Сегодня

465,08    488,75    69,43    9,1
Соотечественник
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Репатриация русских способна восполнить демографические потери России

Александр ШустовРитм Евразии
14 декабря 2021
Коллаж: © Русские в КазахстанеПост в Telegram главы «Россотрудничества» Евгения Примакова о необходимости репатриации русских в Россию активизировал дискуссию по этой давней проблеме. Как это обычно бывает, мнения разделились на за и против. Однако эта дискуссия смысла, в сущности, не имеет, поскольку репатриация русских – единственный способ сегодня восполнить масштабные демографические потери от Cоvid-19.

Е. Примаков сводит аргументы в пользу и против массовой репатриации русских к двум подходам. Первый из них подразумевает, что Москве необходимо сосредоточиться на правах русских в странах их проживания с тем, чтобы их язык, образование, бизнес, культура и т. д. не ущемлялись, а условия жизни были приемлемыми. Если же они всё же захотят переехать в РФ, то могут воспользоваться действующей программой переселения соотечественников, которая на сегодняшний день, правда, «не очень поворотливая и гуманная». Тем самым можно будет обеспечить сохранение в странах СНГ дружественного нам населения, которое, если продолжать мысль главы «Россотрудничества», должно служить проводником интересов России и инструментом ее влияния на республики бывшего СССР с помощью механизмов «мягкой силы». Именно такой политике Россия до сих пор и следовала все тридцать лет после распада СССР.

Второй подход заключается в том, чтобы максимально упростить программу репатриации с тем, чтобы всё желающее русское и русскоязычное население смогло вернуться в Россию, сохраняя при этом право и возможность нормального проживания в стране исхода. Такой подход требует коренного пересмотра не только самой госпрограммы репатриации, но и принципов работы задействованных в ее реализации органов власти всех уровней – от федеральных до региональных и муниципальных. Процесс переселения в Россию для русского населения, проживающего за рубежом, должен стать максимально простым и удобным. С этой целью профильным госструктурам необходимо поставить конкретные задачи по его репатриации русских, что потребует создания простых и лояльных для переселенцев условий. По сути, такой подход означает коренной пересмотр программы переселения соотечественников.

Под странами, из которых необходимо организовать возвращение соотечественников в Россию, Е. Примаков явно имеет в виду страны Средней Азии («Где-то-там-стан»), а в качестве основной причины нецелесообразности дальнейшего пребывания там русского населения называет их ассимиляцию коренным населением, которая проводится под видом интеграции. В долгосрочной перспективе остановить ассимиляцию, по его словам, в сущности, невозможно, поскольку «всюду наша работа по сохранению идентичности русских и русскоязычных, наших соотечественников, – бег наперегонки со временем». Причем сами страны Средней Азии в репатриации русского и русскоязычного населения отнюдь не заинтересованы, поскольку для них она грозит обернуться потерей квалифицированных кадров – «большого числа врачей, учителей и инженеров, которые раньше эту усредненную республику «угнетали».

Возражения против запуска программы репатриации сводятся к двум основным пунктам: 1) проживающему в странах проживания русскому и русскоязычному населению будет трудно покинуть привычное место жительства, а переезд в Россию вообще станет для него культурным шоком; 2) резкое сокращение численности русского населения приведет к ускоренной дерусификации Средней Азии, что приведет к усилению в этом регионе исламизма, пантюркизма и, как следствие, нарастанию социальной нестабильности. В итоге Россия лишится буфера, который пока еще прикрывает ее со стороны обширного в территориальном и демографическом отношении исламского Юга. Взамен предлагается установить контроль над внутренней политикой среднеазиатских государств и заставить их отказаться от планов по вытеснению или ассимиляции местного русского населения, создав для него хорошие условия и сделав русскость популярной среди местного населения.

Покидать прежнее место жительства, особенно если твои предки проживали в этой стране не одно поколение, действительно трудно. Тем более что в Средней Азии осталось главным образом старожильческое русское население, которое появилось на ее территории еще до революции 1917 г. или в советский период. Однако в условиях обострения межэтнических отношений, а также сокращения ареала распространения русского языка русское население неизбежно столкнется и уже сталкивается с выбором – эмиграция или постепенная ассимиляция, которая на протяжении жизни двух-трех следующий поколений станет весьма вероятным вариантом. Возможностей поддерживать свою этническую и культурную идентичность в условиях иноэтничного окружения со временем будет все меньше, а межэтнические браки, давление СМИ и социального окружения в сочетании с переводом системы образования на титульные, английский или турецкий языки со временем сделают свое дело.

С иллюзиями о том, что России удастся установить контроль над внутренней политикой стран СНГ и улучшить тем самым положение русского населения, лучше расстаться сразу. Во-первых, сделать это за тридцать лет, минувшие со времени распада СССР, так и не удалось, причем даже в самых дружественных России странах, которые критически зависят от нее в экономическом плане. Москва до сих пор в полной мере не контролирует даже внутреннюю политику некоторых национальных республик в составе самой РФ, которые, несмотря на все попытки выстраивания вертикали власти, продолжают попытки проведения этнократического курса. Ни инструментов, ни условий для того, чтобы заставить страны СНГ проводить более лояльную в отношении русского населения политику, вообще не просматривается. Более того, логика построения национального государства, в основе которого лежит язык, культура и религия титульного этноса, будет и далее толкать государства ближнего зарубежья на путь проведения этноцентристской политики, требующей дальнейшей дерусификации.

Риски сокращения ареала распространения русского языка и культуры вследствие отъезда русских в РФ, как и усиления радикального ислама в южных странах СНГ, действительно существуют. Однако эти процессы происходят независимо от эмиграции русского населения. В Узбекистане, как следует из опубликованных недавно данных Госкомстата, проживает 720,3 тыс. русских, что составляет всего 2,1% населения республики, превысившего 34,6 млн чел. Большинство из них проживают в городах и общей этнической, а тем более культурной картины давно уже не определяют. В Киргизии на начало этого года проживали 341,4 тыс. русских, на долю которых приходится всего 5,1% населения республики. Большинство из них (87%) сконцентрированы в Бишкеке и «столичной» Чуйской области, тогда как в остальных регионах их присутствие почти незаметно. В Таджикистане, где перепись 2010 г. зафиксировала всего 34,8 тыс. русских, их вряд ли насчитывается более 10-15 тыс., а численность русского населения Туркмении на сегодняшний день не известна.

Совокупная численность русских в четырех республиках Средней Азии (без Казахстана) составляет, по всей видимости, не более 1,1 млн человек, что сопоставимо с населением среднего по численности жителей региона Центральной России. Однако ни в одной из этих стран русские не составляют влиятельной или вообще заметной части политической или бизнес-элиты, что не позволяет им оказывать существенное влияние на протекающие в них процессы. Об этом говорит практически полное отсутствие фактора русской диаспоры в отношениях России со среднеазиатскими республиками, в том числе в ходе переговоров на самых различных уровнях. Оставшееся в Средней Азии русское население не является и гарантией сохранения русскоязычного культурного пространства, которое сжимается в силу естественных этнодемографических процессов, а также проводимой властями культурно-языковой политики.

Несколько иная ситуация в Казахстане, где на начало 2021 г. проживало почти 3,5 млн русских, составляющих 18,4% населения. Большая их часть сконцентрирована в граничащих с Россией регионах Северного и Восточного Казахстана, которые отличаются высоким уровнем русификации местного казахского населения. Более 90% населения республики вообще свободно владеет русским языком, ареал распространения которого заметно больше, чем казахского. Учитывая геополитическое положение Казахстана, который является буфером между Россией и остальными республиками Средней Азии, его дерусификация действительно представляет потенциальную опасность. Но, учитывая планы казахстанских властей по введению в школах казахского языка и переходу на латиницу, у проживающих в республике русских может не остаться иного выбора, кроме эмиграции в Россию.

Главным же аргументом в пользу репатриации русского населения является крайне сложная демографическая ситуация в России. В условиях низкой рождаемости и высокой смертности такая политика позволит восполнить демографические потери от эпидемии Cоvid-19, которая, судя по тенденциям, будет стоить населения одного-двух средних по численности регионов РФ. И корректировать под эти задачи программу переселения соотечественников следует как можно быстрее.
+17
    64 840