Последние новости


Обманчивое затишье – каким будет для Средней Азии 2017 год?

23 декабря 2016
1 936
0

Коллаж: Русские в КазахстанеАзия не прощает слабость и ничего не забывает

 

«В новом году угрозы обострятся на фоне внутренних проблем — очевидного кризиса власти в Киргизии, экономических неурядиц в Казахстане и Таджикистане, и транзита власти в Узбекистане», — доцент кафедры международных отношений на постсоветском пространстве Санкт-Петербургского госуниверситета Руслан Шамгунов поделился прогнозами на будущий год.

 

- С какими итогами Средняя Азия заканчивает 2016 год?

 

- Тренды во внутренней и внешней политике не претерпели серьезных изменений. В целом, если сравнивать с прошлым годом, ситуация ухудшилась. И в новом 2017 году ухудшится еще больше.

 

Есть несколько оснований считать такой пессимистичный прогноз наиболее вероятным.

 

Во-первых, экономическая ситуация в ЕАЭС за прошедший год не внушает оптимизма. А дальнейшая негативная динамика приведет к тому, что партнеры по экономическому союзу попытаются самостоятельно решать свои финансовые проблемы, то есть искать спонсоров «на стороне». Едва ли такие действия найдут бурное одобрение в Москве.

 

Что касается стран, не входящих в ЕАЭС, то для них ситуация ухудшится на фоне мировой экономической нестабильности.

 

Во-вторых, в 2016 году снова актуализировался вопрос обеспечения безопасности государств Средней Азии. В новом году угрозы обострятся на фоне внутренних проблем — очевидного кризиса власти в Киргизии, экономических неурядиц в Казахстане и Таджикистане, и транзита власти в Узбекистане.

 

В целом же ничего радикального или неожиданного в течение 2017 года не произойдет. Если, конечно, никто не захочет устроить «маленькую победоносную войну» со всеми вытекающими последствиями.

 

- Вы говорите о «поиске спонсоров на стороне». Кто может стать финансовым источником для стран Средней Азии?

 

- В первую очередь Китай. У Пекина достаточно средств и он с удовольствием вкладывается даже в дорогостоящие проекты. Однако садиться на шею КНР никто не собирается. Во-первых, сделать это не удастся. А, во-вторых, слава богу, политики наконец-то научились не складывать все яйца в одну корзину — пришло понимание, что это делает их уязвимыми перед единственным партнером. И в-третьих, КНР в Средней Азии опасаются.

 

Ведь если Поднебесная сейчас молчит, то это вовсе не значит, что в будущем она откажется от территориальных претензий к более слабым и бедным соседям.

 

Вашингтон в роли спонсора для Средней Азии видится с трудом. США находятся далеко и как партнеры они менее надежны, с точки зрения среднеазиатских элит. Ведь за выделение даже незначительных грантов и кредитов США требует полной политической лояльности, что в условиях региона практически невозможно.

 

- Почему вы не рассматриваете вариант самостоятельного преодоления экономического кризиса странами Средней Азии?

 

- Потому что из всех стран региона это может себе позволить только Казахстан. У него более сбалансированная экономика. Возможно, этот вариант попытается осуществить Узбекистан. Но основное внимание Ташкента сейчас сосредоточено на внутренних перестановках во власти.

 

- Как будут складываться отношения Средней Азии с Китаем?

 

- Ползучая экономическая экспансия в Среднюю Азию будет продолжаться. Это спокойная продуманная стратегия, которая не предусматривает громких криков и политических лозунгов.

 

Даже несмотря на то, что некоторые проекты заморозились, это не означает, что Пекин отказался от своих намерений. Это означает, что он не будет вмешиваться в межстрановые конфликты и пытаться ускорить реализацию проектов в ущерб своим интересам.

 

- Ожидается ли вступление Таджикистана в ЕАЭС?

 

- Если Душанбе в ближайшее время не найдет альтернативных Москве спонсоров, то экономический союз дополнится еще одной страной. Но проблема в том, что Таджикистан может предложить только сельхозпродукцию, дешевую рабочую силу и иждивенческое настроение. А в обмен за это требует миллиарды долларов и преференции.

 

Глава Таджикистана Эмомали Рахмон хочет контролировать в своей стране абсолютно все, ведь это гарантирует ему сохранение его положения. Контроля можно добиться несколькими способами: подкрепляя лояльность денежными вознаграждениями или демонстрацией силы.

 

Последний способ принесет только дополнительную головную боль — собственных подразделений нет, а размещать в большом количестве иностранные базы еще более проблематично.

 

- В следующем году в Киргизии пройдут выборы президента. Периодически в СМИ появляется информация о досрочных выборах, роспуске парламента и правительства. Какой вариант наиболее вероятен?

 

- Не удивлюсь роспуску парламента и отставке правительства. В Киргизии это происходит гораздо чаще, чем в любой из соседних стран. А вот на счет досрочных президентских выборов сомневаюсь.

 

Дело в том, что коалиционные соглашения, на которых сейчас держится парламент страны, очень проблематичная и затратная организация. Она не является априори лояльной президенту или правительству и может развалиться в любой момент, создавая дополнительные проблемы.

 

Оговорюсь, что я не верю в парламентскую республику на Востоке. А в способности нынешнего главы Киргизии Алмазбека Атамбаева выстраивать устойчивую вертикаль власти очень сомневаюсь.

 

Но дело даже не в политических перестановках в парламенте и правительстве. Дело в «больной системе», которая не может излечиться с 2005 года, когда в Киргизии произошел первый вооруженный захват власти. Тогда первый президент Аскар Акаев бежал из страны. Этот фокус повторили в 2010 году. В результате уверенность в том, что можно изгонять глав государства закрепилась в сознании людей.

 

Ни один из киргизстанских политиков не смог проявить твердость и отбить покушение на центральную власть. Азия такую слабость не прощает. И теперь, если кто-то захочет устроить грандиозный маскарад под лозунгом очередной революции, тому достаточно поднеси спичку.

 

У населения еще осталось оружие со времен смены власти и Ошских событий 2010 года. И вспомнить, как захватывается Белый дом, очень легко.

 

Сейчас Бишкек утверждает, что наступил период затишья и политической стабильности. Уверяю, затишье обманчиво, а стабильность слишком быстро может смениться чем-то иным.

 

- Что может послужить катализатором?

 

- Что угодно. Например, сейчас внутри государств Средней Азии наблюдается кризис политической системы. Одним из самых ярких признаков является исламизация населения.

 

Основная проблема в том, что большинству стран нечего противопоставить этой идее. Первый президент Узбекистана Ислам Каримов подготовил некий базис, который его преемник будет развивать. Идея проста и привлекательна — сильное национальное государство.

 

В Киргизии эту идею перебила еще на заре ее рождения гипертрофированная страсть к митингам. Ее нужно перебивать и начинать работать. Не стоит ждать, что кто-то добрый решит внутренние проблемы другой страны за свой счет.


Евгения Ким | ИА Регнум
  • Не нравится
  • +2
  • Нравится
Читайте также:
Комментарии:
Добавить комментарий
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вам новый дизайн сайта?

Для вас в нашей организации adlabs отзывы предлагаем всем желающим.
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO