Сегодня
434,16    493,29    68,15    5,81
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Кто виноват в проблемах трансграничных рек России и Казахстана? И что делать?

Леонид АлексеевРитм Евразии
24 ноября 2021
Коллаж: © Русские в КазахстанеВ конце октября с. г. утверждена «Единая дорожная карта» по сотрудничеству России и Казахстана в изучении экологической ситуации в бассейнах трансграничных рек Урал (Жайык) и Иртыш. Документ предусматривает в рамках первого этапа до 20 совместных исследований по бассейну Урала для выработки и реализации рекомендаций по его комплексному экологическому оздоровлению. Стороны уже приступили к этим исследованиям; вскоре они охватят другие трансграничные реки обеих стран. Кроме того, к весне 2022 года обе страны восстановят сеть постов контроля за состоянием трансграничных Иртыша, Урала с их притоками.

Такой вектор взаимодействия обозначен недавним XVII Форумом межрегионального сотрудничества Казахстана и России и продиктован он обострением проблем с наполняемостью и качеством воды трансграничных рек РФ и Казахстана.

К сожалению, в последнее время проявляется тенденция возложить «ответственность» за ухудшение ситуации на сопредельных с РФ реках именно на Россию. Рассмотрим, насколько такой подход объективен и способствует ли он решению означенных проблем?

4 ноября с. г. на совещании в Экибастузе по проблемам моногородов президент Казахстана К.-Ж. Токаев упомянул проблемные вопросы водоснабжения в стране. Отметив, что наблюдается катастрофическое обмеление и в целом ухудшение экологического состояния трансграничных для Казахстана рек, особенно Сырдарьи, Урала и Или. По мнению г-на Токаева, это «во многом связано со снижением объемов поступающей воды из соседних стран из-за возрастающего там водопотребления».

К сожалению, глава РК предпочел не акцентировать, что, во-первых, наибольшими темпами сокращается – уже свыше 20 лет – поступление воды из китайского (то есть верхнего) течения Иртыша, а во-вторых, по данным GPS-мониторинга, обмеление трансграничного с Россией Урала из-за ущербного водо- и в целом природопользования происходит, прежде всего, в его среднем и нижнем течении, то есть на казахстанской территории.

Не упомянуто также, что КНР фактически «уклоняется» от разработки со странами Центральной Азии и с РФ новых документов по совместному регулированию водоресурсов трансграничного Иртышского бассейна. И по мониторингу экологической ситуации там же. Напомним в этой связи, что еще во второй половине 90-х в китайском приграничье с северо-восточным Казахстаном (то есть на северо-западе Синьзцян-Уйгурского автономного района КНР) без согласования с РФ и Казахстаном было изменено русло верхнего Иртыша (именуемого Черным Иртышом). Не только для большего объема орошения тамошних хлопковых плантаций, но и ввиду роста промышленного и бытового водопотребления в обширном Синьцзян-Уйгурском регионе КНР: его территория немногим меньше казахстанской (соответственно, 1,67 и 2,73 млн кв. км). С тех пор водонаполняемость Иртыша падает, качество его воды ухудшается. И так из года в год. Кстати, то же происходит по аналогичным причинам и южнее – с казахстано-китайской рекой Или, упомянутой К.-Ж. Токаевым.

В контексте упомянутого тезиса лидера Казахстана видна некая раздвоенность оценок в Минэкологии, геологии и природных ресурсов. А именно: глава этого ведомства Сериккали Брекешев в конце октября с. г. сообщил местным СМИ, что обмеление реки Урал в стране принимает угрожающие масштабы и эту проблему «держим на контроле. Сейчас наши специалисты совместно с российскими проводят определенную работу. В ближайшее время мы придем к единому решению по проблеме маловодности этой реки».

В то же время в отделе водных ресурсов того ведомства, по данным «Радио Азаттык» (21 октября с. г.), указывали не только на природно-климатические причины обмеления Урала в Казахстане, но «и на малый сброс уральской воды из России». Точнее, из каскада водохранилищ и других водных резервуаров, действующих при ГЭС в верхнем течении Урала. Впрочем, по той же информации, С. Брекешев на вопрос о том, могло ли обмеление реки быть следствием малого сброса воды Россией, ответил отрицательно.


Трансграничный бассейн реки Урал

По данным российских профильных источников, сток верхнего Урала в Казахстан (точнее, в среднее течение этой реки) не сокращается уже более пяти лет. Так, Виталий Тюр, замдиректора Камского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов и начальник отдела этого агентства по Башкортостану, сообщил местным СМИ 2 ноября, что, хотя от казахстанских коллег звучат обвинения в задержке воды, верхнеуральские водохранилища её пропуск в Казахстан не задерживают. Хотя из-за климатических перепадов работают эти объекты, надо сказать, на пределе своих возможностей. В целом по бассейну реки Урал ситуация, как признал В. Тюр, «крайне сложная – уже разработана программа его экологической реабилитации».

Что же касается загрязнения, уменьшения стока и, соответственно, обмеления Иртыша на многих его участках в Казахстане и РФ, изначальная причина этого, повторимcя, в изменении верхнеиртышского русла в КНР четверть века тому назад. Свою лепту вносят также сверхнормативные водоотводы для различных нужд, особенно для водоснабжающего казахстанского канала (460 км) Иртыш–Караганда, сбросы неочищенных сточных вод и других отходов, большие потери воды на иртышских ГЭС и другие факторы. Как следствие, за данный период запасы рыборесурсов в Иртышском бассейне сократились более чем на две трети. А объемы судоходства не достигают даже 25% от уровня середины 1980-х.

В целях регулирования/пополнения запасов иртышской воды, в том числе для её использования совместно с Казахстаном, вице-премьер правительства РФ Виктория Абрамченко еще в конце августа с. г. выступила (на совещании по этим вопросам в Омске) за создание крупного Красногорского водорегулирующего узла в приграничной Омской области. Этот объект позволит увеличить полноводность Иртыша, особенно на трансграничном российско-казахстанском участке. Что, в свою очередь, поспособствует восстановлению здесь рыбных ресурсов, увеличению водных грузовых перевозок между РФ и Казахстаном по Иртышу и частично по его трансграничным притокам (реки Ишим и Тобол).


Трансграничный Иртышский бассейн 

Создание такого узла предписано «Водной стратегией» РФ, где Омская область обозначена в качестве испытывающей дефицит водных ресурсов из-за просадки уровня Иртыша. А увеличение водоотбора из этой реки в Казахстане и особенно в Китае ещё более понизит водность Иртыша, в том числе в российско-казахстанском приграничье.

Объект планировали ввести в действие к концу 2010-х, но эти сроки сорваны из-за недофинансирования. Теперь данный гидроузел намечено достроить к 2025-26 годам, если правительственная комиссия по бюджетным корретировкам выделит для этого необходимые средства и уточнит схему финансирования проекта.

Кроме того, к навигации-2022 будет восстанавливаться сеть постов по контролю за состоянием трансграничного Иртышского и Уральского бассейнов. По данным ФБУ «Администрация «Обь-Иртышводпуть», сперва восстановят два гидрологических поста, то есть по одному посту на трансграничных притоках Урала (р. Илек) и Иртыша (р. Тобол). Соответствующее решение принято на заседании в конце октября с. г. в Нурсултане двусторонней комиссии по трансграничным водным объектам.

Как отмечает Роман Чесноков, директор упомянутого ФБУ, комиссией готовятся также предложения по регулированию наполненения трансграничных и приграничных водохранилищ, по конкретным водоохранным мерам в обоих бассейнах, развитию судоходства в Иртышском регионе, восстановлению каспийско-уральского судоходства.

Иными словами, сотрудничество в решении означенных проблем куда продуктивнее политических игр в этой сфере.
0
    2 936