Сегодня
425,3    501,05    65,88    5,85
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Россия может вернуться в Казахстан уже в ближайшие два-три года?

Сауле ИсабаеваQMonitor
10 июня 2021
Коллаж: © Русские в КазахстанеНаше отношение к России можно назвать двояким: с одной стороны, мы вроде бы стремимся отгородиться от большого и влиятельного соседа, меньше зависеть от него, но с другой, прилагаем для этого недостаточно усилий, опасаясь лишиться его поддержки. Тогда как позиция Кремля в отношении Казахстана, да и в целом всех государств Центральной Азии вызывает аналогии с известной пословицей: «Собака на сене лежит, сама не ест и другим не даёт». То есть, Россия как бы сохраняет дистанцию, не особо вмешивается, однако зорко следит за тем, чтобы и прочие крупные игроки не хозяйничали в регионе. Впрочем, совсем скоро ситуация может кардинально измениться. О том, каким будет наш «совместный путь в будущее», рассуждает казахстанский политолог и географ Марат Шибутов. 

- Марат Максумович, каковы сегодня интересы России в Казахстане? Какую политику в отношении нашей страны она собирается проводить? 

- Когда мы говорим о влиянии РФ на Казахстан и центрально-азиатский регион, то представляем ее как единый монолит, который централизованно и самостоятельно вырабатывает решения. Но это далеко не так. В реальности мы имеем дело со сложной комбинацией из множества игроков с совершенно разными взглядами и интересами. Взять, к примеру, российские транснациональные корпорации, которые имеют штаб-квартиры в Москве, но курируют рынки СНГ или ЕАЭС – понятно, что они осуществляют свою деятельность через Кремль и способны серьезно влиять на его решения. Надо это понимать и учитывать.

Поэтому чтобы предугадать, какими будут дальнейшие шаги России в нашем регионе, нужно брать в расчет мнения всех крупных участников: силовиков, экономического блока, пограничных регионов, крупного бизнеса и т.д. Тут в принципе не может быть какой-то единой и четкой позиции, поскольку, как я уже сказал, любое решение российских властей представляет собой сложную смесь различных интересов. И это характерно для любого государства, а не только для РФ. У Казахстана, к примеру, ведь тоже нет какой-то конкретной внешней политики - как правило, она согласовывается с разными центрами принятия решений.

Но отмечу, что внешняя политика России фундаментально всегда менялась под влиянием выбора, куда идти – в Европу или в Азию. Более того, надо понимать, что Россия выросла и вознеслась именно как азиатская держава, а точнее, как самая западная из азиатских держав. И свои огромные финансовые ресурсы она заработала не только на продаже природных ресурсов и сельхозпродукции, но и на перепродаже товаров из Китая, Ирана, Индии, ЦА. К тому же азиатская часть ее территории составляет 77 процентов, то есть она в три раза больше европейской.

Несмотря на это, российская элита, начиная с эпохи правления Петра Первого, всегда стремилась, да и сейчас продолжает стремиться на Запад. Достаточно вспомнить, как в 1991 году Россия, Украина и Беларусь, объединившись, пытались избавиться от своих азиатских соседей. Или как на протяжении всех этих лет Москва металась из стороны в сторону, желая наладить отношения то с НАТО, то с ЕС или отдельными его странами.

Редьярд Киплинг говорил: «Всякий русский как азиат очарователен. И лишь когда настаивает, чтобы к русским относились не как к самому западному из восточных народов, а, напротив, как к самому восточному из западных, превращается в этническое недоразумение, с которым, право, нелегко иметь дело. Он сам никогда не знает, какая сторона его натуры возобладает в следующий миг».
В этих строках выражено мнение всего англосаксонского мира в отношении России. Не случайно Запад постоянно ограждается от нее – и экономически, и политически. Очевидно, все идет к тому (а в последнее время особенно стремительно), что ее из этого «мира» выпихнут настолько сильно и далеко, что больше она туда вряд ли вернется.

- И куда «выпихнут» - надо полагать, в Азию?

- Недавно я проводил анализ экспорта из России за период с 2001-го по 2020-й годы: отчетливо видно, как он постепенно сокращается в европейском направлении и при этом растет в азиатском. Причем в последнее время эта тенденция приняла серьезные обороты… Кстати, недавняя выходка Александра Лукашенко с принудительной посадкой самолета Ryanair в Минске, после которой от него окончательно отвернулась вся Европа, лишь ускорила этот процесс…

То есть, когда Россию «выпихнут» из Запада, да, она будет вынуждена заниматься Азией, и уже всерьез. Другого варианта у нее просто нет. Но пока российские элиты этого не осознают, расценивая подобные идеи как маргинальные, а не концептуальные, и соответственно не придавая им особого значения. А зря! Им следовало бы не терять даром время и подготовиться к такому переходу.

А вот когда Россия, наконец, поймет, что на Запад дорога закрыта и что впредь зоной ее ответственности и влияния будет Азия, тогда мы увидим мощный рывок в нашу сторону. Причем заходить в регион Москва будет очень массированно, настойчиво и, как показывает опыт Узбекистана, быстро. Посмотрите, как с приходом к власти Шавката Мирзиеева всего за несколько лет РФ успела организовать там 20 филиалов вузов, запустить новую программу по подготовке учителей для русских школ, способствовала росту экспорта и т.д. С Казахстаном она вполне может проделать то же самое, просто пока не хочет…

- А сам Казахстан готов к ее возвращению, как вы считаете?

- Давайте будем откровенными: мы ведь так и не избавились от роли России как посредника во взаимодействии с внешним миром. Простой пример. Китайские новости, которые, кстати, публикуются и на русском, и на казахском (в Синьцзяне) языках, мы берем из российских СМИ, даже фотографии оттуда «качаем». Или взять зарубежную литературу – никто в РК не занимается ее переводом, разве что с недавних пор одно частное издательство начало выпускать детские книги про Гарри Поттера на казахском языке, но это капля в море.

За 30 лет мы так и не избавились от российского влияния, да и не особо пытались. Складывается ощущение, что центрально-азиатские страны в принципе неспособны на такой уровень самостоятельности - они не тянут ни экономически, ни политически, ни культурно. А это значит, что морально к такому повороту мы готовы. Другое дело, что сама Россия еще сомневается. Но рано или поздно Запад вобьет ей эту мысль в голову, и она вернется в наш регион, как вернулась в Узбекистан, заняв там достаточно сильные позиции.

- Это произойдет в обозримом будущем?

- Да, это случится в ближайшие два-три года. Спасибо Лукашенко…

- Какие еще факторы, помимо Лукашенко, могут ускорить этот процесс?

- Безусловно, это сокращение российского экспорта в Европейский союз, наращивание санкционного давления, смена поколений политиков на более молодых и менее зашоренных, то есть способных объективно оценивать ситуацию. А еще нужно смотреть на то, как будут обстоять дела у России в Африке, куда она сейчас устремилась с целью усилить там свое влияние...

- Возможно, на уровне государства готовность поддаться влиянию России и есть, но что насчет общества – как оно это воспримет?

- Резкое усиление чужого присутствия – всегда болезненный процесс. Особенно тяжело его воспримет отечественный бизнес, ведь ему придется конкурировать с российскими предпринимателями, которые начнут активно осваивать наши рынки один за другим. Будут сильно недовольны и представители системы образования, когда в стране откроются российские вузы и школы. В общем, пострадает, вплоть до закрытия, много субъектов казахстанского бизнеса – со всеми вытекающими из этого последствиями.

- А какой реакции следует ждать со стороны националистически настроенной части общества? Какова вероятность роста протестности на этом фоне?

- Наверняка недовольство будет, но у России, в отличие от Китая, есть мощная медийная машина, которая сильно влияет на Казахстан и его граждан. Это значит, что она гораздо лучше понимает процессы, которые происходят в нашем обществе. Я уже не говорю про более тесные связи российских и наших элит… Все это будет сдерживать протестность – если она и проявится, то не столь жестко, как можно предположить.

- И, наконец, как будет реагировать на активное возращение России в регион Китай? 

- Китаю это будет лишь на пользу, потому что мы видим, как легко он сдает позиции под напором американской пропаганды. Думаю, КНР будет даже содействовать развитию такого сценария. Но это уже тема для другого интервью.
0
    7 000