Последние новости


Россия и соотечественники. Сергей Проваторов: «Мы, изначально, были на верном пути…»

23 октября 2017
1 348
0

Интервью с координатором Координационного совета русских этнокультурных организаций Украины С.Г.Проваторовым.

 

- Сергей Германович, Вы стояли у истоков российского соотечественного движения, при вашем непосредственном участии происходила его «институализация»: формировалась система координационных советов, разрабатывались методы взаимодействия России с русским зарубежьем. Скажите, оглядываясь назад, считаете ли Вы, что имеющийся формат связи России и соотечественников - оптимальный, или, на Ваш взгляд, есть простор для изменений, улучшений?

 

- Моя роль намного проще. Но не стану лукавить, мне до сих пор греет душу говорить, что собственно «Движение соотечественников», как «фишку», как наименование процесса, который должен был бы приобрести серьезное синергическое звучание, ввёл в оборот, собственно говоря, ваш покорный слуга. Конечно, шило в мешке не утаишь: никто не признает это «изобретение» за мной, но именно так было. Увы, мне не довелось стоять, как вы выразились, «у истоков» ни русского, ни соотечественнического движений, если вести речь о «вселенских масштабах».

 

В русское общественное движение меня позвали в 1999-м, когда общество «Русь», возглавляемое Валентиной Ивановной Ермоловой, готовило Первый съезд русских Украины. Он же, к сожалению, и последний. Мне тогда поручили собрать и возглавить делегацию из Полтавской области. А истоки были раньше лет на десять.

 

Однако мой приход в русские организации действительно практически совпал с запуском тренда о российских соотечественниках. Но моих заслуг в этом не было никаких.

 

Закон о политике в отношении соотечественников, проживающих за рубежом, был принят в 1999 году; первый Всемирный Конгресс соотечественников состоялся в 2001-м. Но на Украине эта тема в те годы, как, впрочем, и в последующие, не прозвучала с достаточной силой.

 

Что же касается «движения соотечественников», то этот термин мне пришлось ввести на Украине тогда, когда нам дали понять, что «русское движение» не будет иметь поддержки из Российской Федерации, а получать какое-то материальное вспомоществование поимеют шанс только организации, признавшие себя организациями российских соотечественников. Это произошло после Всемирного Конгресса 2006 года. Тогда термин «движение российских соотечественников», насколько могу вспомнить, вообще не был в употреблении.

 

Забегая вперёд, отмечу: уже в 2006-м мне показалось странным требование – по сути – отказаться от развития «русского движения». И эта странность, в совокупности со многими другими нюансами, впоследствии дорого всем нам обошлась. Но она однозначно отражала стойкие тенденции, развиваемые и поныне.

 

Для тех, кто не знает предыстории, расскажу: в период с 1999-го по 2004-й годы самой многочисленной и деятельной организацией русских на Украине было созданное Александром Григорьевичем Свистуновым и его сподвижниками «Русское движение Украины» в форме всеукраинской общественной организации и с партийным «приложением» - «Русский блок».

 

Когда в этом общественно-политическом тандеме в 2005 году наступил глубокий кризис и, несмотря на все приложенные усилия купировать его не удалось, мы эту организацию вынужденно оставили (не буду вдаваться в подробности, тема очень громоздкая).

 

Тогда мной было предложено не только к ВОО «РДУ» (как мы аббревиатировали название той организации), но ко всей совокупности общественных структур русской культуры применять термин «Русское Движение на Украине». А поскольку Русскому движению к указанному году даже мной было отдано семь лет жизни, это словосочетание, преисполненное, как тогда казалось, огромного жизнеутверждающего смысла, было мне очень дорого. И когда встала задача «адаптировать» русские организации к выдвинутому требованию, мной была предложена новая формула - «Движение российских соотечественников на Украине». В работе с российской стороной она должна была заменить формулу «Русское движение на Украине».

 

Здесь, чтоб меня никто не пинал, уточню: тогда на Украине со стороны никаких госорганов за эту деятельность не преследовали, несмотря на то, что это происходило уже после майдана 2004 года. Даже более того, период президентства Ющенко мы в своей среде в шутку называли «лучшими годами для русского движения» - казалось, государству вообще не было до нас никакого дела…

 

Представляю, что кто-то может обвинить меня в «приспособленчестве». Но, надеюсь, извинит тот факт, что уже в 2006-м году украинское государство практически полностью отказалось хотя бы минимально ресурсно «окормлять» деятельность русских этнокультурных организаций даже в виде поддержки их как «представителей нацменьшинства», хотя кое-где и изредка такие случаи ещё можно было наблюдать. К тому же мы никогда не давали согласия, чтоб нас определяли нацменьшинством. Такое определение было, да и остается, несправедливым и абсурдным.

 

Получить какую-либо значимую помощь от предпринимательских структур тоже было нереально. Даже «дочки» российских корпораций, действовавшие на Украине, не проявляли никакой готовности хотя бы эпизодически финансировать работу русских общественных, а тем более политических организаций. Малому же и среднему предпринимательству участвовать в этом было, как правило, или не по силам, или просто чревато неприятными последствиями уже тогда.

 

Возвращаясь к «требованию» насчет необходимости перепрофилироваться в «организации российских соотечественников», скажу, что мной тогдашнему руководителю Представительства Росзарубежцентра был задан вопрос: «Учитывая, что государство Украина не оказывает русским общественным объединениям материальной помощи, а поддержку от бизнеса получить нереально, что сделать, чтобы такая существенная помощь оказывалась из Российской Федерации?» Ответ был прямой: «Нужно, чтобы все объединились в одну большую организацию».

 

В том ответе крылся тонкий подвох. Ведь, понятно, «объединить всех» невозможно. И мной было об этом сказано. С другой стороны, и будущее показало нашу правоту, уже тогда было ясно, что понятие «российский соотечественник» никак не вяжется ни с украинским законодательством, ни с международными правовыми нормами, на основании которых можно (или «предположительно можно») отстаивать интересы и права русского этнокультурного сообщества на Украине.

 

Но пришлось создавать новую структуру. Так возникло объединение с длинным названием: Всеукраинский союз общественных организаций «Объединение организаций соотечественников «Русское содружество». Наименование это не было сочинено мной. Его на специально собранном круглом столе руководителей общественных организаций, проведенном в Российском медиа-центре 4-5 ноября 2006 года, определяли рейтинговым голосованием. Мной был выдвинут принципиальный тезис: учитывая предыдущий опыт, полученный в ВОО «РДУ», не строить «унитарную» всеукраинскую организацию. В создании союза приняли участие, коль не изменяет память, тридцать шесть организаций со статусом областной и городской в областном центре. По меньшей мере, двенадцать руководителей на тот момент были депутатами местных советов.

 

Когда в июне 2007-го «Русское содружество» получило свидетельство о государственной регистрации, в состав объединения уже входило более полусотни организаций. А в 2013-м – три всеукраинские организации и шестьдесят три областные, городские в областных центрах и несколько городских в других городах, из всех регионов, кроме Ивано-Франковской области.

 

Нужно отметить, что уже в те годы на повестку был поставлен и вопрос о создании координационных советов организаций соотечественников. Поэтому, в декларации, принятой на учредительной конференции нашего нового объединения в феврале 2007 года, было записано: создание всеукраинской системы координационных советов организаций российских соотечественников является одним из трех главных приоритетов.

 

В июле 2007 года мной было положено на стол руководителя Представительства Росзарубежцентра свидетельство о госрегистрации «Русского содружества». И снова задан вопрос: «Вот самая крупная организация на Украине, объединяющая организации соотечественников. Что мы должны сделать теперь, чтобы эти организации получили существенную поддержку на их деятельность в области культуры и просвещения?»

