«Нас всех соединил Пушкин»… Соотечественники в Северной столице России

23 июля 2013
462
0

В рамках образовательной программы «Пушкинский Петербург» на берегах Невы побывали 30 наших соотечественников из 20 стран, которые посвятили себя популяризации русского языка и культуры за рубежом


Они интеллигентны, обладают эрудицией, живут в разных уголках планеты, но чувствуют себя частичкой «русского мира». Они оказались за пределами России в силу разных обстоятельств - кто-то после распада СССР стал гражданином новых независимых государств, кто-то во время хаоса 1990-х годов уехал на Запад «на ловлю счастья и чинов», а кто-то создал семью с иностранцем.


Что же объединяет этих людей? В первую очередь - любовь к родному языку и русской культуре, которую они, как полную хрустальную чашу, бережно несут на чужбине, давая напиться из неё всем жаждущим.

Стремясь соединить осколки «русского мира», Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга на прошлой неделе собрал в северной столице 32 таких подвижника из 14 стран. В рамках программы «Соотечественники» городское правительство уже в шестой раз провело для них серию образовательных мероприятий под общим названием «Пушкинский Петербург». В них приняли участие филологи, учителя и преподаватели русского языка и литературы, сотрудники архивов и русскоязычных культурных центров, – то есть люди, которые сделали продвижение российской культуры своим призванием.


- Наша программа неспроста носит имя великого поэта, - заявил на церемонии открытия глава Комитета по внешним связям Александр Прохоренко. – Пушкин создал современный русский язык, сделал его по-настоящему красивым и вывел его на мировой уровень.


На протяжении четырёх дней участники смогли не только насладиться красотами Петербурга, но вновь почувствовать себя на студенческой скамье, - слушали лекции, посещали тематические выставки и экскурсии. Начальным пунктом программы стал Пушкинский дом (Институт русской литературы РАН). Гостям выпала уникальная возможность посетить архивы, где хранится подлинная библиотека Александра Сергеевича. Эти книги – приобретения поэта, подарки современников с автографами, черновые рукописи. С ними Пушкин работал, оставлял свои пометки, в том числе и как переводчик.


- Как филолог со стажем, я думала, что рассказать что-то кардинально новое о Пушкине будет тяжело, - признаётся Елена Паскаль, преподаватель русского языка из греческого города Салоники. – Но в Петербурге мы встретили пушкинистов с большой буквы, благодаря которым нам открылись

неожиданные грани жизни и творчества поэта. И мы особенно благодарны за то, что нам показали в подлиннике рукописи самого Александра Сергеевича.


 

Помимо лекций в Пушкинском доме, в программу также вошли тематические экскурсии в Царское село, в лицей, где, как писал поэт, «являться муза стала мне». Другим ярким событием стала прогулка по пушкинским местам в Петербурге, а также посещение музея-квартиры Александра Сергеевича на Мойке. Там участники встречались с Сергеем Михайловичем Некрасовым, директором Всероссийского музея А.С. Пушкина. В результате встречи Сергей Михайлович дал согласие войти в Общественный совет Пушкинского общества в Америке.

 

 

В завершение насыщенной «учебной» программы прошел круглый стол. Участники смогли обменяться опытом, впечатлениями и высказать свои предложения. А последним звучным аккордом стали прогулка по площади Искусств и посещение Михайловского театра, где гости северной столицы смогли насладиться балетом «Жизель, или Вилисы».


- Мы все такие разные, но нас всех соединил Пушкин, - говорит учительница русского языка одной из школ Словении Ольга Цыганова. – К сожалению, люди часто воспринимают его как бронзовый памятник, холодный, бесчувственный и оторванный от реальной жизни. Это происходит оттого, что учителя рассказывают о нём сухо, без души. А ведь в стихах Пушкина столько света, радости, доброты и гармонии! «Солнце русской поэзии» по-прежнему ярко светит, и согревает своими лучами всех русских людей, где бы они ни находились.


Наши соотечественники, побывавшие на берегах Невы по приглашению Правительства Санкт-Петербурга, - это нередко люди с яркими и незаурядными биографиями. Их жизнь – пример бескорыстного служения русской культуре, которую они сделали ближе и роднее для граждан тех государств, где они оказались по воле судьбы. Но сложно ли нашему человеку устроиться за границей? Существует ли там интерес к России, её языку и культуре? И знают ли за границей Александра Сергеевича Пушкина? Об этом нам рассказали две участницы программы - Инна Грубмайр и Виктория Курченко.


Инна Грубмайр: «Русская культура может дать миру нравственные идеалы»


Во внешности и манерах Инны сразу же угадываются характерные учительские черты – мягкость и открытость во взгляде, спокойные интонации в голосе и красивые, плавные движения. Оно и неудивительно – эта женщина всю жизнь преподавала русский язык, причём в самых разных уголках планеты. Сирия, Саудовская Аравия, Америка, Хорватия… работа в этих странах развила в ней удивительную терпимость и умение смотреть на мир глазами разных культур.

 

 

Как же она превратилась в «лягушку-путешественницу»? Всё началось с того, что после защиты кандидатской диссертации по филологии в 1999 году, Инна переехала в Сирию, и устроилась в российский культурный центр в Дамаске. Там она несколько лет преподавала русский язык для детей от смешанных браков (в своё время многие русские женщины вышли замуж за сирийцев).


- В первое время я не могла избавиться от ощущения дежавю, - вспоминает Инна. – Все атрибуты развитого социализма были налицо: повсюду огромные портреты президента, лозунги, запрещенные кухонные разговоры, какие были у нас. Поэтому у меня возникло чувство, что я опять попала в Советский Союз – только лица на портретах другие. Это была как будто наша 16-я республика. Неудивительно, что сирийцы искренне интересовались нашей культурой и считали Россию «старшим братом». Они быстро учили русский язык – работать с ними было легко.


Прожив в Сирии относительно благополучный период, Инна каждый раз вздрагивает, когда слышит новости из этой страны. Её расстраивает, что доброжелательный, гостеприимный народ всё глубже затягивают в омут братоубийственной гражданской войны. Впрочем, ухудшение политической ситуации в Сирии она лично не застала – с мужем-дипломатом она вскоре переехала в Саудовскую Аравию, а затем в США.


В Нью-Йорке Инна преподавала русский язык для детей эмигрантов, чтобы те сохранили какую-то связь с исторической Родиной.


- Ко мне приходили ребята, с которыми родители говорят дома по-русски, - вспоминает наша героиня. – Они уже знали сказки и хорошо владели двумя языками. Некоторые родители стремились как можно скорее ассимилироваться, но в какой-то момент решали: «А почему бы не научить ребёнка русскому?» С такими учениками приходилось трудно. Ведь передо мной были наши обычные дети, только не говорящие по-русски.


В последнее время Инна Грубмайр живёт в полюбившейся нашим туристам Хорватии и преподаёт русский как иностранный в Центре иностранных языков при университете Загреба. На её занятия приходят не только студенты, но и взрослые бизнесмены, а также любознательные пенсионеры. И хотя в 1990-е Москва поддерживала в гражданской войне сербов, большинство хорватов относятся к нашей стране с интересом и даже симпатией. Возможно, всё дело в схожем славянском менталитете?


- Безусловно! – отвечает на этот вопрос Инна. – Но есть и более приземлённые причины. Поскольку из-за кризиса в стране трудно найти работу, хорваты стараются развивать туристическую отрасль. А откуда приезжают самые щедрые туристы? Из России! Но среди моих студентов попадаются и настоящие энтузиасты. Один из них, например, перевёл на хорватский язык Бродского и Мандельштама. А зимой мы с русской общиной организовали мероприятие, посвященное очередной годовщине пушкинской смерти. Я прочитала по-русски «Сказку о золотом петушке», «Памятник», и ещё несколько стихов, а местные поэты – свои переводы на хорватском языке. И у каждого из них была собственная версия, поэтому гости могли послушать и сравнить.


За долгие годы преподавания русского языка Пушкин так и не смог превратиться для Инны в бронзовое изваяние, чьи стихи она читает на занятиях с холодной монотонностью судьи, в очередной раз оглашающей приговор. Скорее, наоборот: с возрастом все памятники превращаются для неё в людей. На досуге Инна часто перечитывает пушкинские произведения, каждый раз открывает в них новые грани, и получает особое удовольствие от «Повестей Белкина».


- Я убеждена в том, что русская культура нужна миру, - говорит она. – Она может дать людям то, что не в силах предложить другие культуры. В первую очередь это – богатое духовное содержание, высокие нравственные идеалы. В этом мы смогли лишний раз убедиться в Петербурге, где увидели настоящих подвижников, влюблённых в Пушкина и его поэзию.


Виктория Курченко: «Хочу, чтобы все народы мира считали Пушкина своим поэтом»


 

 

Она носит строгую деловую одежду, но осветлённая прядь волос придаёт её образу определённую экстравагантность. Как историку, работающему с архивными документами, ей присуща научная строгость, а как поэту, рождающему необычные стихи, - мечтательность и лирический настрой. Если бы тринадцать лет назад скромной преподавательнице Харьковского педагогического университета Виктории Курченко рассказали, какая интересная, насыщенная жизнь ждёт её за океаном, то она бы, скорее всего, сильно удивилась.


- Я никогда не стремилась эмигрировать, мне просто хотелось посмотреть эту страну, и понять, как изнутри устроена Америка, - признаётся она. – Поэтому когда мы выиграли грин-карту, то решили с мужем: если не приживёмся, то обязательно вернёмся домой.


В Нью-Йорке судьба привела нашу героиню в Украинский институт Америки, где она подробно изучила архив украинской диаспоры, создала его первую опись, и ввела в научный оборот сотни ранее неизвестных документов. Эмиграция обострила в нашей героине поэтическое чувство, и она стала писать удивительно пронзительные стихи о себе, о людях, о жизни на чужбине, печатаясь в различных русскоязычных изданиях. И именно благодаря своему литературному творчеству Виктория сблизилась с Пушкинским обществом Америки, и, пройдя жесточайший отбор, стала его полноправным членом.


