Последние новости


Машина слухов в Казахстане работает бесперебойно

14 октября 2014
0
0
Машина слухов в Казахстане работает бесперебойно Коллаж: Русские в Казахстане

Банкротство банков, новая девальвация, заражение фруктов ВИЧ и прочие ужасы – машина слухов в Казахстане работает бесперебойно, раз за разом выпуская все более изощренные страшилки. Кому выгодны эти, на первый взгляд нелепые россказни, кто стоит за ними и как бороться с подобным явлением? Эксперты считают появление слухов неизбежным, тем не менее, оболваниваю населения все-таки можно противостоять.

Кто копает под Нацбанк?

Независимый политолог Данияр Ашимбаев уверен, что некоторые особо токсичные слухи появляются отнюдь не от желания позабавиться.

– Всевозможные слухи существуют в нашем обществе в качестве данности, тем не менее, их может кто-то режиссировать. Так ли это, или слухи – явление естественное?

– В принципе, понятно, что "узун-кулак" – самая первая социальная сеть в Казахстане, как и на всем остальном Востоке. Особенностью же настоящего момента является то, что утрачена взаимосвязь между достоверностью информации и спросом на нее. Поясню: в нашей достаточно закрытой среде существует большая потребность в постоянном потоке информации. Ситуация с банками, с назначениями, реорганизациями или иными событиями – все постоянно требуют сведений, даже если они им не очень нужны. С другой стороны, пресс-службы государственных структур и государственные СМИ, скажем так, серьезно запаздывают с выдачей необходимых пояснений. Пока дойдет запрос, пока на него отреагируют, пока согласуют ответ со всеми инстанциями, потребность в официальной реакции уже отпадает. С другой стороны, некоторые просто ленятся как-то реагировать. Недавно я обратил внимание на случай с выборами в Сенат. Не все элементарно были в курсе предстоящих выборов, поскольку пресс-релизы, объявления о регистрации кандидатов и т.д. не публиковались. Официальных сведений не поступило, и о выборах народ узнал буквально в тот день, когда они состоялись. Крайним сразу делается избирком, хотя в СМИ от него информация поступила, в местную прессу предоставили данные о регистрации кандидатов, о предвыборных программах, но опубликованы эти данные практически не были. Очевидно, пресса сочла выборы скучными.

Теперь вспомним хрестоматийное в этом отношении "дело Челаха". Пока велось следствие, появилась масса домыслов. Действительно, такое дело, в котором есть большая политическая составляющая и момент угрозы национальной безопасности, должно расследоваться дотошно, скрупулезно и соответственно, не быстро. К тому времени, когда предварительные итоги расследования были, наконец, оглашены, обществу они уже не требовались. Все уже составили свои версии – про охотников, браконьеров, террористов, вражеский десант и тому подобное. Потому официальная достоверная информация, пришедшая на инфо-рынок, оказалась там ни к чему. Собственные, куда более "интересные" версии все давно переварили и успели о них забыть. Тоже самое может произойти и в случае со сбитым над Украиной Боингом. О крушении самолета общественность теперь практически и не вспоминает, она занята другими новостями. Понятно, что такого рода расследования ведутся месяцы, если не годы, но еще до объявления официальных результатов, люди уяснили для себя то, что хотели. Одни считают, что самолет сбили американцы, другие обвиняют россиян, третьи власти Украины, четвертые – ополченцев Донбасса, пятые кивают на неисправность Боинга, что стало традицией для компании Malaysia Airlines. Могу предположить, что когда официальная комиссия выдаст на публику данные расследования, их уже могут просто не заметить.

– То есть, в появлении слухов можно винить медленность распространения информации по сравнению с увеличивающейся скоростью общественной реакции?

–Традиционные СМИ уже отходят на второе место, большинство сейчас потребляют сведения, публикующиеся в социальных сетях. Ясно, что за достоверность данных, появившихся где-то в сети, ручаться очень сложно. Сколько уже было случаев, когда информагентства брали новость из социальных сетей, публиковали ее, потом выяснялось, что выдали ошибку, но информация продолжала "гулять". Сегодня очень многие участники соцсетей не удосуживаются даже проверить, кто является источником изначальных сведений, насколько они достоверны, в подобных условиях любая нелепость распространяется с огромной скоростью. В той ситуации, когда нет "крепких информационных якорей", за которые можно было бы зацепиться, и которые оперативно реагировали бы на любой вызов, в общем, управляли бы медийным контентом, дается очень много возможностей для злоупотреблений. Достаточно много слухов вбрасывается ради проверки общественного мнения по поводу той или иной ситуации, либо ради лоббирования каких-то вопросов. Скажем, готовится инициатива, о ней становится известно тем, кому она не нравится. Вбрасывая слухи, сторона противников идеи дискредитирует ее на корню еще до того, как идея нашла свое воплощение. Такое явление, к сожалению, достаточно сильно распространено. "Черный PR" в худших своих проявлениях.

– Значит, рассматривая волну слухов, касающуюся банкротства банков или хронические домыслы о новой девальвации, можно искать определенных заинтересованных лиц?

– Банковский сектор Казахстана достаточно узок. С одной стороны, распространение слухов о банкротстве могло быть и хулиганством, тем более, что народ у нас такие вещи любит, и активно распространяет через интернет любую ересь, чтобы потом бегать по улицам, всем ее пересказывать и кричать: "спасите, помогите, что творится!" Вспомним, как раз недавно в сети появилась информация о том, что в Казахстане задержана огромная партия бананов, зараженная вирусом ВИЧ. Хотя маразм подобной "новости" был очевиден, тем не менее, люди с азартом пересылали друг другу сообщения о "заражении", призывали знакомых не покупать бананы и т.д. В итоге Агентству по защите прав потребителей пришлось выпустить специальное сообщение, опровергающее бананофобию, что еще сильнее подогрело интерес к этим слухам.

Вернемся к "банковской панике". Есть банки крупные, есть средние, конкуренция в этом секторе достаточно плотная. Могло быть хулиганство, а могла – попытка подорвать финансовое благополучие банка-конкурента, что в наших условиях достаточно эффективно. Что касается слухов о девальвации, то они имеют забавную природу. Я заметил, что в прошлом году в комментариях в соцсетях было очень много сообщений о готовящейся девальвации. Но когда девальвация произошла, люди, которые усиленно ею пугали, вдруг начали кричать о том, как сильно они пострадали при понижении стоимости тенге. "Наши вклады обесценились, мы не успели перевести сбережения в доллары или евро, не переоформили на иностранную валюту аренду" и т.д. Возникает вопрос: если вы такие слухи распространяете, то что мешает своевременно принять во внимание собственные "страшилки" и отреагировать соответственно? Вышло же, что тот, кто громче всех кричал о девальвации, к ней совершенно не готовился. Здесь видится желание заявить о себе, не основанное ни на каких реальных прогнозах, тем более, исследованиях рынка, ну и результат закономерен.

Нынешние слухи о новой девальвации, прежде всего, объясняются тем, что после прошлого изменения курса все будут психологически ждать обвала. Вместе с тем, экономическая ситуация не дает никаких предпосылок для повторения этого сценария. Тенге достаточно крепок, тем паче, что после девальвации Казахстан увеличил золотовалютные резервы достаточно неплохо, и имеет возможность более гибко воздействовать на курс. К тому же, все домыслы о падении стоимости нацвалюты привязывают тенге к рублю. Мол, рубль вот-вот обвалится из-за санкций, а тенге полетит за ним. Но если мы посмотрим на факты, то картина получится иной. Управление курсом российского рубля проводится намного более жестко, чем у нас – это во-первых. А во вторых, даже при условии действующего Таможенного союза и запускаемого с нового года ЕАЭС, доля России во внешней торговле Казахстана далеко не самая крупная. У нас большой оборот с Европой, КНР, США, и привязывать "ожидаемое" падение тенге к курсу рубля – мягко говоря, сильное преувеличение. Если даже рубль и будет девальвирован, то это окажет, разумеется, определенное влияние на положение тенге, но далеко не такое значительное, как предполагают авторы слухов.

– Тем не менее, банки и обменные пункты реагируют на слухи о девальвации.

– Естественно, реагируют, потому что для многих слухи – повод для спекуляций. Первый источник распространения россказней о девальвации – это паникерская самореклама, когда многие начинают кричать о падении курса, не просчитывая экономической составляющей. Второй: явно спекулятивные настроения. Понятно, что тем же "обменникам" выгодно увеличение оборота, в те дни, когда напуганные паническими настроениями граждане бегут сбывать тенге, обменные пункты делают хорошую кассу. Здесь прикладывают руку и спекулянты, реализуя наличность по максимально возможному курсу. А третий – это те, кто играет против Нацбанка. Нужно учитывать тот факт, что за последний год руководство Нацбанка сделало ряд заявлений о том, что ситуация в банковской сфере далека от идеала. То, что у нас количество "плохих" кредитов в банковских портфелях одно из самых крупных в мире, замечают и многие экономисты. Также ясно, что политика Нацбанка по отстранению отдельных финансовых институтов от статуса, скажем так, "эксклюзивных банков", и выстраивание равноудаленной системы, некоторых откровенно бесит. Я даже не исключаю того, что банковское лобби активно играет против Нацбанка. Тем более, что возможности банкиров, говоря не о конкретных персонах, а в целом о представителях сектора, влиять на средства массовой информации или социальные сети выше, чем у любой другой силы в стране, как об этом свидетельствует вся новейшая история Казахстана. И потом, "вбросы", бьющие по инициативам Нацбанка, очень легко воспринимаются.

Давайте, например, посмотрим на тех же самых "бедных дольщиков" и "бедных ипотечников". Они неустанно пикетируют именно Нацбанк, хотя кредиты брали в коммерческих банках, к которым они почему-то не ходят с плакатами. Определенные пользователей соцсетей митингующих поддерживают, также очень своеобразно их акции отражаются в СМИ. Многие не вникают в ситуацию, а ведь большинство дольщиков и ипотечников являются людьми, мягко говоря, не бедными. И в кредитах, о которых идет речь, мы видим гигантские суммы, порой миллионы долларов. И все же, некоторые СМИ целенаправленно поддерживают их заявления, что говорит об определенной политической составляющей данного процесса. Мы также можем обратить внимание на то, как была принята инициатива Нацбанка, предполагающая ограничение сумм и количества кредитов, которые может получить заемщик. Было предложено, что ежемесячные выплаты по кредитам не должны превышать определенный процент от официального дохода. Действительно, если человек предоставляет справку о том, что он зарабатывает 150 тысяч тенге, а его ежемесячные выплаты по кредитам составляют 140 тысяч, то понятно – это либо махинация с документами, либо такой заемщик берет кредит, не имея возможности его погашать.

– Помнится, эта инициатива была встречена в штыки.

– Именно. Очевидно, что когда появляются такого рода слухи – игра против вменяемых инициатив – то возникает вопрос: что это, реальный страх перед девальвацией или желание ослабить политические позиции Нацбанка, который основательным образом намерен проработать проблему с банковскими активами? Нельзя, кроме прочего, забывать и о том, что среди распространителей историй о неминуемом падении курса тенге есть много противников евразийской интеграции. Заметьте, что никто не пишет и не кричит о влиянии курса доллара или курса евро на нацвалюту, но многие зациклились на рубле, и на том, что дальнейшая инфляция в РФ будет плохо влиять на благосостояние казахстанцев. На этом поле играют и национал-популисты, и те, кто в силу экономических причин желал бы создать негативное восприятие ЕАЭС. Поэтому, я уверен, что ко всем подобным слухам нужно относиться предельно критично. То же самое можно сказать и о прессе: в первую очередь нужно обращать внимание на то, кто ее владелец. Необходимо отличать журналистское расследование от явного заказа, и лишь потом принимать решение – верить или нет полученным через СМИ сведениям.

– Как же тогда бороться со злонамеренными, если так можно выразиться, корыстными слухами?

– Дело в том, что запрещать на нашем информационном поле что-либо бесполезно. Были попытки заблокировать "живой журнал", однако все, кто хотел, прекрасно могли и могут в него заходить. Попытки же "прикрыть" наиболее популярные соцсети в РК, на мой взгляд, будут еще более бессмысленными. Я бы сказал, что социальные сети выполняют в нашей стране определенную политическую функцию. Но если во многих странах они являются катализатором протестных процессов, то в Казахстане играют роль клапана. Все негативные настроения, в том числе, политические, по "каналу" соцсетей сбрасываются в виртуальное пространство. Вместо того, чтобы выйти на площади, люди с увлечением ругаются в вирте, при этом выражать протест более радикальным способом никто, в целом, не хочет. Четкая информационная политика со стороны государства могла бы принести в соцсетях куда лучшие плоды, чем огульное преследование. Ясно, что предупреждать о девальвации никто не будет, чтобы не спровоцировать спекуляцию, но публикация экономической статистики с разъяснениями в значительной степени разрешила бы ситуацию с вредоносными слухами. Государство должно более жестко, оперативно и открыто реагировать на подобные заявления. Правда, какой бы ни была "картинка", все равно найдутся те, кто будет распространять слухи. Тем не менее, нужно работать над повышением финансовой грамотности населения и пресекать махинации общественным мнением. При этом необходимо отдавать отчет в том, что время, так сказать, ускорилось, а уровень вменяемости граждан за последние десятилетия серьезно снизился. Поэтому слухи будут "гулять", и мы будем сталкиваться с фактами нерационального поведения, а потом с требованиями найти виноватых и отсутствием желания поискать виновника в самих себе. К сожалению, это та реальность, в которой нам приходиться жить и работать, но запретить ее уже не нельзя. И еще, опять же, к сожалению: сильнее всего от собственного паникерства и готовности верить в любой бред страдает непосредственно население. Хотя предполагалось, что в условиях рынка люди будут вести себя рационально, на этот счет есть целые теории и выкладки, оказалось, что существующие у нас стандарты потребительской экономики, маркетинговые ходы, убили в них свободную волю в выборе продукции. Недавно мне рассказали о человеке, который будучи обремененным семьей, вкалывающим на двух работах, то есть, прямо скажем не богатом, взял кредит на 40 тысяч долларов, чтобы купить "лексус". Машина подешевле ему не казалась престижной, а то, что его мнение порождено рекламой, он не осознает. Мы должны иметь все самое лучшее – и точка. Подобное можно проследить и на примере "айфономании", других случаев, когда люди берут множество займов по самым различным наименованиям – от бытовой техники до телефонов, но совершенно не думают о том, что деньги придется отдавать. Здесь можно только или вводить запретительные меры или начинать преподавать экономическую "грамоту" в школах, и надеяться, что ситуация исправима хотя бы в отношении сегодняшних детей.

Манипуляторов к ответу


Политолог Марат Шибутов также убежден, что, прежде всего, слухи порождает неумение государственных органов вовремя и грамотно реагировать на запросы общества.

– Кто и зачем, на ваш взгляд, запускает слухи, кому они могут быть выгодны, и каким образом источник слуха может использовать нагнетание обстановки в свою пользу?

– На самом деле, как это видно по большинству слухов, их источникам не нужна особо материальная выгода – им нужно позабавиться и манипулировать людьми, они сами в свои байки верят, ну и в редких случаях пытаются на них нажиться. Можно нажиться на валютных курсах, на продажах какого-то товара и все. Тут больше все-таки элемента манипулирования и выброса собственных страхов в пространство, чем рациональных мотивов. Чтобы слух распространился, нужно несколько факторов:

– подготовленная для этого ситуация;

– грамотно подобранное сообщение, которое активизирует все подсознательные тревоги человека;

– правильно выбранная среда для распространения;

– слабая или медленная реакция тех, против кого направлен слух;

– низкое доверие к официальным сообщениям и пиарщикам организаций.

При сочетании этих условий слух идет дальше группы, где он зародился и охватывает широкие слои населения. Как я однажды подсчитал, на областной город с населением не менее 200 тысяч человек требуются 2-3 часа, на город Алматы – 5-6 часов, на всю страну – около 2 суток.

– Чем можно объяснить тот факт, что население, а порой и эксперты больше доверяют слухам, нежели официальной информации? Связано ли это с неадекватной в некоторых случаях скоростью выдачи официальных объяснений, их скудностью или формальностью?

– Это связано со следующими условиями: снижение критического мышления; общее падение уровня образования; уменьшение в государственных органах количества людей, которые могут взять ответственность на себя; падение качества аналитической и образовательной журналистики. Также подобное явление связано с огромным объемом информации, которую трудно анализировать и выдать в черно-белом варианте, ответить "да или нет". Перечисленное приводит к тому, что шарлатанство и истерики стали пользоваться гораздо большим доверием, чем экспертные комментарии и аналитика. Кроме того, население, его уровень развития не успевают за технологическим прогрессом.

– Как бы вы оценили недавние законодательные меры, направленные против распространения слухов? Смогут ли они предотвратить появление новых проблем в этой области?

– Эти меры направлены на наказание тех, кто распускает слухи (то есть тех, кого удастся поймать), они не направлены на предотвращение таких явлений. Тут нужен комплекс мероприятий, которые в первую очередь будут касаться эффективности государственного управления, во вторую очередь – информационной политики госорганов (должен быть один, а лучше несколько спикеров, которые в любое время могут дать интервью). В третьих – позиции самих СМИ, которые должны проводить ответственную линию и не способствовать панике. А последним пунктом идут действия силовиков, которые должны наказывать манипуляторов. У нас же, как всегда, поставили телегу впереди лошади.

Если остановиться сугубо на действиях силовиков, то надо отметить, что им еще надо научиться работать с этими мерами – усиливать правоприменительную практику. К примеру, известная паника, когда 28 октября 2009 года по электронной почте, а дальше уже по форумам было разослано сообщение, стилизованное под сообщение Интерфакса о том, что идут бои на казахстанско-китайской границы, для автора этого сообщения никакой ответственности не повлекла. Авторов паник про убийства детей в ноябре 2011 года на севере Казахстана вообще не нашли, как впрочем авторов слухов про вторую девальвацию в этом году.

Вот есть в Кодексе об административных нарушениях 4 статьи косвенно связанные со слухами и паниками:

1. Распространение сведений о виновности в совершении преступлений (ст.86)

2. Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (статья 136-1).

3. Дача разрешения на публикацию в средствах массовой информации материалов, направленных на разжигание национальной вражды (ст.343)

4. Дача заведомо ложных сведений и материалов средствам массовой информации (ст.347)

За прошлый год по ним вынесено всего 7 постановлений, то есть вообще статьи "мертвые" и нерабочие. Не особо лучше обстоят дела со статьями Уголовного Кодекса – дела по клевете и оскорблениям не доходят до суда, да и по разжиганию розни и призывам свергнуть действующий строй дел гораздо меньше, чем поводов для их возбуждения.

В общем, даже то, что у правоохранителей появилась в этом году "Статья 242-1. Распространение заведомо ложной информации" может особо ничего не дать, если не будет политической воли по ее применению.

– Как вы оцениваете информационный фон вокруг Евразийской интеграции? Ведь ходит очень много сплетен и слухов, что, мол, "мы ложимся под Россию", "рубль вот-вот рухнет и потащит за собой тенге", "прощай, независимость Казахстана" и тому подобное. Эксперты и чиновники их постоянно и аргументированно опровергают, но народ, судя по всему, больше судит по разговорам апашек у подъезда и нацпатов, что в принципе одно и то же.

– А сколько вы читали монографий или докладов про итоги евразийской интеграции – ну так чтобы серьезно, с разбором, с анализом статистики и т.д.? Их просто нет. Есть определенный информационный вакуум на том месте между сухими статистическими данными и газетными статьями. По идее его должна заполнять научная литература, но ее пока маловато, чем и пользуются распространители сплетен и слухов.

Конечно, есть опасение, что снижение курса рубля повысит конкурентоспособность российских товаров, что будет создавать определенное давление на наш рынок, но надо отметить, что Россия занимает не весь рынок Казахстана и далеко не все товары могут подешеветь в тенге в итоге в рознице. Поэтому я бы не переоценивал внешние факторы – курс тенге больше зависит от нашего платежного баланса, а значит от цен на наши экспортные товары и от нашего графика выплат по внешнему долгу.

Немалую долю в этом информационном фоне играет и элементарная общая безграмотность. Несмотря на то, что в стране ежегодно выпускаются тысячи экономистов, до сих пор все сотрудничество меряют только торговым оборотом.

К примеру, никто не говорит же, что у нас сейчас 5550 действующих совместных предприятий с России (72 крупных, 309 средних и 5169 мелких), хотя в начале 2013 года их было всего 5029 (61 крупное, 265 средних и 4703 мелких), хотя это и инвестиции и рабочие места. 500 новых совместных предприятий за год и 10 месяцев года это довольно много – с той же Германией у нас всего 770 совместных предприятий. Или то, что с 2009 года прямые инвестиции из России к нам выросли в 2 раза – в 2009 году они составили 663,6 миллиона долларов, а в 2013 году 1299,2 миллиона долларов. Есть довольно много позиций экономического сотрудничества, которые просто не озвучиваются в прессе – торговля услугами, переводы физических лиц, плата в поездках, плата за транзит, арендная плата и т.д. и т.п.

А ведь кроме экономического, есть еще куча других сфера партнерства и про это тоже особо не говорят, просто потому, что не знают или просто не хватает сообразительности это понять.
Талгат Ибраев | Номад
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO