Сегодня
428,71    519,12    66,61    5,79
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Инвесторы обходят Туркменистан стороной

Виктория ПанфиловаНезависимая газета
11 марта 2021

В республике самые необходимые продукты выдают по талонам


Туркменистан признан одной из самых несвободных экономик мира. К такому выводу пришли эксперты американского исследовательского института Heritage Foundation после изучения ситуации в 184 странах. Из-за несовершенного законодательства, непрозрачности ведения бизнеса, коррупции в страну не идут иностранные инвесторы. Экономический кризис, который начался несколько лет назад, стал тяжелейшим в истории независимого Туркменистана. Однако власти утверждают, что страна живет в эпоху «могущества и счастья».

Эксперты Heritage Foundation оценивали экономическую ситуацию на основании 12 показателей, объединенных в четыре группы: верховенство закона, эффективность госуправления, размер госаппарата и открытость рынка. Туркменистан занял 167-е место в «Индексе экономической свободы – 2021», набрав 47,4 балла из 100 возможных.

В исследовании, опубликованном на ресурсе «Хроника Туркменистана», указывается, что в стране не проводятся экономические реформы, а существующие законы не выполняются. Частный сектор фактически мертв. В стране растет безработица, углубляется экономический, финансовый и продовольственный кризис. С прошлого года начались трудности с обеспечением населения субсидированными продуктами питания. У магазинов выстраиваются огромные многочасовые очереди за дешевым растительным или хлопковым маслом, мукой и яйцами. Причем все эти продукты в большинстве регионов лимитированы и выдаются по талонам. Судя по кадрам из Туркменистана, речь о процветании там не идет. Хотя власти продолжают утверждать, что Туркменистан – четвертая страна в мире по объемам запасов газа и население живет в эпоху «могущества и счастья». Однако монетизировать свои огромные ресурсы страна не может.
    
Причина в том, что в Туркменистане действует монопольное право государства на разработку нефтегазовых месторождений на суше, поскольку земля находится в государственной собственности. Для иностранных инвесторов открыты только шельфовые месторождения Каспийского моря. Не улучшается инвестиционный климат. К этому добавляется непрозрачность законодательной и судебной системы страны, которая подчинена президенту Гурбангулы Бердымухамедову. Иностранные инвестиции ограничены несколькими отобранными партнерами. Инвесторов отпугивают отсутствие прозрачности и размытые регуляционные механизмы.
    
Впрочем, иностранных компаний в Туркменистане почти не осталось, за исключением нефтегазового сектора. Многочисленные попытки привлечь в страну иностранных инвесторов часто заканчивались исками в международные суды. В 2018 году в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров – арбитраж, входящий в группу организаций Всемирного банка, был подан иск к Туркменистану от компании Sece Inşaat (Турция) и инвестиционной компании Unionmatex Industrieanlagen GmbH (Германия) в связи с нарушениями туркменской стороной обязательств по договорам в строительной сфере. В 2019 году с такой же претензией обратилась в суд и белорусская строительная компания «Белгорхимпром», которой Ашхабад задолжал более 150 млн долл. Периодически возникают проблемы у итальянской компании ENI, которая разрабатывает каспийский шельф. Урегулировать конфликты часто приходится лично президенту Бердымухамедову (см. «НГ» от 08.06.20). Инвесторы говорят о существенной дискриминации со стороны властей, политизированной бюрократии, высоком уровне коррупции.
    
Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев сказал «НГ», что экономика при очень высокой степени государственного контроля находится под влиянием таких факторов, как высокая коррупция на разных уровнях государственных структур и динамика кадровых ротаций. В итоге получается, что чиновники перед инвестором ответственности не несут.
    
«Вся экономика страны, за исключением нефтегазовой отрасли, поделена между приближенными президента и его семьей и является источником личных доходов, получаемых самыми разными способами. Безусловно, это не может удовлетворять иностранного инвестора», – отметил Князев. По словам эксперта, власти никогда не вкладывались в долгосрочное развитие страны. Строительство транспортных коридоров, которые подаются как перспективные проекты на будущее, особой прибыли туркменскому бюджету не принесут, поскольку работают не в полную силу. По этом коридорам пока нечего возить. Например, в Казахстане уже возникал вопрос о целесообразности обслуживания магистрали Китай–Казахстан–Туркмения–Иран.
    
«Это же относится и к транскаспийским транспортным проектам. Но в этом случае нужно учитывать еще и перегрузку контейнеров, что в итоге приведет к увеличению конечной стоимости товаров. Поэтому рентабельность этих коридоров под вопросом. Эти транспортные коридоры поддерживаются западными странами исходя из политических соображений. Например, Турцией – для распространения своего влияния на Восток. Поэтому эти коридоры не могут являться для Туркменистана источником серьезных доходов в бюджет», – отметил Князев. По его мнению, нужны кардинальные реформы в экономике страны.
    
По мнению эксперта, туркменский бюджет в ближайшее время существенно сократится из-за падения доходов от продажи газа. В частности, экспорт газа в Китай, который стал единственным покупателем голубого топлива, в 2020 году упал на 20% и составил всего 28,6 куб. м. Сегодня Ашхабад ведет переговоры с Турцией на транзит своего газа в Европу. Однако, считает Александр Князев, Ашхабаду логичнее делать ставку на производство сжиженного природного газа.
+2
    7 599