- Это было непросто, - вспоминает наша героиня. – Пушкинское общество существует с 1935 года, и объединяет русских эмигрантов первой волны, а также их потомков. Это люди особого склада: они крайне неохотно принимают в свои ряды человека со стороны. Меня долго проверяли на терпимость, интеллигентность, отношение к советской власти и русской истории. И когда я через несколько лет прошла через сложнейшую систему тестов, они стали мне по-человечески доверять, разрешив работать с уникальными архивными документами. Так я погрузилась в удивительный мир законсервированной дворянской культуры, и сблизилась с уникальными людьми, сохранившими старинный русский язык, аристократизм, утончённые манеры и внутреннее благородство. Они не любят давать интервью, считая, что тем самым человек себя превозносит. Например, Екатерина Ивановна Ладыженская не разрешала нам благодарить её за спонсорство. «Как, вы будете меня прилюдно хвалить? – вопрошала она, - Да я лучше сквозь землю провалюсь!»


В 2004 году Виктория Курченко стала вице-президентом Пушкинского общество, а в 2009-м, после смерти Екатерины Ладыженской, возглавила эту влиятельную в США организацию. Стараниями нашей героини два года назад открылся Культурный центр-архив русской и украинской эмиграции, а различные просветительские проекты обрели второе дыхание. Сегодня Пушкинское общество активно продвигает в Америке русскую культуру – проводит балы, поэтические фестивали, творческие встречи, научные конференции и олимпиады по русскому языку, награждая детей-победителей. Но, пожалуй, главную свою миссию Виктория видит в изучении прошлого своей организации, что не удивительно – не каждое объединение обладает такой яркой историей.


- Мы считаем 1935 год датой рождения нашего общества и ведём свою «родословную» от знаменитого Пушкинского комитета, - рассказывает наша героиня, и в её голосе отчётливо слышатся преподавательские нотки. – Как же он образовался? Мы знаем, что в 1937 год исполнялось 100 лет со дня смерти Пушкина. Сталинский СССР к тому времени определился, что Александра Сергеевича нужно не сбрасывать с корабля современности, а приспосабливать к коммунистической идеологии. В то же время, в русских эмигрантских кругах на Западе появилась идея – провести в 1937 году серию мероприятий в честь великого поэта и увековечить его вклад в мировую культуру. Русская эмиграция была расколота на враждующие группировки, но на теме юбилея она смогла сплотиться. И это, между прочим, уникальный случай в мировой истории, – имя одного поэта связало нитью общей культуры и большевистский СССР, и разношёрстное российское зарубежье! В итоге, в 35 странах образовались Пушкинские комитеты. Появился он и в Соединённых Штатах – стараниями общественного деятеля, юриста и криминолога Бориса Львовича Бразоля. Участники комитета объединили весь цвет русской эмиграции в США, включая социолога Питирима Сорокина, композитора Сергея Васильевича Рахманинова, талантливого авиаконструктора Игоря Сикорского, и в 1937 году с успехом провели юбилейные мероприятия в крупнейших городах Америки.


Казалось бы, что тут особенного? Мало ли в США происходит ярких культурных событий. Однако пушкинский юбилей оставил после себя заметный след – тысячи американцев искренне потянулись к творчеству Александра Сергеевича, а десятки русских эмигрантов получили работу в престижных университетах страны, заложив основы американской славистики. Сегодня Пушкин – один из самых любимых и цитируемых в США иностранных авторов, и к его творчеству уже «не зарастёт народная тропа».


- Мне не раз приходилось встречать в Америке настоящих фанатов нашего поэта, - рассказывает Виктория. – У нас в Нью-Йорке живёт уникальный человек по имени Джулиан Лоенфельд. Уже взрослым человеком он выучил русский язык только потому, что мечтал в подлиннике читать стихи Пушкина. И многие из них он перевёл на английский язык, издав пару лет назад блестящую книгу «Мой талисман». А когда чернокожие американцы узнают, что у Пушкина были африканские корни, они приходят в неописуемый восторг и начинают считать его своим поэтом. «Как вы к этому относитесь?» - спрашивают меня коллеги. Конечно, положительно! Я вообще хочу, чтобы все народы мира считали Пушкина своим поэтом.


Как человек, чья работа связана с популяризацией творчества Александра Сергеевича, Виктория благодарна судьбе, что смогла приехать по программе «Соотечественники» в Санкт-Петербург.


- Мы побродили по пушкинским местам и вдоволь надышались «воздухом Пушкина», - говорит она. – Наибольшее впечатление на меня произвели сотрудники Пушкинского дома, бесконечно влюблённые в своё дело профессионалы, которые познакомили нас с глубокими вопросами пушкиноведения. Наша поездка была организована на высочайшем уровне. Надо сказать, что российское государство в последнее время делает немало для распространения русской культуры за рубежом – в Америке стало проходить больше интересных мероприятий, которые рано или поздно обязательно принесут плоды.

 

Фото: Анна Студеникова


Михаил Тюркин, Ирина Гладченко
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Комментарии:
Добавить комментарий
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO