Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

«Девальвация» нефти: какое будущее светит главному экспортному продукту Казахстана

Айдар ЕрмековСпутник Казахстан
9 июня 2020
Казахстан вынужден поддерживать решения, принимаемые на заседаниях стран-участниц ОПЕК, хотя это ему далеко не всегда выгодно

Необратимый процесс


Каких-то пару месяцев жизни в условиях карантина привели мировую экономику в такое состояние, что разгребать последствия вынужденного простоя придется как минимум года два, а то и больше. Казахстан эта оказия стороной тоже не обошла.

Да и возможно ли было такое в стране c экономикой, ориентированной на экспорт природных ресурсов, потребление которых в последнее время было сведено практически к нулю? Добыча углеводородов – важнейшая для нас отрасль. А потому предлагаем основательно взглянуть на то, что в ней творится сегодня и что с ней будет в будущем.

Положение на мировом нефтяном рынке весьма неоднозначно, с достаточно динамичным, хотя и не всегда желаемым развитием событий. Пандемия коронавируса остановила мировую экономику. Это ощутимо ударило по странам-экспортерам "черного золота", положение которых оказалось непростым еще до нее. Как известно, незадолго до начала распространения эпидемии между крупнейшими нефтедобывающими державами появились разногласия по сделке ОПЕК+, обрушившие цены на углеводороды. Это почувствовали не только американские сланцевики.

Может прозвучать удивительно, но о прибыли нефтяного сектора сегодня уже никто не говорит. Более того, многие ожидают в нем серьезные убытки. Поскольку на повестке дня мировой нефтянки сформировались три основных вопроса: как сократить ущерб, как остановить производство нефти и где ее хранить до исчерпания избыточных запасов. То есть налицо глобальный кризис перепроизводства углеводородного сырья, преодолеть который в ближайшем будущем, по общему экспертному мнению, вряд ли удастся.

Переполох в экспертном сообществе


В конце прошлой недели в мире произошло событие, взбудоражившее нефтяных трейдеров. Сделка ОПЕК+ в назначенный день не состоялась. Аналитики агентства Bloomberg сразу же высказали предположение, что, если не будут решены несколько ключевых вопросов, сделка может не состояться и в перенесенные сроки. Главный из них касается стран-участниц ОПЕК, не выполнивших свои обязательства по сокращению добычи.

Между ключевыми участниками переговоров сохраняются существенные противоречия, которые могут привести к новой ценовой войне. Одни страны желают продлить до конца года систему максимальных квот, предполагающих сокращение производства. Другие настаивают на постепенном увеличении добычи.

Напомним, что во время встречи в апреле участники ОПЕК+ договорились о сокращении добычи нефти на двухлетний период. По достигнутому соглашению, объем сокращения в мае и июне должен составить 9,7 миллиона баррелей в сутки, а во втором полугодии - 7,7 миллиона баррелей. А с января 2021 года по май 2022 года уровень добычи должен снизиться до уровня 6 миллионов баррелей в сутки.

Россия и Саудовская Аравия, по условиям сделки, сократят добычу в равном объеме – по 2,5 миллиона баррелей в сутки. Предполагается, что к концу этого года доля сокращений для каждой из них составит до 2 миллионов. А до апреля 2022 года - до 1,5 миллиона баррелей.

Новость о переносе переговоров моментально уронила цену нефти марки Brent с 40 долларов за баррель до 38 долларов. Эксперты тут же выразили предположение, что ситуация на рынке в ближайшее время не стабилизируется. И потребление нефти не вернется на прежний уровень. А с учетом уличных беспорядков в США – крупнейшего потребителя углеводородов, нефтяной рынок будет лихорадить как минимум до ноября.

Переполох в экспертном сообществе стих к субботе 6 июня, когда анонсированная встреча ОПЕК+ все-таки произошла. Как известно, в ней принял участие и министр энергетики РК Нурлан Ногаев. Была достигнута договоренность о продлении сокращения добычи до конца июля, которое Казахстан поддержал. Как отметил наш министр, соглашение позитивно повлияло на мировую нефтяную индустрию, позволив избежать затоваривания хранилищ, что в свою очередь привело к положительной динамике устойчивого роста мировых цен на нефть.

Цена черного золота после этого поднялась до 43 долларов за баррель.

Что с этого имеем мы?


Возможно, мировая нефтяная индустрия от этого и выиграла. Однако для Казахстана тут поводов для радости не много. Это очевидно.
По мнению, экс-министра экономики Казахстана Жаксыбека Кулеева, сокращение добычи повлечет за собой потерю до 2,5 миллиарда долларов нефтяной выручки. Это, во-первых. Во-вторых, потребует сокращения до 15% (примерно 5 тысяч) рабочих мест в нефтяном секторе. В-третьих, нефтеперерабатывающие предприятия будут вынуждены сократить производства, что тоже может повлечь за собой сокращение рабочих мест, а это "уронит" национальный ВВП.

В-четвертых, возможно, понадобится консервация определенного количества скважин до лучших времен, что требует весьма немалых затрат.

Дело в том, что заморозить скважины и остановить работу нефтеперерабатывающих заводов очень непросто. По той простой причине, что это производство непрерывного цикла. И если НПЗ еще можно вывести в плановый или внеплановый ремонт, то заморозить работающие скважины - огромная проблема.

Временная консервация нефтяной скважины предполагает ее бетонирование. Причем, на большую глубину, с использованием сложных технологий и специального оборудования. А для нового запуска скважину надо будет бурить заново. Но теперь уже по бетону. К тому же, если оборудование на месторождениях и на перерабатывающих заводах будет какое-то время простаивать без обслуживания, оно выйдет из строя. Поэтому нефтяники предпочитают не останавливать цикл добычи и производства нефти, складируя ее про запас. Надеясь на то, что ее удастся все-таки продать. Однако количество емкостей для хранения сырья стремительно сокращается. Производство же новых требует денег и, главное, времени.

При всем при этом аналитики не дают никакой гарантии, что в августе положение на нефтяном рынке стабилизируется. Более того, часто высказывается мнение, что проблема может не решиться и к декабрю.

Если взять во внимание прогнозы по второй волне коронавирусной пандемии, несложно предсказать новые ограничительные меры в мировой экономике, что опять же непременно вызовет сокращение потребления нефти. Такое положение дел означает дополнительное усугубление ситуации для стран-экспортеров углеводородного сырья, экономика которых может не выдержать. Однако даже если второй волны не будет, вряд ли положение стабилизируется надолго. Несложно предположить, что рост стоимости углеводородного сырья вновь оживит американских сланцевиков. Это, в свою очередь вызовет очередное снижение цен. И так по кругу.

Подобные "качели" не позволят нам получать нефтяные сверхприбыли. И каждое пикирование кривой стоимости бочки будет уменьшать налоговые поступления в бюджет, что отразится на финансировании государственных программ, инфраструктурных проектов, социальной сферы и т. д. Одним словом, рассчитывать на пополнение государственной казны за счет нефтянки теперь вряд ли стоит. Напротив, не исключено, что она еще потребует государственных дотаций.
+3
    767