Последние новости


Закон о запрете «антиблокировочных» программ в Узбекистане не остановит распространения критической информации

10 сентября 2018
260
0

28 августа завершилось обсуждение выставленного двумя неделями ранее в интернете законопроекта «О внесении изменения и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан», предусматривающего введение административного и уголовного наказания за незаконный (несанкционированный) доступ к сети телекоммуникаций. Журналисты заподозрили в этом намерение властей запретить анонимайзеры и прочие программы, позволяющие обходить блокировку сайтов. Общественность «встала на дыбы», и уже через день последовало опровержение: запрещать анонимайзеры никто не собирается, имелось в виду совершенно другое. СМИ успокоились, но сомнения остались: а вдруг эти слова были лишь отговоркой, и «запретительный» закон вот-вот примут?..

 

Попробуем присмотреться к тексту законопроекта на предмет того, как он соотносится к действующими законами Узбекистана, и что может произойти, если речь идет все-таки о запрете программ, «открывающих» доступ к нежелательным, с точки зрения правительства, интернет-ресурсам.

 

Штрафовать и сажать

 

Часть статьи, которой планируется дополнить Уголовный кодекс, выглядит следующим образом: «Незаконный (несанкционированный) доступ к сети телекоммуникаций с целью ее использования и пропуска международного трафика в обход установленных систем защиты, а также хранение и создание условий для функционирования предназначенных для этих целей специальных программных или аппаратных средств».

 

За нарушение предусмотрены штрафы в размере от 100 до 300 «минималок» (от $2,35 до $7 тысяч), ограничение свободы от одного до трех лет либо лишение свободы до трех лет. Те же действия, совершенные повторно или опасным рецидивистом, группой лиц, а также с использованием служебного положения наказываются штрафом от 300 до 600 минимальных зарплат (от $7 до $14 тысяч), ограничением свободы от трех до пяти лет либо лишением свободы от трех до пяти лет.

 

Схожим образом предполагается дополнить и Кодекс об административной ответственности: «Незаконный (несанкционированный) доступ к сети телекоммуникаций, при отсутствии признаков преступления - влечет наложение штрафа на граждан от десяти до двадцати минимальных размеров заработной платы, а на должностных лиц – от двадцати до пятидесяти минимальных размеров заработной платы, с конфискацией орудия правонарушения».

 

Министерству по развитию информационных технологий и коммуникаций совместно с министерством юстиции Узбекистана поручено обеспечить исполнение, доведение до исполнителей и разъяснение среди населения сути и значения готовящегося закона.

 

Запрет незаконен

 

Расплывчатость определений буквально «взорвала» узбекистанский сегмент соцсетей, ибо прописанные положения позволяют толковать их достаточно широко. «В случае принятия этого закона будет запрещено использование программ-анонимайзеров вроде VPN и Tor, которые необходимы для скрытия информации о компьютере или пользователе в сети от удалённого сервера и позволяют обходить блокировки интернет-ресурсов», - предрекло информационное агентство «Фергана».

 

Законопроект повлек ряд гневных комментариев на портале, где он был выставлен для обсуждения. Их авторы, в основном, высказывали мнения, что он антиконституционен, так как нарушает право граждан на свободный доступ к информации.

 

А что говорит по этому поводу законодательство Узбекистана?

 

67-я статья Конституции гласит, что «цензура не допускается». Однако это и есть цензура – только не отдельных статей, а нежелательных СМИ как таковых.

 

29-я статья Конституции: «Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений. Каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотренных законом». Что такое «другие ограничения, предусмотренные законом» и «государственная или иная тайна» не поясняется.

 

Следующие два положения распространяются на журналистов и приравненных к ним блогеров.

 

В законе «О защите профессиональной деятельности журналиста» закреплено право представителя этой профессии «получать доступ к документам, материалам и информации, кроме тех, что содержат государственную либо иную охраняемую законом тайну» (статья 5). Что это за тайна, опять-таки, не уточняется.

 

А в 10-й статье того же закона прописано: «Государство гарантирует журналисту свободное получение и распространение информации, обеспечивает его защиту при осуществлении им профессиональной деятельности…».

 

Положительной стороной узбекистанского законодательства о СМИ является присутствующее во всех законах, посвященных данной сфере деятельности, положение о том, что если международным договором, заключенным Узбекистаном, установлены иные правила, то применяются правила международного договора.

 

Таких договоров два: Всеобщая декларация прав человека, к которой Узбекистан присоединился в 1991 году, и Международный пакт о гражданских и политических правах, подписанный в 1995-м. В обоих говорится, что каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения, которое включает свободу искать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

 

В связи с вышеперечисленным интересно было бы понаблюдать за тем, как проходили бы суды, когда человек, обвиненный в использовании VPN, ссылался бы на то, что его право пользоваться этой программой обеспечивает Конституция, законы и международные договоры, заключенные Узбекистаном. Вероятно, процессы пришлось бы проводить в закрытом режиме, чтобы наблюдатели не цитировали речей подсудимых.

 

Учитывая, что в Узбекистане во внесудебном порядке давным-давно заблокировано множество сайтов информационного, оппозиционного и правозащитного содержания (не считая экстремистских), это не кажется невероятным: власти не хотят, чтобы «разоблачительные» ресурсы читали.

 

«Любопытно: не собираются ли в «реформирующемся» Узбекистане принять закон об уголовной ответственности за внесудебную блокировку ресурсов?» - написал на своей странице в ФБ Даниил Кислов, редактор «Ферганы».

 

«Я не хочу нарушать закон. Где найти список заблокированных сайтов, чтобы случайно на них не зайти?», - высказал интересующий всех вопрос один из интернет-комментаторов.

 

«Следующий шаг – 5 лет за спутниковую тарелку?», - поинтересовался другой.

 

Действительно, если продолжить логическую линию на ограничение доступа узбекистанцев к «несанкционированной» информацию, можно дойти до запрета на прослушивание иностранных радиопрограмм, как в нацистской Германии, а то и до конфискации радиоприёмников, как в СССР в годы войны.

 

При этом ряд браузеров уже сейчас имеет настройки, позволяющие превращать их в полноценные анонимайзеры, например, Opera или Google Chrome. В интернете пошагово расписано, как это сделать, где какие галочки ставить. И что теперь, если предположить, что новый закон действительно направлен против VPN? Штрафовать и сажать за «неправильные» браузеры? Узбекистан, кстати, готовится расширить туристический поток, но ведь туристы тоже используют эти самые браузеры, кроме того, у многих установлены разного рода VPN, Тор и прочие «нехорошие» программы. И что делать? Объяснять им, что в Узбекистане они запрещены и требовать их удаления или сразу карать?..

 

«Самый глупый закон! Разве можно его осуществить? Это значит, что каждого, кто имеет Google pixel (смартфоны компании Google – ред), посадят? У меня Google pixel и там уже встроенная программа (…). Если я приеду в Узбекистан с моим телефоном, значит, меня посадят? Это сумасшедший закон! Надеюсь, его не приняли ещё», - оценивает происходящее пользователь Фейсбука Jamila M.

 

Примечательно, что возможный запрет анонимайзеров, по причине того, что люди заходят на «запрещенные» сайты, не основывается на официальном запрете этих ресурсов. Понятно, что запретить их может только суд, изучив их содержание и признав его нарушающим законодательство Узбекистана. Но узбекистанские суды ничего не исследовали и ничего на этом основании не запрещали (единственная попытка исследования содержания сайта «Народного движения Узбекистана» была предпринята в мае этого года в связи с делом журналиста Бобомурода Абдуллаева, и редактор сайта убрал ряд сомнительных и экстремистских абзацев и статей), все сайты блокируются во внесудебном порядке по необъявленным причинам.

 

Например, AsiaTerra блокируется с 2014 года, после публикации статьи «Узбекистан: наблюдатели ОБСЕ оказались под наблюдением», и, как и другие сайты была заблокирована без какого-либо судебного решения.

 

Однако эти блокировка достаточно легко обходятся: текст статьи копируется и выкладывается в такие социальные сети как Фейсбук. Твиттер, ВКонтакте, Одноклассники, в мессенджер Телеграм и т.д. Там он свободно читается и распространяется. Чтобы воспрепятствовать этому, придется заблокировать и соцсети. Но есть еще и Youtube. Содержание статей можно с выражением, как диктор, начитывать на камеру и выставлять туда, на отдельный канал. Если же заблокировать и это популярное видеохранилище, все рейтинги Узбекистана, в том числе деловые, не просто упадут, но обрушатся до самого дна.

 

Чтобы основательно всё перекрыть, придется создавать что-то вроде «Великого китайского файервола». Правда, дело это крайне затратное, к тому же явным образом идущее во вред стране. Так что для правящей верхушки это та самая ситуация, когда «лекарство» многократно хуже «болезни».

 

«Неверная интерпретация»

 

Негодование в соцсетях и в комментариях под статьями СМИ, было столь единодушным, что уже через день после публикации законопроекта, 15 августа, ташкентское издание Газета.uz опубликовало «опровержение» о вводе уголовной ответственности за использование VPN.

 

Мы намеренно заключаем это слово в кавычки, поскольку оно не имело официального характера: некий анонимный сотрудник Министерства по развитию ИТ и коммуникаций, то есть того ведомства, которому было поручено разъяснить населению сути нового закона, поведал представителю Газеты.uz, что «новость была неверно интерпретирована некоторыми СМИ».

 

По его словам, готовящиеся наказания будут применяться по отношению к тем, кто осуществляет незаконную деятельность по организации международных переговоров на коммерческой основе. «Речь идет о пропуске международного трафика», - уточнил он. Вопросы ограничения доступа к информации или к информационным ресурсам, а также использования для этого VPN-сетей, VPN-каналов, прокси-серверов в частных целях или для бизнеса не рассматриваются.

 

«Предлагаемые изменения в Кодекс об административной ответственности (штраф от 10 до 20 МРЗП, а на должностных лиц - от 20 до 50 МРЗП, с конфискацией орудия правонарушения) направлен против лиц, которые незаконно (несанкционированно) получают доступ к сети телекоммуникаций. Например, против лиц, которые подключились к телефонной линии или к сети Wi-Fi соседа, взломав ключ для пользования бесплатной телефонной связью или интернетом, без умысла получить от этого коммерческую выгоду. …При этом добропорядочным абонентам, к сети Wi-Fi которых подключились без их ведома, приходится оплачивать счета за интернет трафик, которым они не пользовались», - добавил сотрудник Мининфокома.

 

Он напомнил, что постановлением президента от 3 февраля компании, создающие в общественных местах зоны бесплатного беспроводного доступа к интернету (Wi-Fi-зоны), получают ряд льгот. «В связи с распространением Wi-Fi зон по всей республике, возникает необходимость защиты владельцев сетей Wi-Fi, а также установить ответственность за правонарушения в этом направлении», - заключил безымянный собеседник Газеты.uz.

 

Необходима ясность

 

Обсуждая это «опровержение», читатели издания указывают на то, что готовящаяся к введению в законодательство часть статьи имеет слишком общий характер, оставляя возможность для двойственных трактовок и позволяя подвести под понятие «несанкционированного доступа» любые виды «антиблокировочных» программ. Они считают, что следует четко указать, что именно запрещается, а что нет, и прямо заявить, что VPN не входит в этот список.

 

«Формулировка статьи такая, что можно притянуть за уши очень широкий спектр действий и программ особенно учитывая уровень грамотности на уровне исполнения», - считает Olim S.

 

«Неверно истолковали? А надо писать чётко и ясно, чтобы было только ОДНО толкование. А если будут размытые формулировки, то наши правоприменительные силы обязательно этим воспользуются в своем собственном толковании», - добавляет Farida Ch.

 

Проблема в том, что разъяснение Мининфокома не является официальным, и, если дело дойдет до суда, министерство всегда может откреститься от этого комментария: «Мы знать ничего не знаем, ведать не ведаем, и с кем говорила Газета.uz, нам неизвестно. А сами мы, конечно, имели в виду именно анонимайзеры и тому подобные технологии».

 

Правда, если внимательно вчитаться в текст готовящейся статьи, то можно придти к выводу, что законный (санкционированный) доступ к сети телекоммуникаций – это всё-таки то, что уже имеют все пользователи интернета, а незаконный (несанкционированный) – это доступ разного рода «взломщиков», которым и грозит наказанием Мининфоком. То есть, похоже на то, что представитель министерства сказал правду. Хотя это всего лишь одно из возможных истолкований предложенного дополнения к УК и КоАО, а ведь могут быть и другие.

 

В принципе, в последние два года в стране наблюдается тенденция к смягчению запретов и вряд ли в этой сфере следует ожидать внезапного ужесточения. Тем не менее, лучшее проявить чрезмерную бдительность, чем пропустить неожиданное появление подобной «карательной» статьи.


AsiaTerra | AsiaTerra
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO