Сегодня
434,16    493,29    68,15    5,81
   Нур-Султан C    Алматы C
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Водный «сепаратизм» идет Центральной Азии только во вред

Алексей БалиевРитм Евразии
28 октября 2021
Решение многочисленных, взаимосвязанных друг с другом проблем Аральского бассейна и примыкающих к нему водных объектов невозможно без тесного сотрудничества сопредельных стран Центральной Азии. Наиболее эффективный вариант взаимодействия в данной сфере – это совместная разработка и реализация единой, охватывающей весь регион программы по рациональному водо- и природопользованию. Такова основная рекомендация общерегиональной конференции «Водная безопасность для мира и развития», состоявшейся в Душанбе в конце октября.

Этот форум – составная часть международных мероприятий, проводимых в преддверии 9-го Всемирного водного форума, который состоится в Дакаре (столице Сенегала) в марте будущего года.

К сожалению, давние разногласия между странами региона по использованию действующих и освоению новых трансграничных водных ресурсов не устранены в полной мере и поныне. Что, как подчеркивалось в ходе форума, остаётся главным препятствием для системных, согласованных мероприятий не только по оздоровлению Аральского бассейна, но также по устранению/предотвращению последствий изменения природно-климатической среды всего региона. Поэтому национальные программы в данной сфере пока в малой степени учитывают трансграничный характер как самих водных ресурсов, так и проблем, обусловленных нерациональным природопользованием в регионе. Соответственно, снижается отдача мероприятий по предупреждению климатических эксцессов и по устранению их последствий.

Усмонали Усмонзода, заместитель премьер-министра Таджикистана, председательствующего в 2020-2023 гг. в Международном фонде спасения Арала (МФСА), в своём выступлении на конференции особо подчеркнул взаимозависимость проблем Приаралья и всей водоснабжающей системы Центральной Азии, поскольку она формируется нижним и средним течениями Амударьи и Сырдарьи – участками, формируемыми на юге и юго-востоке региона. Следовательно, по мнению вице-премьера, требуется недопущение мер, предусматривающих односторонние решения водных проблем.

Такие оценки вполне обоснованны, поскольку с начала 1990-х между странами региона сохраняются серьезные разногласия по использованию сопредельных гидроресурсов. В частности, по освоению их потенциала в электроэнергетике и сельскохозяйственном орошении. Согласованные же объемы отбора воды из Амударьи и Сырдарьи и их трансграничных притоков нередко нарушаются на национальном уровне. По оценкам ЮНЕП (2021 г.) – Программы ООН по окружающей среде, эти факторы являются прямым следствием неурегулированности не менее трети вопросов двухстороннего и трансграничного водопользования. Не урегулировано примерно столько же вопросов по комплексной экологической реабилитации объектов водного хозяйства в регионе, особенно в части соблюдения экологических стандартов при сельхозорошении из межгосударственных сетей.

Далер Абдураззокзода, директор управления энергетической политики и водоресурсов Министерства энергетики РТ, проиллюстрировал упомянутые нестыковки проблемой обеспечения населения стран ЦА питьевой водой, отвечающей санитарным нормам. Причем в Таджикистане, по его оценкам, «не более 60% населения страны имеет доступ к питьевой воде, и подобные проблемы имеются также в других странах Центральной Азии».


В зале заседания конференции 

Возьмем, к примеру, лесоразведение/лесовосстановление (ЛРВ), позволяющее, что подтверждено советской и общемировой практикой, бессрочно повысить наполняемость водных ресурсов, естественное плодородие почв, предотвратить опустынивание и другие негативные изменения климата. Только в последние 5-6 лет эти работы по примеру Туркменистана активно проводятся в приаральских районах Казахстана и Узбекистана (в Туркменистане масштаб этих работ, начатых в 1993 г. в национальном секторе Приаралья, лично курировал первый президент страны Сапармурад Ниязов).

ЛРВ проводится в основном в рамках национальных программ повышения качества окружающей среды и экологического оздоровления Аральского бассейна. Так не пора ли объединить все ЛРВ-проекты в том же бассейне в единую межгосударственную программу? По крайней мере, такой подход предопределён самой географией Приаралья и его проблемами.

Усложняет ситуацию, как отмечалось на форуме, таяние ледников в Таджикистане, обусловленное глобальным потеплением. А ведь именно ледники формируют не менее половины общего стока Амударьи – основной реки в ЦА. Схожая, хотя и менее тревожная пока ситуация с ледниками в Кыргызстане, где формируется основной сток Сырдарьи.

По оценкам Регионального экологического центра Центральной Азии (РЭЦЦА) и МФСА, таяние таджикистанских ледников – это непрерывный процесс: их площадь в конце 1990-х составляла до 7% территории республики, а к концу 2010-х – не более 5%. Как следствие, общий речной сток в Аральском бассейне и примыкающих к нему районах (в том числе для транстуркменистанского Каракумского канала) не превышает 52 куб. км, что примерно на 6 куб. км меньше уровня начала 1980-х. Причем в ближайшие 20-25 лет сток основных среднеазиатских рек ввиду сохраняющегося глобального потепления наверняка сократится еще как минимум на 15-17%.


Формирование водных ресурсов Центральной Азии (на рубеже 2010–2020-х гг.) 

Так что же делать?

Ряд зарубежных экспертов рекомендует, прежде всего, ужесточить контроль за состоянием водоснабжающих сетей. И переходить к замене орошаемого земледелия с высокой потерей воды капельным орошением. Так, по мнению Рикса Боша, эксперта международной консалтинговой компании HYDROC (участвующей в проектах МФСА и РЭЦЦА), если вложить один доллар в климатически устойчивую водную инфраструктуру, включая систему капельного орошения, то окупаемость такой инфраструктуры вскоре составит до 5 долларов. Это тем более целесообразно, по оценке эксперта, что использование капельного орошения не только сокращает расход воды, но и совершенствует сельхозпроизводство.

Но замена традиционных оросительных маршрутов-систем в регионе ЦА на капельные схемы потребует весомых затрат – их осилить страны региона не смогут даже коллективно. Переналадка же на новую технологию орошения при очевидной ее эффективности неизбежно вызовет на какое-то время дефицит воды для растениеводства, что с учетом природно-климатических условий ЦА чревато продовольственным кризисом почти во всех странах этого региона.

К слову сказать, такой подход под давлением экспертов Запада и его финансовых структур в начале 2000-х был реализован в ряде стран Западной Африки (водные проблемы того региона схожи с центральноазиатскими). И что же? В этих странах возрос дефицит воды для хозяйственных и бытовых нужд, в том числе ввиду «замороженности» проблем трансграничных водоресурсов. Параллельно выросла задолженность тех же стран перед Западом. Именно поэтому западноафриканские страны инициировали созыв в марте 2022 г. 9-го Всемирного водного форума в столице западноафриканского Сенегала.

Словом, проблемы водообеспечения в ЦА не могут быть решены вне общерегиональной программы комплексного водо- и природопользования. Проекты же изменения схем водообеспечения, сложившихся здесь, должны обязательно учитывать местные природно-климатические факторы.
0
    4 157