Сегодня
425,49    512,84    64,83    5,63
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Кого в Казахстане разорит дистанционное обучение

Ольга ТонконогСпутник Казахстан
14 августа 2020
Первая четверть для казахстанских учеников пройдет в дистанционном режиме. Это вызвало нарекания со стороны не только школьников, родителей и учителей, но и местных предприятий. Из-за отмены школьной формы они оказались на грани банкротства.

Школьная форма стала необязательной


В новом учебном году 2020/2021 ношение школьной формы будет необязательным, заявил 11 июля министр образования Казахстана Асхат Аймагаметов.

Это заявление поставило крест на надеждах 50 компаний, которые занимаются производством школьной формы в Казахстане. До этого они надеялись, что пусть хотя бы во второй или в третьей четверти дети сядут за парту, а перед этим купят школьную форму.

Споры вокруг ношения формы то утихают, то разгораются, но вот уже несколько лет как процесс пошива наладился. И у этого процесса есть свои тонкости, сообщили в ассоциации легкой промышленности.

Предприятия начинают готовиться к сезону за год


В компании Glasman, которая является крупнейшим производителем школьной формы в Казахстане, рассказали, что в 2008 году они внедрили проект "Наша форма в наши школы".

"За 12 лет был создан график пошивов формы. Он начинается в сентябре на следующий учебный год. Мы начинаем покупать ткани, фурнитуру, делаем раскройки. К 1 июня на складах хранилось уже 85% готовой школьной формы", - отметили в компании.

Там проанализировали статистику за июль 2020-го по сравнению с 2019 годом и выяснили, что выполнили всего 8% плана продаж.

Сколько успели вложить в форму производители


Общий объем рынка школьной формы в Казахстане составляет около 37 миллиардов тенге, или 88,5 миллиона долларов.

И хотя производители школьной формы не включались в производство на полную мощность, потому что видели, что дети не ходили в школу в апреле-мае, тем не менее они произвели определенный объем продукции.

"Наши компании произвели от 2 до 5% продукции, а это от 740 миллионов до 1,85 миллиарда тенге. Это очень существенная сумма", - считает Любовь Худова.

Продажа шла через торговые центры, но их закрыли


Большинство производителей работали на рынок, реализовывали свою продукцию в торговых центрах и торговых домах. Среди них Mimioriki, Glasman, Zibro и многие другие.

Президент ассоциации легкой промышленности Любовь Худова подчеркнула, что особо пострадали малые предприятия, которые находятся в областях: они обеспечивали свои регионы и школы в отдаленных поселках.

"В итоге все, кто работал на рынок, рухнули. Хоть нам и говорят, что объемы легкой промышленности растут - за полгода на 7%. Но рост произошел за счет производства ковров, постельных принадлежностей и текстильной продукции, 90% которых уходит на экспорт. Но резко упало производство чулочно-носочных изделий, мужской, женской и детской одежды, а также обуви", - сказала Любовь Худова.

Производители готовили коллекции к осеннему сезону, но сейчас все торговые центры закрыты, многие рынки тоже. Предприятия заранее закупили ткани, произвели продукцию, заплатили зарплату, налоги, и теперь вся эта продукция лежит на складах невостребованной.

В июне ничего не предвещало разорения


По крайней мере, ничего не предвещало тотальных убытков. По словам Любови Худовой, в июне швеи написали письмо в Минобразования с просьбой сообщить о возможных изменениях в процессе дистанционного обучения, а также о предполагаемой отмене школьной формы.
В ответе на запрос их заверили, что новый учебный год будет проходить традиционно, "так как это самый эффективный и удобный формат".

Тем не менее 11 июля, когда ситуация с эпидемией в Казахстане резко обострилась, Минобразования решило оставить дистанционное обучение в первой четверти и отменило обязательное ношение школьной формы в новом году.

"Само понятие "школьная форма", ее принцип и требования к ней никуда не уходят, но мы в новый приказ добавляем специальный пункт, который касается периода ЧП, карантина, ограничительных мероприятий или форс-мажора. Именно для таких ситуаций мы будем давать возможность, чтобы дети могли приходить в школы в опрятной классической деловой одежде", - заявил Асхат Аймагамбетов.

Как именно будут при этом выглядеть дети, что значит "классическая деловая одежда", в точности непонятно.

"Неясно, что значит "упрощенный порядок школьной формы". Мы выходили в НПП "Атамекен", просили провести совещание с министром образования. Производители должны понимать, что значит "упрощенная форма, что она из себя представляет", - рассказала Худова.

Отрасль не признали пострадавшей


Несмотря на то, что у отечественных производителей школьной формы с бизнесом все плачевно, отрасль легкой промышленности не признали пострадавшей.

"Я была на совещании у замакима (Алматы - Sputnik) и предложила, чтобы компаниям, которые шили школьную форму для рынка, обнулили налоги - НДС и КПН. Отрасль не признали пострадавшей. Замакима нас только выслушал, но не вышло никакого решения или протокола. Отсрочка - это не решение проблемы", - выразила мнение Худова.

