Сегодня

477,98    488,93    70,82    7,93
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Русский язык — заложник популистских сил в Киргизии

Злата СимашМедиа-МИГ
3 декабря 2021
Решением Совета глав государств — членов СНГ 2023 год на пространстве Содружества объявлен годом русского языка как языка межнационального общения. В Киргизии подготовка к знаковому событию идет полным ходом — в Киргизско-российском славянском университете им. Б.Н. Ельцина открыта кафедра «Институт Пушкина — Институт русского языка», а кабинет министров республики совместно с Национальной комиссией по государственному языку тем временем разработали законопроект «О государственном языке», который сводит практически на нет возможности использования в Киргизии официального, русского языка. 

В обосновании к законопроекту разработчики пишут, что киргизский язык как один из древнейших и лежащих в основе выдающихся культурных ценностей является языком титульного населения независимой Киргизии. По убеждению авторов, расширение его использования во всех сферах государственной и общественной жизни не только послужит сохранению идентичности киргизского народа и развитию его национальной культуры, но и обеспечит совершенствование языковой политики. При этом полномочия утверждать правила орфоэпии и орфографии, а также стилистические и грамматические нормы государственного языка передаются не лингвистам и филологам, а почему-то депутатам Жогорку Кенеша (парламента) Кыргызстана. 

Проект закона утверждает киргизский язык в качестве основного при проведении публичных мероприятий, размещении публичной текстовой или визуальной информации и рекламы. Телеканалы и радиостанции обяжут выпускать на нем не менее 65–70% контента. Все компьютерные программы и мобильные приложения, которые используются в республике, должны будут обзавестись интерфейсом на киргизском языке.

Нововведения затронут все сферы деятельности — от госслужбы, медицины и образования до сферы услуг. По-киргизски должны будут говорить чиновники, военные, врачи, педагоги, продавцы, сантехники, водители такси и общественного транспорта. 

Самое главное, законопроект лишит представителей всех этносов, образующих народ Киргизии, гарантированного права на сохранение родного языка и создание условий для его изучения и развития. Исключается и формулировка о недопущении ущемления прав и свобод граждан по признаку незнания государственного или официального языка.

Общественного обсуждения законопроекта фактически не состоялось — граждане Киргизии узнали о документе лишь тогда, когда СМИ опубликовали информацию об окончании процесса его так называемого обсуждения 22 ноября 2021 года, открыв тем самым реальный дискурс о планируемых изменениях языковой политики. 

В беседе с MEDIA-MIG доктор филологических наук, профессор, директор «Института русского языка» Киргизско-российского славянского университета им. Б.Н. Ельцина Мамед Тагаев согласился, что киргизский язык нужно развивать и новый закон, направленный на достижение этой цели, можно было бы приветствовать, если бы не ряд обстоятельств.

«Удручает в этом законе ничем не скрываемая нетерпимость к другим языкам и культурам, в том числе и к тем, которые сыграли и продолжают играть громадную роль в развитии образования, культуры, науки, техники в нашей стране. Языковой вопрос — это тонкая материя человеческих отношений, и к нему надо подходить крайне осторожно и деликатно. Он стал первопричиной многочисленных конфликтов на Украине, в Молдове, Прибалтике и в других странах постсоветского пространства. Не откроем ли этим законопроектом ящик Пандоры?», — риторические заметил Мамед Тагаев. 

Он подчеркнул, что двуязычие или многоязычие является для современного мира не исключением, а нормой жизни: «Неразумно замыкаться на одном языке: такой подход может привести к отставанию, деградации и национальной ограниченности. Острие языковой политики необходимо направить на развитие билингвизма при ведущей роли киргизского языка. В нашей стране выросло целое поколение молодых людей, которые не знают других языков, кроме родного. С другой стороны, есть огромное число жителей страны, для которых русский язык стал основным средством общения и познания мира. Каждый третий ребенок — около 400 тыс. детей — учатся в школе с русским языком обучения, сотни тысяч человек окончили школы и получили профессиональное образование на русском языке, и мы не можем ограничить права этих людей на выбор языка. А для миллионной армии мигрантов владение русским языком и вовсе является жизненно важной категорией». 

По словам Мамеда Тагаева, сегодня деятельность Национальной комиссии по государственному языку и языковой политике при президенте Киргизии более не отвечает запросам граждан коренной национальности и вызовам времени, так как ничего, кроме императива не предлагает:

«Действующий закон о государственном языке вполне соответствует и полностью обеспечивает динамичное развитие киргизского языка. И не нужно его менять. Тогда как предлагаемый законопроект о государственном языке противоречит статье 13 Конституции Киргизской Республики 2021 года и является не чем иным, как популизмом».

Аналогичную оценку происходящему дал сопредседатель Клуба региональных экспертов КР «Пикир», политолог Игорь Шестаков, уверенный, что принятие подобной редакции закона «О государственном языке» приведет к политизации не только языкового, но и межнационального вопросов в Киргизии. 

«Еще 17 лет назад, когда был принят первый вариант закона о госязыке, депутаты пришли к единому мнению, что с учетом проживания в республике более 80 различных национальностей, языком межнационального общения должен оставаться русский язык. На нем работает Ассамблея народа Киргизии. Можно понять, почему владение госязыком является обязательным условием для госслужбы. Но совершенно нелогично переводить на киргизский язык, например, сферу услуг, учитывая, что государство делает ставку на туристическую отрасль. Поэтому положения обсуждаемого законопроекта, на мой взгляд, отчасти политически мотивированные, а отчасти — просто абсурдные», — отметил эксперт в интервью MEDIA-MIG.

Не ясно, по мнению Игоря Шестакова, от кого или от чего авторы законопроекта пытаются защитить киргизский язык, учитывая, что его значимость никем никогда не оспаривается: 

«На мой взгляд, ряд положений данного закона нацелены на переключение населения с насущных проблем киргизского языка на мнимые, никак не связанные с лингвистикой, филологией и образованием. На протяжении многих лет проблемы госязыка заключаются в слабом материально-техническом обеспечении, в отсутствии эффективных методик, а также в низком уровне квалификации большинства педагогов. Сегодня профессия учителя в республике одна из самых низкооплачиваемых, что влияет на текучку кадров и мотивацию педагогов в целом. Новая редакция никак не решает ни одну из этих реальных проблем, она лишь сужает сферу применения русского языка и будет способствовать разделению граждан страны». 

Однозначно высказалась и экс-депутат киргизского парламента, экс-вице-премьер-министр Киргизии Эльмира Ибраимова, заявив, что первостепенной задачей государства является сохранение теплых межнациональных отношений, обеспечивающих стабильность, развитие государства, рост его престижа на международной арене, а также привлечение инвестиций. 

«На русском языке говорит более 160 миллионов человек в мире, это один из шести официальных языков ООН. На русском языке мы можем разговаривать со всем миром и это сильный интегрирующий фактор. Поэтому я считаю, что языковая политика Киргизии, безусловно, должна быть направлена на развитие как государственного языка, так и официального языка — русского», — отметила собеседница MEDIA-MIG. 

По ее убеждению, государственные структуры России и Киргизии должны вести более активную совместную работу в направлении профилактики и недопущения ксенофобии, ущемления достоинства и прав граждан обеих стран, поддержки этносов друг друга. 

Между тем координатор Клуба региональных экспертов КР «Пикир», политический обозреватель Наталья Крек уверена в том, что языковой вопрос в Киргизии относится исключительно к политической плоскости. Она отметила, что прежние власти манипулировали положением русского языка с целью получения определенных выгод в диалоге с Москвой, однако сейчас этот вопрос обострился, скорее, под давлением ее геополитических оппонентов, той же Анкары, которая в последнее время уверенно и стремительно решает свои задачи на территории республики. 

«Языковой вопрос в Киргизии поднимается периодически, и каждый раз приводит к внесению тех или иных поправок в законы о государственном и официальном языках, что в свою очередь ведет к определенному перераспределению их позиций, как правило, в пользу киргизского языка. Но если прежние изменения законодательства все же сохраняли определенный баланс, то предлагаемая сегодня редакция закона, написанная по украинскому шаблону, очень жесткая и беспрецедентная по отношению к русскому языку, который пока еще сохраняет за собой конституционный статус официального. Однако в случае принятия нового закона о госязыке, он будет иметь исключительно номинальное положение, т. к. пространства для его применения фактически не останется, на нем разрешат говорить разве что в частном порядке», — отметила журналист в беседе с MEDIA-MIG. 

Продолжая радикальную политику вытеснения русского языка, Киргизия уже в ближайшей перспективе столкнется с предсказуемыми последствиями. На первом этапе выбранный курс спровоцирует очередной массовый отток русскоязычного населения, в том числе значительной части представителей титульной нации. Продолжится «вымывание» квалифицированных кадров, не говоря о закрытии ряда предприятий и потере инвестиций. На следующем этапе курс на моноязычие снизит интеграционные перспективы Киргизии в ЕАЭС. Свободный доступ на российский рынок труда для хорошо владеющих русским языком киргизов потеряет смысл, что может привести к расширению патентной системы трудоустройства в России на граждан Киргизии.
+2
    5 823