 

И опять был дан ответ в духе сказок про «отгадай еще одну загадку»: «Нужно создать координационный совет, который объединит все организации соотечественников на Украине»…

 

Пришлось создавать. И это тоже отдельная длинная история с множеством нюансов. И, используя, образно выражаясь, силы «Русского содружества» и добрых единомышленников, нам удалось к 2008 году сформировать Систему КСОРС. Именно так мы аббревиатировали её название. Уже много позже эта аббревиатура была принята для Всемирного Движения.

 

К «курьезным» могу отнести факт, что когда в жестоких схватках на ряде заседаний Всеукраинского КСОРС и всеукраинских конференциях было выработано и утверждено «Положение о системе КСОРС», многие называли сей документ «слишком длинным и сложным для восприятия», и предлагали сделать положение «на одну-три странички». Но впоследствии и Всемирное Движение получило многостраничный нормоутверждающий пакет… Поэтому считаю, что мы, изначально, были на верном пути по всем показателям.

 

Без лукавства скажу: создание Системы КСОРС на Украине в 2007-2010 годах – один из сложнейших периодов в моей жизни, так много было проблем, сопротивления, переживаний, препятствий, разочарований. Благо рядом было немало единомышленников.

 

Зачем так подробно рассказываю? – Чтоб прояснить: все россказни о якобы имевшем место создании российскими госструктурами на базе русских общественных организаций «антиукраинской пятой колонны» - миф, не имеющий под собой вообще никаких оснований. Даже если бы нам того захотелось, российские структуры, реализующие госполитику в отношении соотечественников за рубежом, категорически не занимались созданием «колонн». Как перед иконой, словно положа руку на Евангелие, заявляю: за все восемнадцать лет моего участия непосредственно в русском или соотечественническом движении ни один российский чиновник, ни разу не поставил передо мной вопрос о необходимости вести какую-либо антиукраинскую деятельность. И, насколько мне известно, и перед другими руководителями общественных организаций такие задачи никогда не ставили. Плохо это или хорошо? – Делайте свои выводы. Но перед государством Украина в этом смысле у меня и у абсолютного большинства моих товарищей по движению, остающихся жить на Украине, совесть совершенно чиста.

 

Говоря о «формате связи» с «исторической Родиной», вынужден констатировать: уже в 2010 году стало очевидно, что «всемирное движение» пробуксовывает. Видно было хотя бы по тому, какую поддержку получало наше движение на Украине. Она всегда была мизерна настолько, что у недоброжелателей и - могу только догадываться – у украинских спецслужбистов вызывала только смех.

 

Несмотря на то, что нами было создано и крупнейшее объединение русскокультурных организаций, и система КСОРС, состоявшая из всеукраинского и пяти окружных координационных советов, а в ряде областей – и региональных советов, ожидаемой существенной ресурсной поддержки мы не получили ни по одному из ключевых направлений деятельности. Тогда такая поддержка могла иметь место и ее факт не преследовали украинские госорганы. Но, невзирая на то, что к 2013 году в Систему КСОРС входило уже 160 организаций (для сравнения – на Первый съезд русских Украины представителей делегировали 58 организаций), такой поддержки, которую можно было бы назвать даже минимально-обоснованной необходимостью, не говоря уже о достаточной, мы так и не дождались. Об этом неоднократно с высоких трибун заявлял и депутат Верховной Рады Украины Вадим Васильевич Колесниченко, после того, как в 2010 году его избрали председателем Всеукраинского КСОРС…

 

Поэтому, как ни крути, а назвать «формат связи» оптимальным – невозможно. Для иллюстрации достаточно привести один общеизвестный факт: положение дел с реализацией Госпрограммы содействия добровольному переселению соотечественников. И самое печальное то, что не сделанное до конца 2013 года после февраля 2014-го на Украине стало вообще невозможным. Что же касается положения дел в других государствах, где живут люди русской культуры, то об оценках и состоянии дел лучше спрашивать у них.

 

А насчет «простора»: для лучшего нет границ, ежели их не создали искусственно. Была бы воля, было бы желание делать! Но сегодня это вообще никоим образом не зависит от осознающих себя русских, бедствующих на Украине.

 

Теперь нам нужна помощь со стороны международных структур, организаций, так как помощь из Российской Федерации в украинском государстве и в части украинского общества воспринимаема как вмешательство, как «акт агрессии», а получатели такой помощи однозначно определяемы как «работающие на агрессора». Отсюда следует делать и все выводы.

 

Но где те «международные структуры», которые могли бы хотя бы какую-нибудь заметную помощь оказывать объединениям русской культуры на Украине?

 

На протяжении ряда лет поднимаю вопрос о необходимости создания международной организации для защиты прав русского населения в государствах проживания вне Российской Федерации. Но мои многократно повторявшиеся вопли так и остались «гласом вопиющего в пустыню». Точно такая же ситуация и с известной инициативой создания медиа-союза.

 

Нам навязали и продолжают лохматить анекдот о «самоорганизующихся диаспорах», в то время как уже пятиклассники наверняка знают, что сильны лишь те этнические диаспоры, в которые целенаправленно вкачивают баснословные финансовые и материальные ресурсы.

 

И все же, несмотря на последовавшее развитие событий, повторю: считаю, что мы, изначально, были на верном пути. Но теперь нам нужен новый путь. Ещё более верный.

 

- Говоря на соотечественную тематику нельзя не отметить тот грустный факт, что, к сожалению, ни в одной зарубежной стране не получилось сформировать единую и крепкую русскую диаспору, способную поддерживать и развивать свою идентичность и общность. Почему так сложилось? И, на Ваш взгляд, существуют ли какие-либо универсальные рецепты, способные сформировать, укрепить и развить диаспоральные связи, и, если таковые есть, то, что, по-Вашему, мешает применить эти рецепты к русскому зарубежью?

 

- Вы задаёте такие емкие вопросы, отвечать на которые нужно целыми трактатами. Но всё же попытаюсь схематично обрисовать ситуацию, как её вижу.

 

Сам по себе посыл «не получилось сформировать единую и крепкую русскую диаспору, способную поддерживать и развивать свою идентичность и общность» ущербен в корне. У кого «не получилось»? У самой «диаспоры» или у кого-то извне этой несостоявшейся «диаспоры»?

 

Проблема в том, что русские - не есть этнос в «классическом», с позволения сказать, смысле. Нынешние русские – цивилизационная общность, состоящая из людей разных мировоззренческих, религиозных, этнических и даже расовых групп, но никак не единый этнос. Но мы снова и снова наступаем на эти грабли – этнической неопределенности русских.

 

Диаспора, по моему глубокому убеждению, может создавать себя и развивать свою идентичность, только когда имеет крепкую этническую платформу, да ещё подкрепляемую единством религии. «Зов крови» созидатель куда более надежный, чем даже религия. И уводить рассуждение в плоскость «почему не получается русская диаспора» равнозначно попыткам выбраться из лабиринта, выход из которого замурован.

 

А «создание» диаспор «сверху» почему не имеет результатов, – спросите вы? А кто прилагал усилия к их созданию? Были ли эти «усилия» – усилиями?

 

К тому же, нынешние русские, как общность, сформированная двумя империями, – российской до 1917-го и советской до 1991-го годов – так и не обрели статуса государствообразующей национальности. Можно сколько угодно рефлексировать на предмет «наличия тысячелетней истории от Рюрика до наших дней», но, повторяю: современные русские – плод исключительно двух империй, какими их обрисовала нам общеизвестная историческая концепция. И если в России до 1917-го и, особенно, после него, активно уничтожался дух общинности, то чего ради эта общинность вдруг, как Феникс из пепла, возродится в «диаспорах»?

 

В результате русские имеют, с одной стороны, комплекс неполноценности, который, однако, признавать в основной массе не желают, как бы плохо не обстояли дела; с другой – эта цивилизационная общность, по объективным и субъективным причинам, раздираема как извне, так и изнутри. При отсутствии мощной политической воли, направленной на сохранение, укрепление, развитие русской национальности на территории исторической России, это раздирание чревато самыми печальными последствиями. И теперь мы их вынуждены наблюдать и переживать каждодневно.

 

И до тех пор, пока большинство русских не определится с тем, кто же такие «русские» и что такое «русскость» в настоящем и, что еще важнее, - для будущего, говорить не только о проблемах «диаспорального строительства», но и о сохранении идентичности бессмысленное занятие с практической точки зрения.

 

Вопрос о русских и русскости нужно рассматривать отдельно и фундаментально. Но это рассмотрение у большинства вызывает неадекватные реакции, причины которых, впрочем, вполне объяснимы.

 

К тому же мы не можем не понимать, что русские – в смысле «народной массы» – «сами с собой не разберутся». Нужно соответствующее движение элиты. Но не той псевдоэлиты, что сейчас обгрызает тело страны, а той, которая возможно и есть, но пребывает в спячке, в разрозненности, в рассредоточении сознания.

 

Самоидентификация с высоким уровнем воспроизводства возможна при наличии нескольких факторов в их активной созидающей фазе.

 

Среди них самые важные: наличие справедливого государственного устройства, в котором народ должен быть признан государствообразующим; культура, традиции и воспроизводство популяции этого народа в таком государстве должны быть возведены в ранг высшего державного приоритета.

 

Но ни один из этих факторов не имеет места сегодня в судьбе русских. (А равно и в судьбе украинцев). А ведь можно назвать еще целый ряд других факторов, позитивного влияния которых тоже нет.

 

А поскольку к русским, живущим за границами территории «исторической России», некорректно применять понятие «диаспора», то и сформировать, укрепить и развить диаспоральные связи невозможно. Можно только имитировать их.

 

Нужны другие решения.

 

Частично они реализуются через Движение соотечественников в том виде, в котором оно ныне существует. Но здесь помочь может только количество усилий. При большом старании всех участников процесса оно может перерасти в качество.

 

Пока же нет ни достаточного количества усилий, направляемых на развитие структуры Движения, ни качественных изменений этих усилий. Скорее даже, под «предлогами» разного рода кризисных явлений, коим несть числа и конца не видать, всё скукоживают до полной аннигиляции. Вспомните, например, уровень работы по соотечественникам Правительства Москвы при Лужкове и сейчас. И больше ничего не нужно будет говорить.

 

Об «универсальных рецептах» - кратко.

 

Необходимо, чтобы программа, заложенная в основание процесса и двигающая его, была не центростремительной, а центробежной, то есть – направленной во вне. Но для этого требуется полная смена парадигмы «русской жизни» на планете. Кто к этому готов? Кому нужна «новая русская экспансия»?

 

Второе - исправление самоидентификации и создание для её поддержания нового «мифа». Беру слово «миф» в кавычки, дабы не пугать трепетных ланей. Старые мифологемы, до сих пор упорно используемые, но давно себя изжившие, возрождению русскости уже не помогут, как не защитит от влаги дырявая калоша.

 

Третье – развитие средств массовой информации и коммуникации, где стержнем должны быть те самые - ныне хилые и дряхлеющие по ряду причин - «диаспоральные группы», выражаясь примененной вами терминологией.

 

Четвертое – школы в государствах проживания. Невозможны государственные, должны быть любых других форм – там и таких, где и что возможно.

Все требует ресурсов.

 

Пятое – нужно отказаться от пиара, который сейчас, выходит, главнее результата. Все усилия должны быть направлены на результат. А «необходимость» пиара, навязанная западной мерой измерения «ценности происходящего», – жесточайшая «волчья яма», в которую вынужденно попадают все, кто ещё может что-либо совершить действительно результативное.

 

Что мешает применить эти «рецепты» к русскому зарубежью? – Вопрос нужно системно ставить по-другому: кто может и должен их применить; как достигнуть верного целеполагания; кто и из каких источников добудет и направит в процесс достаточно ресурсов? В ответах на такие и подобные важные вопросы и следует искать корень разрешения всех бед.

 

- Опять же, говоря о взаимодействии России со своими соотечественниками, нельзя не коснуться информационного взаимодействия, которое, в первую очередь, и обеспечивает канал двусторонней связи между исторической родиной и диаспорой. На Ваш взгляд, как должна строиться информационная работа в этой сфере? Что нужно для развития соотечественных СМИ? Возможна ли качественная и эффективная работа СМИ подобного формата своими силами, на условиях самообеспечения? Да и вообще, нужны ли соотечественные СМИ или, может быть, для обеспечения канала связи вполне достаточно филиалов российских медиа в странах проживания соотечественников?

 

- Нужно начать с того, что заставить себя самих стремиться к точности формулировок, без которой невозможно достигнуть и точности изложения, и точности решения тех или иных задач.

 

Взаимодействие с соотечественниками, живущими за границей, не может осуществлять «Россия». Взаимодействие возможно между отдельными людьми, между организациями, состоящими из людей, и между государственными органами, в которых тоже служат люди, с одной стороны, и людьми, организациями и иными органами – с другой.

 

Любая деятельность может быть эффективной лишь в том случае, когда при её осуществлении учитывают объективные условия в местах приложения усилий и субъективные мнения, возможности, способности и реальные ресурсы участников процесса.

 

Могу сказать о том, что касается русских на Украине.

 

Филиалы российских медиа даже до 2014 года вели себя по отношению к русским весьма странно. Еще во времена ВОО «РДУ» и партии «Русский блок», мы – руководители организаций – неоднократно поднимали вопрос о том, что российские СМИ, как в самой Российской Федерации, так и их «дочки» на Украине, практически игнорировали нашу деятельность, а иногда и публиковали вбросы явно разрушительного характера. Так было всегда, насколько помню. Сейчас разговор о «филиалах российских медиа», поддерживающих «русскую диаспору» на Украине, это будет или больная фантазия, или как прикладывать голую ладошку к раскаленной сковороде.

 

Мной неоднократно на разных мероприятиях, в различных аудиториях был поставлен вопрос о том, что деятельность большинства российских «центровых» СМИ сегодня делают для русского населения на Украине мягко выражаясь «медвежьи услуги». Отрабатывая настроения внутри Российской Федерации, они нагнетают так, усложняют так, разъясняют так, что даже пророссийски настроенные люди (а быть такими здесь сейчас чрезмерно сложно!) начинают сомневаться в адекватности и «пророссийскости» самих этих «центровых» СМИ в лице их ведущих, экспертов и журналистов.

 

Возможна ли работа русских СМИ в государствах проживания русских «на условиях самообеспечения»?

 

Даже до 2014 года на протяжении десятилетия практически было невозможно русским СМИ работать на условиях самообеспечения. Пробовали. Никогда и ни у кого не выходило. Думаю, сказанного достаточно. И обсуждать подобную тему становится смешно и грустно. Уверен, во многих государствах, где проживают русские, ситуация не намного радостнее.

 

Когда мы ведём серьезный разговор о жизни русских в том или ином государстве, то, разумеется, в первую очередь следует озаботиться, чтоб здесь могли существовать местные русские СМИ.

 

Но где взять средства в условиях, когда ради сохранения своего бизнеса практически ни один предприниматель не пойдет на то, чтобы поддерживать такие издания?

 

Выход только один – создание на международном уровне таких общественных и благотворительных структур, которые аккумулировали бы средства от пожертвователей и направляли на поддержку СМИ в тех государствах, где невозможно издавать что-то русское на платформе самоокупаемости. То есть, нужна такая ассоциация русской прессы, которая была бы направлена на поддержку именно русской прессы, отвечающей интересам русского населения, русской культуры, а не всяких западных или иных инородческих концепций.

 

Другого пути не вижу. То же самое с правозащитной деятельностью, и со школами и так далее.

 

Возможно ли такое? – Думаю, да. Везде за границей так много «русских людей», и среди них многие имеют чрезмерные средства. Пора им всем напомнить об их «русскости», о персональной ответственности за сохранение русского языка, русской культуры, за возрождение или смерть русского народа.

 

На вопрос «возможна ли качественная и эффективная работа СМИ подобного формата своими силами, на условиях самообеспечения?» отвечу однозначно – невозможна. И чем дальше – тем более будет невозможна.

 

Нужны ли соотечественные СМИ? – Однозначно нужны. Даже если это «клубные», «корпоративные» издания, или рассчитанные на определенные страты населения, на молодежь, например, на детей…

 

«Может быть, вполне достаточно филиалов российских медиа?» – Однозначно недостаточно, даже там, где они есть; с развитием ситуации в том ключе, как это происходит сейчас, их деятельность будет всё более усложненной даже там, где они еще «трепыхаются».

 

Но также следует учитывать и то, что филиалы российских медиа ретранслируют или российскую государственную позицию, на которую на Украине, например, публично опереться невозможно, или откровенно антирусскую. И в обоих случаях это не в пользу русскому населению здесь, в месте проживания.

 

Из всего этого можно сделать один, на мой взгляд, верный вывод: у русских этнокультурных сообществ в государствах их дислокации за пределами Российской Федерации должны быть свои СМИ, отстаивающие интересы русского населения вне зависимости от того, как ведут себя российские СМИ. И для финансирования таких русских СМИ нужны «чистые источники», никак не связанные с российскими госструктурами.

 

Если таких источников не обнаружится, то останемся на том же мало что решающем уровне развития, как сейчас. А это и есть путь к разрушению и смерти цивилизации и ее носителя – народа.

 

- Любая страна, имеющая большую диаспору за рубежом, вырабатывает собственную политику в отношении своих соотечественников. Обычно есть два направления, в которых эта политика концентрируется и реализуется. Первое – это создание репатриационных механизмов, то есть, возвращение своих соотечественников на родину, где их ждут и где в них нуждаются. Второе направление – это помощь в развитии социальных институтов диаспоры, которые поддерживали бы и развивали её идентичность и общность в странах проживания. Какое из этих направлений, на Ваш взгляд, наиболее актуально для России и русского зарубежья на данный момент?

 

- Простите, но страна никакой политики не вырабатывает. Политику могут вырабатывать только государственные или надгосударственные структуры управления, в которых участвуют конкретные лица или группы лиц, с тем или иным уровнем участия или влияния общественности. От этого и следует отталкиваться в рассуждениях, вопросах и ответах.

 

Оба обозначенных вами варианта не только имеют право на существование, но и целесообразны. Но – в зависимости от целеполагания.

 

Сильное государство всегда будет одновременно решать две задачи: увеличивать свою привлекательность для привлечения на свою территорию «мозгов», «рабочих рук» и усиления популяции этнически-соответствующего населения; поддерживать и эффективно защищать родственные этнокультурные «анклавы» как минимум в соседних государствах.

 

Сильная и справедливая держава всегда будет устремлена к тому, чтобы со всеми соседями находиться в дружественных и взаимополезных отношениях, чем бы таковые не были мотивированы. И мы ждем от Российской Федерации кардинального изменения политики в отношении Украины и её населения. Потому, что «пасёмся» на одной цивилизационной лужайке, и воздухом одним дышим, и под одним Солнцем ходим.

 

Для любого государства и общества, желающих удержать под собой свою страну, актуальны оба направления. В том же случае, когда речь идёт о намерении, о планах сохранить Россию как страну, как культурный феномен планетарного масштаба и как цивилизацию – тем более.


Илья Намовир | Русские в Казахстане
  • Не нравится
  • +2
  • Нравится
Читайте также:
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO