Сегодня

466,44    487,71    69,65    8,56
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

О казахстанском патриотизме замолвите слово…

Кенже ТатиляCentral Asia Monitor
14 июня 2013

Патриотизм без прибежища


Категория “патриотизм”, пожалуй, одна из самых, если можно будет так выразиться, “заболтанных”. Ею манипулируют кто во что горазд. Государственные органы, когда им необходимо провести заведомо непопулярные меры. Политики, когда начинается очередной сезон электоральных “тараканьих бегов”. Национал-популисты, когда их одолевает очередной приступ политического словоблудия.


В итоге эта, в общем-то, вполне востребованная и необходимая идеологическая субстанция постепенно трансформируется в нечто неудобоваримое. Слыть патриотом – это почти что признаться в чем-то не совсем приличном.


Но ведь, по сути, патриотизм – это одна из важных скреп, которая консолидирует любое общество. В цивилизованном мире слыть патриотом не зазорно. У них он проявляется в самой разнообразной форме: от фанатичной преданности своему любимому спортивному клубу и до подчеркнуто уважительного отношения к государственным символам.


Приходилось не раз наблюдать, как современные тинейджеры с замиранием сердца смотрят на кадры из голливудских фильмов, в которых показывают ритуал передачи государственного флага семьям американцев, погибших при исполнении служебного долга. Казалось бы, мелочь, но до чего точно и тонко обыгрывается в их кино тема патриотизма! А у нас же государственный флаг используется в качестве подручного средства при уборке территории. Думается, этот скандальный случай надолго запомнился нашим гражданам.


Так нужен нам патриотизм или нет? Каким ему быть? Как его культивировать? Мы решили выяснить мнение по этому поводу известных казахстанских граждан, адресовав им следующие вопросы:


1. Казахстанский патриотизм. Что под этим подразумевается? Каким должно быть его конкретное наполнение?


2. Каковы критерии деления на “патриотов” и “непатриотов”?


3. Как надо и как не надо воспитывать патриотизм?

 

Дать шанс каждому!


Нуртай Мустафаев, руководитель Аналитического Центра “Наше Дело”:


1. В понимании патриотизма у нас в Казахстане – полный разброд и шатания. Образно говоря – заблудились в трех соснах. Эти три сосны, или три вектора, в которых все блуждают, – 1) официоз, 2) линия казахских нацпатов, 3) гражданское понимание патриотизма, или здравый смысл простых казахстанцев как граждан страны.

 

Согласно официозу – это так называемый государственный патриотизм, который на практике сводится к почитанию государственных символов, герба, флага, лояльности к государству и даже к политическому режиму. При этом всегда много говорится о достижениях государства, но только не о показателях, отражающих уровень жизни человека. Почему-то официозный патриотизм – это отвлеченные макроэкономические показатели ВВП, совершенно непонятное стремление войти в числи 50 наиболее конкурентоспособных государств мира, но никак не в топ-рейтинг по уровню качества жизни простых граждан.

 

Для казахских национал-патриотов превыше всего казахская нация и кровь. Под казахской нацией они понимают лишь казахов. Всех остальных казахстанцев – русских, узбеков, уйгуров и других – они именуют “диаспоры”. Другими словами – “чужаки”, “пришлые”, поскольку термин “диаспоры” во всех словарях означает “часть этноса, проживающая вне страны своего происхождения”. Казахская нация и казахский этнос у них – это одно и то же. Потому у национал-патриотов в основе общность происхождения, кровь.

 

В мире приняты два основных критерия предоставления гражданства – право крови (лат. jus sanguinis) и право почвы, земли (лат. jus soli). И потому у казахских национал-патриотов во главу угла ставится принцип крови, этническая репатриация оралманов, этническая солидарность казахов. Тем самым нацпаты выбрасывают за борт всех граждан страны – неказахов.

 

Есть и третье, граждан­ское понимание казахстан­ского патриотизма, которое подразумевает любовь к Родине, своей стране, ее природе. А также к родному городу, селу, в котором родился, двору, в котором вырос. А еще к семье, родным и близким. Но никак не к политическому режиму или же представителям своей этнической группы. Только таким и может быть понимание казахстан­ского патриотизма, да и вообще патриотизма в современном государстве.

 

Сами современные нации – вовсе не трансформировавшиеся древние этносы! Нация и этнос ровным счетом не имеют ничего общего. Первые нации-государства, Франция и США, возникли лишь в конце 18 века, германская и итальянская – в конце 19 века, остальные нации-государства возникают лишь в 20 веке. В современных нациях-государствах государство – это система политических институтов, нация – все граждане страны. В Казахстане нация – совокупность всех граждан: казахов, русских, узбеков, уйгуров, немцев и других, вне зависимости от национальности. Заметьте, не подданных, как в средневековье, а граждан.

 

А это значит, что Казахстан – моя страна, моя Родина, я здесь вырос, живу. И это значит стремление обустраивать свою страну, свой город, двор. И, если потребуется, защищать родных и близких, семью, товарищей – с оружием в руках.

 

2. Наше общество в период независимости почему-то бросает из крайности в крайность. Сначала, в первой половине 1990-х годов, понятие “патриотизм” было ругательным, по инерции ассоциировалось с советским периодом.

 

В то время мы с Сабитом Жусуповым написали книжку “Казахстанский патриотизм”. Помню, какой вой тогда поднялся в наших т.н. “либеральных”, “демократических” СМИ. В те времена при слове “патриотизм” с ходу навешивали ярлыки “красно-коричневые” и т.д. Ведь в те приснопамятные годы в моде, в тренде были бездумное, совковое западничество и космополитизм.

 

С середины нулевых (если точно, то с 2004 года) в обществе – разворот на 180 градусов. Многие ударились в другую крайность – т.н. “национал-патриотизм”. Вдруг все быстро, на ходу “перековались” в казахских национал-патриотов. Даже совершенно напрасно именовавшие себя демократами, демократической оппозицией, быстренько “переобулись” в казнацпатов, “националистов”.

 

На самом деле право именовать себя патриотом – нелепая самонадеянность. Никто не может приватизировать патриотизм. Известна излюбленная у безграмотных в своем большинстве т.н. “либералов” крылатая фраза: “Патриотизм – последнее прибежище негодяев!”, которой они придают негативный смысл.

 

Казахские нацпаты, наоборот, беспрестанно и повсюду кричат “мы патриоты”, “мы националисты”. Но настоящие патриоты никогда не бьют себя в грудь и не кричат о любви к Родине. Не устраивают свары в своей же среде и не кричат “мы настоящие патриоты, а вы не настоящие”. Не именуют в пику своим бывшим соратникам партию с приставкой “нагыз” (настоящий), не устраивают разборки по поводу бренда “Азат”. И тем более не делят казахов на “нагыз” и “шала”.

 

Так что патриот не тот, кто кричит на каждом углу о любви к Отчеству. Английский литератор XVIII века Сэмюэл Джонсон изрек фразу “Патриотизм – последнее прибежище негодяев” в отношении своих оппонентов, псевдопатриотов, которые кричали на всех углах о своем патриотизме и любви к Отечеству. И ныне т.н. “демократы” лишь прикрываются патриотизмом, разыгрывают “этническую” карту, а национал-патриоты из среды творческой интеллигенции тоже прикрывают лишь свои узкокорыстные интересы вытеснения русского языка из СМИ, культуры, искусства. Тем самым стремясь стать востребованными, единственными в моноэтничной, моноязыковой среде. Победить более успешных коллег неконкурентными способами, в неконкурентной борьбе.

 

Критерий деления на “патриотов” и “непатриотов” простой: любовь к стране, семье, близким, своему городу, двору, дружба и верность друзьям детства. С чего начинается Родина? “С той песни, что пела нам мать, с хороших и верных товарищей, живущих в соседнем дворе”, как очень верно поется в известной песне; с верности “ребятам с нашего двора” (Н.Расторгуев “Ребята с нашего двора”). Такие критерии.

 

Патриотизм – это не навязчивое стремление к власти, не свары из-за включения в партсписки на выборах, не покупка партии за миллион долларов, не двуличие, когда в фэйсбуке с утра до глубокой ночи национал-патриоты злобно строчат: когда же “русскоязычное поколение передохнет, а дети оралманов подрастут и займут опустевшие ниши” (совсем недавно на эту особенность псевдопатриотов указал редактор одного популярного интернет-издания).

 

При этом неказахи – коллеги по работе, соседи по подъезду – даже не подозревают, что пишут их такие интеллигентные знакомые из числа подобных “патриотов”, которые ждут не дождутся, когда они, русскоязычные, все “передохнут”.

 

3. Сейчас трудно говорить, что наш патриотизм крепок и развит. Слишком глубокая пропасть между элитой и контрэлитой с одной стороны и миллионами простых граждан, которые еле-еле сводят концы с концами, – с другой. Пойдет ли парнишка из бедной аульной или городской семьи защищать государство, если и элиты, и контрэлиты живут в Лондоне?

 

Но это только сейчас ни для кого не является секретом. Об этом становится известно лишь, когда у представителей этих групп возникают проблемы с органами правопорядка. И у Кажегельдина задолго до эмиграции были виллы в Бельгии, и у Храпунова были заранее приобретены особняки в Швейцарии. Или совсем недавний пример: у беглого акима Бергея Рыскалиева, как оказалось, давным-давно, задолго до объявления в розыск, семья живет в Лондоне. И таких примеров множество, в том числе у той ее части, которая именует себя оппозицией. Национал-патриот и экс-лидер одной оппозиционной партии учит нас всех любить Родину, но при этом, давно живет… в Лондоне.

 

Надо воспитывать не государственный, а граждан­ский патриотизм. Государственный патриотизм, который пропагандируется во всех государственных СМИ, крайне формализован. От того, что на государственных телеканалах будут постоянно и монотонно твердить, что патриотизм – это хорошо, что мы должны гордиться государством, какими-то отвлеченными макроэкономическими параметрами – патриотизма не станет больше.

 

Надо отказаться от отвлеченной, совершенно абстрактной цели войти в число 50-ти наиболее конкуренто­способных государств. Это никого не “цепляет” и не может “цеплять”. А надо ставить всем понятную и близкую сердцу, интересам каждого цель – войти в лидирующую группу стран мира по показателям уровня качества жизни человека.

 

Надо прививать гражданский патриотизм, основанный на любви к стране, Родине, родному городу, двору, кварталу, в котором вырос, родной школе, в которой учился. Надо опираться на самые простые, базовые ценности семьи, дружбы вне зависимости от национальности, верности друзьям детства, юности. На том, что каждый должен быть профессионалом в своем деле, что мы не просто декларируем равные права, но и стремимся к обществу равных возможностей. Вот тогда и будет Патриотизм. Настоящий. Если во главу угла будет поставлен принцип: “Дать шанс каждому!” Не на словах, а на деле.

 

Патриотизм придет с демократией


Канат Кабдрахманов, писатель:


1. Любовь к родине не может быть односторонней. Нельзя ожидать любви к родине от гражданина, если родина его ни во что не ставит. Имею в виду процедуру выборов. Мы знаем, что результат выборов всегда получается тот, который нужен тем, кто эти самые выборы организует.

 

Когда я голосую, я знаю, что мой голос не будет иметь ровно никакого значения. Что мой голос ни в малейшей степени не влияет на положение дел в стране. Отсюда я делаю логичный вывод: если мое мнение гражданина ровно ничего не значит, то это означает, что эта страна мне не принадлежит. Она принадлежит кому-то, но не мне. И ни одному другому рядовому гражданину.

 

Повторяюсь: любовь к родине не может быть односторонней.

 

До тех пор, пока страна будет находиться под властью авторитарного режима, граждане не будут чувствовать никакого патриотизма. В противном случае они были бы глупцами.

 

2. Те, кто бьет себя в грудь, называя себя патриотами, есть на самом деле кто угодно, но только не патриоты. Они националисты, шовинисты, дураки, но отнюдь не люди, носящие в себе осознанный гражданский патриотизм. Потому что его не может быть в это время и в этом месте.

 

3. Мы все как один станем искренними патриотами, когда увидим, что страна на самом деле принадлежит нам, гражданам. А это может случиться только при демократии.

Не патриотизм надо воспитывать, потому что он образуется сам собой при соответствующих условиях, а обеспечить гражданам весь спектр гражданских прав. Когда гражданские права станут осязаемой реальностью, в тот же день мы все поголовно станем патриотами нашей страны.

 

Министерский критерий патриотизма


Для полноты картины мы решили выяснить точку зрения по этому вопросу представителей официальных структур. На нашу просьбу любезно откликнулся вице-министр культуры и информации Арман Кырыкбаев.


- Казахстанский патриотизм: что под этим подразумевается? Каковы критерии деления на “патриотов” и “не патриотов”?

 

- Вы задали одновременно простой и довольно сложный вопрос. Ведь, несмотря на множество существующих определений патриотизма, каждый человек понимает его по-своему. Для меня патриотизм, казахстанский патриотизм – это, прежде всего, глубокая сопричастность к судьбе своей Родины – Казахстану. Однако важно, чтобы такая сопричастность проявлялась не только в каком-то созерцании, чувствах и философских размышлениях об Отчизне, но и в каждодневных поступках и поведении. Безусловно, высшим проявлением патриотизма является готовность к самопожертвованию во имя Родины.

 

Одним из емких определений я считаю слова главы государства в своем выступлении на XII сессии Ассамблеи народа Казахстана: “Это любовь к своей Родине и земле, огромное уважение к ее истории и культуре, вера в собственные силы каждого и сплоченность всего общества”.

 

Может быть, я не буду оригинальным, но вот именно такая трактовка лично для меня выступает четким критерием патриотизма.

 

- Насколько важно освещение темы патриотизма в рамках государственного информационного заказа?

 

- Начнем с того, что основы патриотизма все же должны прививаться в семье, что называется, “впитываться с молоком матери”. Безусловно, огромную роль здесь играет государственная система образования и воспитания.

 

Вместе с тем в наше время, как часто любят говорить, в век информационных технологий, на формирование личности все большое влияние оказывают средства массовой информации. Поэтому государство не может это не учитывать и выделяет средства на освещение патриотической тематики в СМИ. Причем, по большому счету, основная часть государственного информационного заказа так или иначе затрагивает тему патриотизма.

 

Приведу только некоторые цифры: в текущем году привлечены более 100 СМИ. Среди них: 15 телеканалов, 4 радио, порядка 70 газет и журналов, свыше 20 интернет-ресурсов и информационных агентств.

 

- В настоящее время эфиры всех республиканских телеканалов заполонили зарубежные телесериалы. Естественно, они пропагандируют другие, чуждые нашему обществу ценности. Не видно нашей отечественной продукции, соответствующей нашему менталитету. Что делает Министерство по данному вопросу?

 

- Действительно, вопрос производства качественного отечественного контента сегодня очень актуален. Министерство работает в этом направлении. Безусловно, речь не идет о полном отказе или запрете зарубежных сериалов. Важно создавать рыночные механизмы, стимулирующие производство казахстан­ской телевизионной продукции. Здесь есть определенные сложности, в том числе связанные с небольшим объемом рекламного рынка, неразвитостью продакшн-индустрии. Тем не менее говорить о полном отсутствии отечественной телевизионной продукции будет неправильным. За последние годы медленно, но неуклонно растет объем отечественного контента, в том числе и сериалов. Например, в 2011-2012 годах телеканалами “Казахстан” и “Хабар” произведено 18 сериалов. Это сериалы “Кок тарландары”, “Парыз” о службе в армии и жизни сотрудников правоохранительных органов соответственно, сериал “Куткарушы” о деятельности спасательных служб.

 

Особо хочу отметить совместный проект Казахстана, России и Украины – 4-серийный художественный фильм “Касым” – военная драма об историческом подвиге легендарного казахстанского разведчика, народного героя Касыма Кайсенова. Его имя чтут как на родине – в Казахстане, так и в России и Украине, где он воевал во время Великой Отечественной войны. Этот фильм был показан в эфире телеканалов “Казахстан” и “ОРТ Евразия” в дни празднования 9 мая.

 

Вообще, еще 5-7 лет назад казахстанские фильмы были редкостью в отечественном прокате и на телевидении. Сегодня при значительной поддержке со стороны государства мы видим отечественное кино самых разных жанров и направлений.

 

Думаю, что сегодня эта тенденция не только сохранится, но и усилится, поскольку кино по популярности и силе информационного воздействия нет равных.

0
    3 983