Последние новости


Последнее путешествие. Расследование теракта в Таджикистане скатилось в политику

4 августа 2018
219
0

За четыре дня, минувшие с момента первого в истории Таджикистана нападения террористов на иностранных туристов, в распоряжении журналистов оказалось достаточно много информации об инциденте. Стали известны имена погибших и раненых туристов, убитых и арестованных участников нападения. Генпрокуратура Таджикистана официально признала произошедшее терактом. Власти попытались обвинить в нападении оппозиционную Партию исламского возрождения. Оппозиция в ответ призвала международное сообщество подключиться к расследованию и не дать превратить его в политическую расправу.

 

Семеро жертв

 

Иностранцы, двигавшиеся на велосипедах в сторону Памирского тракта, не были туристической группой в полном смысле этого слова. Они не направлялись все вместе из одного пункта в другой. Скорее всего, путешественники познакомились в интернете либо просто в дороге и договорились проехать вместе часть пути. В состав группы входили три семейных пары из США, Нидерландов и Швейцарии, а также гражданин Франции.

 

29-летние супруги из США Джей Остин (Jay Austin) и Лорен Гейган (Lauren Geoghegan, в некоторых источниках Лорен Анне Мунотс) в 2017 году уволились с работы и отправились путешествовать по миру на велосипедах. Ранее Остин работал в Департаменте жилищного и городского развития, а Гейган – в приемной комиссии Джорджтаунского университета в Вашингтоне. Свой велосипедный тур пара начала с Южно-Африканской Республики, затем они посетили Марокко, Испанию, доехали по Европе до Стамбула. В мае 2018 года супруги самолетом улетели в Казахстан, откуда позднее отправились в Кыргызстан, а 21 июля – в Таджикистан. После путешествия по Центральной Азии Остин и Гейган собирались посетить Австралию. Супруги публиковали отчеты о своих поездках на личном сайте и в Instagram.

 

56-летний голландский психолог Рене Вокке (René Wokke) и его 58-летняя подруга Ким Постма (Kim Postma) на протяжении 20 лет жили вместе в плавучем доме в Амстердаме. У супругов не было своих детей, но они занимались патронажем сирот. Дети гостили в их доме, пока для них не находили постоянную приемную семью. Брат Рене Вокке, Эрик Вокке, рассказал журналистам, что супруги любили путешествовать по местам, непопулярным у других туристов. На этот раз они начали свой тур с Бангкока, затем перебрались в Китай, а потом направились в Иран через Таджикистан. Географически логичнее было бы ехать через Афганистан, но туристы посчитали эту страну слишком опасной.

 

62-летний швейцарец Маркус Хамель (Markus Hummel) и его 59-летняя подруга Мари Клер Дименд (Marie-Claire Diemand) тоже были опытными путешественниками. Фотографии из поездок они публиковали на своих страницах в Facebook. Супруги побывали в Китае, затем проехали на велосипедах через Киргизию, после чего продолжили путь по Таджикистану.

 

Самая загадочная фигура туристической группы – гражданин Франции Казабат Гуиллаюм Джеан (Guillaume Kazabat). О нем пока неизвестно ничего. Журналисты Радио «Свобода» попытались получить информацию об этом человеке в посольстве Франции в Таджикистане, но им ответили, что не располагают никакими сведениями. В интернете можно найти страницу парижского художника по имени Guillaume Cazabat, а также страницу его тезки из города Бордо. Но на их страницах ничто не свидетельствует об интересе к путешествиям и Центральной Азии.

 

29 июля велосипедисты направлялись к знаменитому Памирскому тракту по шоссе Душанбе-Куляб. На территории джамоата (сельской общины) Себистон Дангаринского района Хатлонской области Таджикистана на них наехала машина. Впоследствии в интернете появилась видеозапись инцидента, сделанная неизвестным свидетелем с довольно далекого расстояния. После наезда машина развернулась и вновь проехалась по пострадавшим. На этом запись обрывается, но впоследствии стало известно, что из машины выскочили люди с ножами, топорами и огнестрельным оружием. Они начали добивать раненых.

 

В результате погибли четверо туристов – американцы Остин и Гейган, голландец Вокке и швейцарец Хамель. Женщины из Голландии и Швейцарии: Ким Постма и Мари Клер Дименд – получили ранения. Постма уже выписали из больницы, посольство Германии предоставило ей квартиру для временного проживания в Душанбе (в Таджикистане нет посольства Нидерландов). Дименд остается в больнице. Судьба Казабата Гуиллаюма Джеана точно неизвестна. Первоначально сообщалось, что он перед нападением отстал от группы и потому вообще не присутствовал на месте событий. Однако позднее Радио «Свобода» стало известно, что француз все же получил легкое ранение.

 

Скорая расправа

 

О разоблачении участников нападения власти Таджикистана объявили фактически моментально. Еще не затихли споры касательно того, считать ли произошедшее терактом или обычным ДТП, а местные силовики уже обнаружили в селе Торбулок джамоата (сельсовета) Лохур Дангаринского района брошенную машину Daewoo Leganza, похожую на ту, что наехала на туристов. Повреждения на машине не оставляли сомнений в том, что для преступления использовалась именно она. Была установлена личность владельца автомобиля – им оказался 21-летний уроженец города Нурек Джафариддин Юсупов.

 

Одновременно в том же селе был задержан житель Душанбе Хусейн Абдусамадов, предположительно причастный к нападению. Двое предполагаемых подельников Абсусамадова оказали сопротивление и были убиты. Позднее было объявлено об убийстве еще двоих и задержании еще четверых предполагаемых участников нападения. В число убитых вошли Аслиддин Юсупов, Асомиддин Маджидов, Зафар Сафаров и Джафариддин Юсуфов, а в число задержанных, помимо Абдусамадова, – жители города Куляба Диловар Шарипов и Джамшед Назаров, житель района Джайхун Вайсиддин Сайфиддинов и житель города Нурека Кароматулло Ганиев. Возраст убитых и задержанных – от 18 до 33 лет.

 

В целом таджикских силовиков можно только похвалить. История разоблачения членов группировки выглядит убедительно, главное орудие преступления – машина – обнаружено. В отчетах упоминается немало вещественных доказательств – так, в машине были найдены паспорта Асомиддина Маджидова и Зафара Сафарова. Да и тот факт, что подозреваемые оказались готовы к яростному сопротивлению, тоже не в их пользу. Аслиддин Юсупов перед тем, как его застрелили, успел тяжело ранить топором милиционера Джумахона Назарзода. Люди, которых приходят арестовывать по ошибке, редко набрасываются на милиционеров с топором.

 

Но вот на стадии расследования таджикские правоохранительные органы резко утратили профессионализм и ударились в политику. Начнем с того, что лидером банды оперативно был признан Хусейн Абдусамадов – то есть первый же, кто был задержан и остался в живых. На допросе он немедленно рассказал весьма запутанную историю, выгодную властям Таджикистана. Якобы в 2014-2015 годах он проходил идеологическую и военно-диверсионную подготовку в Иране, в городах Кум и Мазандаран (на самом деле в Иране нет города Мазандаран, но есть такая провинция). Дальше – больше. По словам задержанного, в Иране он познакомился с членом оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Носирхуджой Ахтамовичем Убайдовым по прозвищу «Кори Носир». Именно Убайдов, который в 2015 году был объявлен Таджикистаном в международный розыск, и был назван заказчиком нападения на туристов.

 

Терроризм и политика

 

Для властей Таджикистана рассказ Абдусамадова – настоящий политический козырь. Они уже не раз обвиняли Иран в финансировании терроризма. А ПИВТ, запрещенная в 2015 году, давно назначается в Таджикистане ответственной за все возможные преступления. Руководители ПИВТ выражают удивление в связи с тем, что их попеременно объявляют то ваххабитами, то шиитами, то сторонниками «Исламского государства» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ), хотя на самом деле все эти движения враждебны друг другу. Стоит отметить, что лидер ПИВТ Мухиддин Кабири в 2017 году получил убежище в одной из европейских стран.

 

Мухиддин Кабири сказал, что распространенная властями Таджикистана информация – не первая и не последняя провокация в адрес ПИВТ. «Ни один из нападавших на туристов не имеет отношения к ПИВТ ни сейчас, ни в прошлом», – заверил лидер партии. В свою очередь, официальный представитель иранского МИД Бахром Касеми категорически опроверг существование на территории страны военно-диверсионных баз.

 

Зарубежные эксперты также выступили с резкой критикой версии таджикских спецслужб. «Подобная чехарда может означать, что с политграмотностью в МВД и ГКНБ дело обстоит совсем плохо. В стремлении подавить любые оппозиционные проявления руководство Таджикистана даже не удосуживается принять во внимание тот факт, что Иран является одним из ведущих акторов борьбы с ИГ. Впрочем, иранофобия и заметная в последнее время шиитофобия, как и устойчивая на протяжении этих же лет саудофилия – это уже утвердившиеся тренды политики официального Душанбе», – заявил эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев.

 

«Обвинения в адрес ПИВТ абсолютно беспочвенны и выдвинуты в рамках примитивной тактики Душанбе по поддержке враждебных отношений с Ираном. Дело в том, что Тегеран пытается вернуть себе 2,7 миллиарда долларов, которые местный бизнесмен Бабаку Занджани, по версии иранских властей, похитил из бюджета Исламской Республики и перевел в один из банков Таджикистана. Душанбе деньги возвращать не хочет», – отметил эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов. По мнению Дубнова, власти Таджикистана хотят довести отношения с Ираном до той стадии враждебности, на которой о деньгах никто уже не вспомнит.

 

Проще и страшнее

 

Гораздо более состоятельной выглядит альтернативная версия, к тому же лежащая на поверхности. 31 июля «Исламское государство» совершенно открыто взяло на себя ответственность за нападение на велотуристов. Было объявлено, что в Таджикистане «отряд солдат Халифата» выполнил атаку на граждан «коалиции стран крестоносцев» (то есть стран, ведущих борьбу с ИГ). В тот же день в интернете появилась видеозапись, на которой пятеро из участников нападения клялись в верности лидеру ИГ Абу Бакру аль-Багдади.

 

ИГ – современная сетевая структура, поэтому вряд ли можно говорить о том, что у теракта есть полноценные «организаторы», давшие таджикским соратникам прямое поручение напасть на туристов. Если учесть, что в теракте не применялись взрывчатые вещества, речь не идет даже о снабжении орудиями убийства. Автомобиль, ножи, топоры – все это можно найти и без помощи кураторов из ИГ. Вероятнее всего, группа молодых людей из Таджикистана просто заинтересовалась пропагандой идей ИГ в интернете. Из тех же пропагандистских материалов молодые люди узнали о способе совершения теракта с помощью автомобиля, который уже не раз применялся в разных странах. Далее им оставалось лишь присягнуть на верность движению, снять это на видео и отправиться на «священную войну», не уезжая далеко от дома.

 

Власти Таджикистана повели себя некорректно, пытаясь использовать расследование теракта для решения тех проблем, которые не особенно волнуют ни международное сообщество, ни даже население Таджикистана. Но дело даже не в том, как переживут случившееся ПИВТ и Иран. Возникает вопрос – кто займется расследованием настоящей подоплеки событий? Во-первых, необходимо проследить – как экстремистские идеи проникают в умы таджикской молодежи, какие социальные условия этому способствуют. Поводы для беспокойства, безусловно, есть. Так, путешественник Александр Лапшин, не раз бывавший в Таджикистане, рассказал журналистам о нарастании напряженности, которое в последнее время видно невооруженным взглядом. «В отдельных регионах Таджикистана, в частности в Горном Бадахшане и в какой-то мере в Кулябском районе, что ближе к афганской границе, усилили присутствие радикальные исламисты и местные кланы. Мне посоветовали быть осторожным и не выезжать из крупных городов», – заявил Лапшин.

 

Во-вторых, непосредственно обстоятельства нападения на велосипедистов также вызывают немало вопросов. Памирский тракт и его окрестности – конечно, популярны у иностранных туристов в сравнении со многими другими районами Центральной Азии, но все же нападение оказалось слишком точным и «удачным». Каким образом террористы узнали, что именно в этот день и час по дороге будет проезжать такая «выгодная» группа, включающая в себя представителей сразу четырех иностранных государств (в том числе США)? Они просто сидели в засаде у дороги и им «повезло»? Или помимо экстремистских ресурсов преступники тщательно штудировали блоги иностранных путешественников, стараясь по фотографиям в Instagram угадать их дальнейший маршрут? Или же с ними кто-то поделился «полезной» информацией?

 

Пока таджикские следователи занимаются борьбой с ПИВТ и Ираном – ответы на эти вопросы вряд ли будут получены. Четыре таджикских оппозиционных движения – ПИВТ, Форум свободомыслящих, Движение за реформы и развитие и Ассоциация мигрантов Центральной Азии в Европе - уже призвали правительства США, Евросоюза, Нидерландов и Швейцарии создать специальную международную следственную группу для выяснения всех обстоятельств случившегося. «Мы твердо убеждены в том, что только политически немотивированное компетентное расследование может назвать истинных организаторов и исполнителей этого ужасного циничного нападения», – говорится в совместном заявлении оппозиционеров.

 

Впрочем, власти иностранных государств пока комментируют ситуацию с предельной осторожностью. В частности, официальный представитель Госдепа США Хизер Нойерт заявила, что не располагает подтверждениями причастности ИГ к теракту. Нойерт отметила: «Правительство США оказывает содействие правительству Таджикистана, которое возглавляет данное расследование». Иностранцев можно понять – власти Таджикистана оперативно ликвидировали и задержали всех исполнителей, президент Эмомали Рахмон лично направил лидерам всех стран соболезнования в связи с гибелью их граждан, при МВД Таджикистана немедленно создали спецподразделение по охране туристов. В общем, все дипломатические каноны соблюдены, что вполне может удовлетворить власти США, Нидерландов и Швейцарии. Пока неизвестно, изменят ли они свою позицию впоследствии и захотят ли углубиться в хитросплетения внутренней политики Таджикистана.


Татьяна Зверинцева | ИА Фергана
  • Не нравится
  • +2
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO