Сегодня

469,17    495,07    67,46    7,56
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Газовый рынок ЕАЭС: хватит ли трех лет для сближения позиций?

Алексей БалиевРитм Евразии
3 сентября 2022
Коллаж: © Русские в КазахстанеВ киргизском курортном городке Чолпон-Ате на Иссык-Куле 25-26 августа состоялось очередное заседание Евразийского межправительственного совета в узком и в расширенном составе, в котором, помимо глав правительств государств – участников Союза, принимали участие представители Азербайджана, Кубы и Узбекистана. Среди рассмотренных вопросов – проект соглашения об учреждении Евразийской перестраховочной компании, перечень приоритетных инфраструктурных проектов в сфере транспорта, ход работы по устранению препятствий на внутреннем рынке ЕАЭС, а также меры по расширению использования национальных валют при взаимной торговле.

Особое место в повестке дня Союза, причём уже не первый год, занимает согласование проекта договора о формировании общего рынка газа. Двумя неделями ранее сообщалось о согласовании главами профильных ведомств государств – участников ЕАЭС ряда базовых параметров, включая определения покупателя газа, свободной мощности, трансграничной транспортировки и поставки газа, отдельные вопросы регулирования общего рынка газа и взаимодействия операторов газотранспортных систем. «Поиск решений по неурегулированным вопросам будет продолжен на более высоком уровне для выработки взаимоприемлемых предложений, которые могут стать основой для будущих компромиссов по чувствительным вопросам», – рассказал тогда министр энергетики и инфраструктуры ЕЭК Арзыбек Кожошев, под председательством которого шло заседание, отметив как динамику в разрешении вопросов, по которым долго не удавалось прийти к согласию, так и готовность сторон к конструктивному диалогу.

А 17 августа представители уполномоченных органов стран евразийской «пятёрки» совместно с операторами специализированных площадок обсуждали порядок биржевых торгов газом в рамках формирования всё того общего газового рынка ЕАЭС. «Документ находится в высокой степени готовности. Фактически остались неурегулированными несколько вопросов», – сообщил директор департамента энергетики ЕЭК Вадим Закревский. Рассмотрен принципиальный вопрос разделения торговых сессий для общего и внутреннего рынков, обсудили вопросы осуществления клиринга, лицензирования участников торгов и валюты, цены биржевого товара. Согласно справке на сайте ЕЭК, «порядок осуществления биржевых торгов газом в рамках формирования общего рынка газа ЕАЭС входит в пакет нормативной базы для запуска общего рынка газа Союза, где ключевым является международный договор о формировании общего рынка газа Союза. При этом порядок биржевых торгов рассматривается как своего рода модельный проект, при помощи которого на первом этапе формирования общего рынка газа Союза планируется отработать механизмы для либерализации торговли газом в условиях общего рынка. Порядок биржевой торговли будет действовать до вступления в силу правил торговли газом на общем рынке газа Союза, разработка и принятие которых предусмотрено в 2023 году (выделено нами. – Авт.)».

Ценообразование на газ в Союзе, исходя из биржевых цен, без межгосударственного регулирования нижнего и верхнего ценовых пределов может привести к их частым перепадам, а также к растущему влиянию на эти цены мировой газовой конъюнктуры, особенно восточноазиатской и европейской (поскольку именно данные рынки импортируют газ из ЕАЭС в основном по долгосрочным контрактам). В случае же дальнейшего увеличения этих поставок ввиду выгодных экспортных цен и контрактов влияние внешней газовой конъюнктуры может оказаться решающим на внутрисоюзные биржевые цены в газовой сфере, тем более если будет отсутствовать межгосударственное регулирование диапазонов этих цен.

Кроме того, складывается впечатление, что на общий рынок газа и, возможно, других энергоносителей, включая сферу транспортировки (транзита), будут допускаться только естественные монополии. Представляется, что упомянутые и смежные вопросы следует решать на основе равноправного доступа к ресурсам и газотранспортным сетям, с учётом межгосударственного баланса спроса и предложения на трубопроводный газ и основные продукты его переработки.

Ранее высказывались оптимистичные прогнозы о возможности подписания «евразийского» договора о формировании общего рынка газа уже в текущем году, однако разногласия, по-видимому, остаются. Ещё в конце мая председатель Коллегии ЕЭК Михаил Мясникович заявлял о сохранении по этому направлению ряда серьёзных проблем, среди которых – формирование тарифов на прокачку газа, вопросы регулирования импорта его импорта из третьих стран (Азербайджан, Узбекистан, Туркменистан и др.), а также исполнение долгосрочных соглашений, заключённых ранее в рамках ЕАЭС. «А вообще мы рассматриваем все эти вопросы под углом зрения функционирования естественных монополий», – добавил М. Мясникович, фактически намекая тем самым на невозможность их решения без учёта позиции «Газпрома» и его контрагентов.

Всё это, как говорится, не ново под луной и обсуждается годами, оставаясь «камнем преткновения» в переговорах по созданию общего газового рынка ЕАЭС. Стремление российской стороны так или иначе регулировать газовый транзит, обусловленное элементарной географией, встречало возражения со стороны партнёров. Однако приближающийся дефицит газа в крупнейших государствах Центральной Азии – Казахстане и Узбекистане – объективно подталкивают их к более тесному сотрудничеству с Россией. Так, по словам министра энергетики Казахстана Болата Акчулакова, национальная компания QazaqGaz ведёт переговоры с «Газпромом» об условиях возможной газификации северных и восточных регионов Казахстана. На начальном этапе предполагается поставка примерно 4 млрд кубометров газа с возможностью роста до 7-10 млрд кубометров. Определены и наиболее оптимальные маршруты газопроводов: Барнаул – Рубцовск – Семей (Семипалатинск) – Усть-Каменогорск с веткой на Павлодар примерной протяженностью 1 тыс. км; второй вариант: Ишим – Петропавловск – Кокшетау – Нур-Султан примерной протяжённостью 644 км.

В силу ряда объективных факторов наличие значительных собственных запасов энергоресурсов, разрабатываемых преимущественно зарубежными консорциумами, практически никак не влияет на перспективу внутреннего дефицита природного газа, с которым Казахстан может столкнуться уже в 2023 г., о чём в середине июля сообщил на расширенном заседании правительства президент Касым-Жомарт Токаев. Газовая отрасль играет ключевую роль в экономическом и социальном благополучии республики: «За счёт введения новых промышленных объектов и газификации страны потребление газа на внутреннем рынке ежегодно увеличивается. За последние 10 лет объемы потребления газа на внутреннем рынке выросли более чем в два раза – с 9 до 19 млрд кубометров».

Переориентацию газа с экспортного на внутренний рынок глава государства считает вынужденным шагом, ведущим к потере валютной выручки и ухудшению торгового баланса, и «для решения данной проблемы необходимы системные меры, в том числе по увеличению ресурсной базы и переработки газа. Только нарастив добычу и переработку газа, государство сможет получать экспортную прибыль и в полной мере обеспечивать внутренние нужды». Правительству поручено проработать налоговые преференции для новых проектов по добыче газа и чётко распределить функции между соответствующими национальными компаниями.

В этой связи возникает вопрос: возможно ли решить столь непростую задачку без формирования общих энергетических рынков? Очевидно, нет, однако интересы развития ЕАЭС не вполне соответствуют устремлениям национальных бюрократий и монополистов. На этапе формирования Союза «больше всего рассчитывали на то, что будут сформированы ключевые рынки интеграции: инфраструктура, транспорт, включая трубопроводный, рынок энергетики, нефти и газа, урана, угля и т. д. После чего можно было бы говорить о том, что созданы все необходимые условия для промышленной, агропромышленной интеграции, для формирования общего рынка капитала, услуг и т. п., – говорит киргизский экономист Кубат Рахимов. – Но мы столкнулись с противодействием нефтегазовых монополистов России и Казахстана. Каждый из них занял свою позицию, у каждого была своя картина мира. Казахстан успешно продавал свою нефть за пределы Таможенного союза через КТК. Казахстанские монополисты, у которых были свои покупатели, не согласовывали свои планы ни c ЕЭК, ни с другими евразийскими структурами. Это же касается казахстанских нефтяников, связанных с Китаем. Впрочем, это суверенное право казахской стороны…».

Но точно такие же «суверенные права» есть и у остальных, и едва ли взаимным договорённостям имеется разумная альтернатива. Страны Евразийского экономического союза продолжат работу над соглашением об общем рынке газа, сообщила на брифинге по итогам прошедшего 25-26 августа заседания Евразийского межправительственного совета официальный представитель ЕЭК Ия Малкина.

Судя по отсутствию конкретики по «газовому» вопросу в сообщениях с берегов Иссык-Куля, можно уверенно предположить, что согласовать все спорные вопросы до конца так и не удалось. Остаётся лишь надеяться, что укрепление взаимовыгодных двусторонних связей между Россией и её соседями в энергетической сфере рано или поздно придаст дополнительный импульс и соответствующим процессам в рамках более широких интеграционных объединений.
0
    6 005