Сегодня
435,1    493,27    68,63    5,69
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Эксперты: В Казахстане закрывают глаза на межэтнические конфликты

Данияр СадвакасовCABAR.Asia
23 декабря 2021
Коллаж: © Русские в КазахстанеНа мировой арене современный Казахстан позиционирует себя как государство, гармонично поддерживающее межэтнические и межконфессиональные отношения и общественную стабильность. Но при этом власти не признают наличие этнических конфликтов и столкновений. И что самое главное – не учатся на ошибках прошлого, говорят эксперты.

27 октября в селе Пиджим Панфиловского района Алматинской области произошел конфликт школьников, который перерос в драку, где пострадал подросток.

Сначала Ассамблея народа Казахстана (АНК) отрицала столкновение на межэтнической почве и заявляла, что это всего лишь бытовая ссора. Спустя неделю правоохранительные органы признали, что причиной была межэтническая напряженность.

Село Пиджим. Фото предоставлено акиматом Панфиловского района Алматинской области

Южные области Казахстана наиболее подвержены межэтническому волнению. По словам социолога и президента ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмиры Илеуовой, это связано с небольшой территорией для развития сельскохозяйственных культур и ростом этнических групп.

«Этносы тоже растут. А тут извините юг Казахстана, продовольствия не так много. Другая причина – это определенные, скажем даже этноэкономические зоны, ниши, которые заняли, например, те же этносы. […] Есть проблемы из-за доступа к воде. А те, кто переезжает с юга на север, сталкиваются с земельными вопросами и борются за сенокосы и пастбища», – рассказывает Илеуова.

Еще одной причиной конфликтов на юге социолог и руководитель исследовательской группы ОФ «PaperLab» Серик Бейсембаев считает социально-экономическую ситуацию.

«Экономическая ситуация приводит ко многим проблемам. Это не только конфликты, это и криминал, и алкоголизм, и наркомания. То есть все, на что влияет социальный фон. Люди становятся менее удовлетворенными, более агрессивными», – отмечает эксперт.

Пошумели громко, но работы не видно


После столкновений в селе Масанчи в Кордайском районе Жамбылской области в феврале 2020 года власти Казахстана заговорили о реформировании государственной политики в сфере межэтнических отношений, а Ассамблея народа Казахстана заявила о перезагрузке своей деятельности.

Как следствие, в мае 2020 года был создан Комитет по развитию межэтнических отношений Министерства информации и общественного развития. Его задача – реализация госполитики в сфере межэтнических отношений, включая исследования и разъяснительную работу. 

Гульмира Илеуова. Фото из личного архива

На словах и в бумагах все выглядит хорошо, но по факту изменений не видно, говорят эксперты. По словам Гульмиры Илеуовой, за это время со стороны госорганов не было ни конференций, ни монографий по межэтнической тематике. А Комитет и Ассамблея народа Казахстана  не проводят никакие исследования, а если они и бывают, то закрыты от общества.

 «Я настаиваю, что исследования должны показывать. Пусть нам покажут инструментарий, подход, метод. Ладно, результаты им пусть принадлежат. Но, как специалист, я должна быть уверенна, что их подход, инструментарий, анкета должны быть в достаточной степени тонко настроены на нынешнюю ситуацию. А не использовать анкету, к примеру, 20-летней давности, которую никто не знает, как её применить», –  говорит она.

В одной из дискуссий исследовательской группы ОФ «PaperLab» в марте 2020 года глава Комитета по развитию межэтнических отношений Галым Шойкин сообщил, что они ведут работу по картированию рисков и проблемных регионов, а также мониторят, какие есть проблемы на местах. Но система картирования не доступна для широкой публики.

«И АНК, и Комитет скорее всего не проводят свои исследования или, я думаю, что их мало. При Комитете по межэтническим отношениям есть Институт этнополитических исследований, но они свои исследования не показывают. Возможно, думают, что не стоит опять будоражить общественность», – отмечает Серик Бейсембаев, социолог и руководитель исследовательской группы ОФ «PaperLab».

Но помимо исследований у обеих структур есть и другие задачи. Комитета по развитию межэтнических отношений должен мониторить межэтническую ситуацию, давать рекомендации госорганам по решению проблем, а в случае возникновения конфликтов консультировать и помогать местным органам и полиции.

Одно из важных направлений деятельности Ассамблеи народов – развитие института этномедиации (республиканский и региональные советы медиации АНК). Он должен помогать госорганам в выявлении, профилактике и разрешении конфликтных ситуаций между представителями этносов.

Значимую роль в этой работе играют советы общественного согласия АНК, которые действуют во всех регионах, как консультативно- совещательные органы. Их цель – консолидация усилий гражданских институтов, общественных, политических и иных объединений в укреплении общественного согласия, общенационального единства, формировании и развитии казахстанской идентичности.

Максим Казначеев. Фото из личного архива

Однако независимый политолог Максим Казначеев считает, что указанные выше структуры со своей задачей, не справляются. 

«Я сомневаюсь, что у АНК и Комитета по развитию межэтнических отношений есть какая-либо внятная методика по предотвращению межэтнических конфликтов. В целом проблема упирается в то, что у органа власти Республики Казахстан нет субъектов, с которыми в этнических группах, можно взаимодействовать», – говорит Казначеев.

Он объясняет это тем, что члены АНК, не являются выборными политическими персонами, а назначаются из числа самопровозглашенных активистов тех или иных этнических групп. Соответственно и доверие народа к нему меньше. 

«Поскольку это орган назначается Администрацией президента, то он представляет интересы Администрации, а не тех этнических групп, от имени которых якобы выступает. Поэтому сама по себе работа Ассамблеи – это не более чем пропаганда чистой воды. Естественно, что рядовые граждане на заявления представителей АНК, не обращают никакого внимания», – добавляет Казначеев.

Серик Бейсембаев. Фото из личного архива

Серик Бейсембаев добавляет, что свою роль в этом играют и ограниченные возможности Ассамблеи.

«К примеру, АНК не может на местах влиять на политику того же управления внутренней политики. Они могут там проводить совместные встречи, но непосредственно, заниматься профилактикой – у них, насколько я знаю, нет таких ресурсов», – делится спикер. 

Что можно сделать сейчас?


В решении проблемы межэтнических конфликтов могут помочь неправительственные организации, считает Серик Бейсембаев. По его словам, они не всегда ограничены в ресурсах и их подход будет менее бюрократический.

«Я бы порекомендовал больше передавать полномочий в межэтнических вопросах НПО. Но нужно взращивать их, помогать им формироваться в профессиональном плане и взаимодействовать с международными организациями, которые накопили большой опыт в этой сфере», – отмечает эксперт.

Не менее важно укреплять советы старейшин, действующие при АНК в малых городах и селах, добавляет Гульмира Илеуова.

 «Совет старейшин работает в разных регионах по-разному и с разной степенью интенсивности. На юге они ещё уважаемы, на западе – практически не работающий институт. Хотя есть стереотип, что на западе у нас традиционное общество, но нет, в плане работы совета старейшин, мы видим, что редко когда он становится важным сегментом в обществе. На севере и в центре их тоже нет из-за высокой миграции», – делится спикер.

Однако независимый политолог Максим Казначеев уверен, что государству выгодны межэтнические волнения в стране и они будут продолжаться. Это связано с тем, что при росте социального напряжения, агрессия людей будет направлена не на власть имущих, а на проживающие в стране этносы.

«Власти стараются замалчивать факт межэтнических конфликтов, равно как и то, что координация этнического большинства проходит целенаправленно с участием организационных структур, размещенных в социальных сетях, телеграм-каналах, на которые в принципе, правоохранительные органы закрывают глаза и не предпринимают никаких действий», – заявляет эксперт.
+2
    8 368