлекательным, потому что в таком случае может быть задействован "Газпром энергохолдинг". "Думаю, "Газпрому" это будет крайне приятно, потому что в таком в таком случае он будет поставлять не кубометры природного газа, а киловатт-часы".

В любом случае сейчас все зависит от того, как на сложившуюся ситуацию будут реагировать руководители центральноазиатских государств, подчеркнул Борис Марцинкевич.
+2
    6 912