Она считает, что обнуление налогов поможет отрасли не обанкротиться.

На поддержку от государства в Glasman ранее не рассчитывали, не просили денег и не брали кредитов. Однако сейчас производитель школьной формы просит освобождения от КПН, а также включение отрасли легкопрома в категорию понесших колоссальные убытки от пандемии и карантина.

"Просим поддержать рынок сбыта, вернуть школьную форму, помочь на уровне управления образования. Также хотелось после выхода из карантина получить скидку от торговых центров на аренду на восстановительный период хотя бы до нового года в размере 30-40%", - попросили в Glasman.

Платить швеям нечем


Когда вышел приказ Минобразования о смягчении требований к школьной форме, компания Glasman решила переориентировать продажи оптом на Россию.

"Но мы немного опоздали. Оптовики уже закупили нужный объем. Заказы есть, но они мелкие и не покрывают наших расходов. Мы были вынуждены отправить в отпуск без содержания многих своих сотрудников. Головной офис у нас тоже работает практически дистанционно", - пояснили в компании.

Оставшихся работников перевели на сокращенный режим работы. Они работают три раза в неделю.

"Решение принято, чтобы не сокращать людей, потому что квалифицированных швей сейчас тяжело найти", - пояснили в компании.

Чтобы загрузить фабрику какими-то небольшими, но рентабельными изделиями, руководство приняло решение поставить небольшую трикотажную линию — поло, кофты, свитера и другое.

Выходом мог бы стать пошив костюмов для медиков


Но у нас это не вариант.

Любовь Худова приводит в пример Россию или Узбекистан: там производители переориентировались, чтобы шить защитные костюмы для медиков. В той же России еженедельно выпускают 260 тысяч таких костюмов. Для этого к основным производителям присоединились четыре крупные московские компании по пошиву одежды, они перепрофилировали свое производство и теперь выпускают четверть всего объема одноразовых халатов и бахил.

Это позволило полностью обеспечить потребности московского здравоохранения и не зависеть от импортных поставок и изменения цен, а самим производителям - сохранить штат и доход своих сотрудников.

"Они производят маски, комбинезоны, халаты — это все защитные средства. У них всех есть сертификат соответствия. А нам не дают возможность. Дело в бюрократии. Нужно получить лицензию, войти в реестр Минздрава, получить сертификат соответствия из лаборатории при Минздраве. А там проверяют по полгода", - считает она.

Глава ассоциации легкопрома пояснила, что ранее казахстанские власти отменили для них лицензию на товары по позициям 62 (предметы одежды и принадлежности к ней) и 63 (одежда и текстильные изделия) в товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности.

"Эта товарная позиция всегда относилась к легкой промышленности, а у нас ее передали Минздраву. Надо отделить медицинские изделия от защитных изделий и сделать, как в России", - считает Любовь Худова.

Ассоциация легкопрома неоднократно писала запросы в Национальную палату предпринимателей, министерство индустрии и инфраструктурного развития, в СЭС, а также в Минздрав с просьбой отнести маски, защитные костюмы и одноразовые комбинезоны к текстильным изделиям.

В НПП пояснили, что нельзя реализовывать СИЗы без экспертиз, так как "подобный подход к вопросам обеспечения медорганизаций медизделиями недопустим и может привести к колоссальным проблемам эпидемиологического характера".

В Минздраве заявили, что уже привлекли некоторые отечественные предприятия к пошиву медодежды.

"Чтобы снять дефицит в медицинских масках и противочумных халатах, к производству защитных индивидуальных средств были привлечены отечественные производители легкой промышленности. Медизделия без соблюдения требований законодательства производиться не будут", - говорится в ответе Минздрава.

Одежду покупают реже: не нужна ни в школу, ни на той


"Убытки у нас колоссальные, школьная форма никому не нужна. Она хранится на складе. По Казахстану у нас 35 магазинов, 31 в торговых центрах, и они закрыты", - добавили в Glasman.

Помимо школьной формы, у компании есть линия мужской деловой одежды. Но она сейчас тоже никому не нужна.

"К сожалению, из-за отмены всех тоев и корпоративов, из-за перехода на удаленку этот рынок стал нерентабельным, костюмы реже покупают, поэтому шить мужскую коллекцию сейчас нет смысла, перспектив продать ее не так много", - сказали в компании.

Что будет со швеями


Пока неясно, как будут решать вопрос с местными производителями школьной формы. В июне редакция Sputnik Казахстан обращалась в Минобразования. Ведомство обещало выйти в прямой эфир с нашими корреспондентами, однако брифинг до сих пор не состоялся.

Известно, что 21 августа пройдет ежегодная августовская конференция, на которой обсудят все проблемные вопросы.
+2
    4 438