Последние новости


Казахстан прощается с добротным образованием

28 января 2020
453
0

«Ученик, который учится без желания – это птица без крыльев».

 

Саади

 

 

В Казахстане опровергнут афоризм Конфуция, гласящий: «Только самые мудрые и самые глупые не поддаются обучению». Здесь за многие годы реформ при поддержке Всемирного банка создана система, которая основную массу учеников должным образом не обучает и не социализирует. В шоке учащиеся, в шоке родители, учительский корпус и директора. Но задний ход «реформам» верховная власть не дает, видимо, надеясь на Чудо (чудо с маленькой буквы не справится) или на то, что все само собой рассосется.

 

В постсоветский период система школьного образования деградировала уверенно, но достаточно медленно – сказывалась наработанная база учителей, методик, учебников и традиций. Однако если подрывная работа проводится долго, целенаправленно и системно, то результат обязательно будет. Точкой перелома стал 2017/2018 учебный год, когда Ерлан Сагадиев (11-ый министр образования Республики Казахстан) сломал-таки хребет вменяемой общеобразовательной школы. Стержнем очередной реформы стало лишение школьного образования системности, логики и последовательности с переносом упора на хаотичность, мозаичность и разрозненность вкладываемых в детей знаний. Чтобы это не столь резко бросалось в глаза, деструктивные вещи подали под видом очередной реформы, где суть была упакована в новую форму.

 

Поэтапное внедрение реформы (1, 2, 5, 7-ой классы – в 2017/18 учебном году; 3, 6, 8, 10-ый – в 2018/19 и 4, 9, 11-ый – в 2019/20) нарушило прежде всего педагогический принцип системности. Так, в 7-ом классе по многим предметам школьники изучали те же темы, что уже были ими пройдены в 6-ом классе (география, биология, алгебра/математика, литература). При этом по той же биологии в кучу свалили изучение ботаники, зоологии и анатомии. 

 

Введение новой системы оценивания, по официальной задумке МОН, должно было привести к снижению психологической нагрузки школьников, уменьшению страха перед оценками. На деле СОРы (суммативное оценивание раздела) и СОЧи (суммативное оценивание четверти) довели учеников 2, 5 и 7-ых классов (в 1-ых классах пока безоценочная система) до состояния интеллектуальных зомби с неустойчивой психикой. Именно из этих 2-3-х оценок по каждому предмету складывается итоговая четвертная. И ситуация, когда школьники в течение двух недель ежедневно пишут СОРы, СОЧи, количество которых доходит до 4-5 в день, приводит к хронической усталости, переходу мозга в щадящий режим работы и нервным срывам. 

 

Сейчас в школах Казахстана фиксируется небывало высокий уровень заболеваемости среди учеников. При некоторой поправке на январь, все напоминает защитную реакцию детских организмов, у которых просто нет другого варианта выхода из бесконечного режима перегрузок. Родители, чьи школьные горы пришлись на «досагадиевскую эпоху», пока не возьмут в руки учебник той же «Географии», не понимают, что это совсем не та нормальная география. Раньше было – про материки, климат, полезные ископаемые, животный мир, растения, народонаселение, транспорт и прочие понятные вещи, плюс правильная ориентация в пространстве. Теперь «География» превращена в кучу вещей, очевидных разве что специалистам-климатологам или исследователям космоса, но собранных предельно бессистемным и корявым пазлом. По другим предметам ситуация не лучше. Например, методически обучение русскоязычных и казахоязычных детей построено так, будто родной язык является для них иностранным. Хотя человеку, знающему русский (или казахский) язык от рождения, он нужен совсем не для того, чтобы объясниться в магазине.

 

Системное отсутствие системы обучения – основная претензия к Ерлану Сагадиеву со стороны специалистов. В результате такой «методологии» детали становятся важнее базовых вещей, а база уходит из процесса обучения как таковая. Что характерно, подобная аналогия закреплена соответствующим пакетом документов. Все задает ГОСО (государственный стандарт образования). В соответствии с ним разрабатывается типовой учебный план, а уже на основе него – типовая рабочая программа. Опираясь на требования рабочей программы, пишутся и принимаются в работу учебники. То есть Министерство образования изначально требует учебники, по которым невозможно получить нормальные знания, а разработчики делают их согласно нормативам (техническому заданию). 

 

Преподаватели, со своей стороны, получили «бонус» в виде резкого увеличения рабочей нагрузки за ту же мизерную зарплату. Заработные платы в системе образования как были на 40% ниже, чем в среднем по экономике, так и остались (серьезные деньги педагогам пока только обещают), однако трудиться теперь приходится гораздо больше. Хоть и принято считать, будто школьный учитель в Казахстане – это социальный неудачник и податься ему некуда, но текучка кадров в ходе и после 2017/18 учебного года свидетельствует об обратном. Учителя увольняются из школ в поисках лучшей (или хотя бы не худшей) доли, а как следствие, в учебных заведениях растет число незаполненных вакансий. Часто директора не в состоянии уволить учителя, на которого жалуются родители и ученики просто потому, что в случае его ухода преподавателя некем будет заменить. Даже в школах Алматы массово не хватает учителей-предметников, что уж говорить о малокомплектных школах в сельской глубинке? А ведь когда-то сельские школы, в особенности из северных регионов (местами западных регионов, центрального Казахстана – Карагандинская область…) давали знания на хорошем уровне, не хуже столичного (Алма-Ата). Правда, это было в советскую эпоху… 

 

При Асхате Аймагамбетове, 13-ом министре образования, в текущем учебном году начались издевательства над средним образованием. Для десятиклассников придумали три профиля специализации (есть не в каждой школе, где-то один – два), при выборе которых школьник (и его родители) должны определиться с будущей сферой деятельности на дальнейшую жизнь. Дело в том, что при выборе гуманитарно-социального профиля, например, в аттестате о среднем образовании не будет физики и информатики, а значит поступление на технические специальности станет автоматически закрыто. Получается в итоге, что, если даже ученик через год понял, что выбранная сфера – не его (!) обратной дороги уже нет. 

 

Ряд наблюдателей нововведение со специализацией объясняет желанием ректоров вузов Казахстана «застолбить» за собой местных абитуриентов. Пока казахстанские вузы в своей торговле дипломами не испытывали нехватки абитуриентов, проблема оттока выпускников школ к северному партнеру по Евразийскому экономическому союзу беспокоила их постольку-поскольку. Но если первоначально в российские вузы поступали в основном представители славянских этносов, то в последние годы ситуация кардинально поменялась. Теперь в университеты Москвы, Петербурга, Новосибирска, Томска, Казани, Уфы и других городов все активнее едут и сами казахи, представители государствообразующей нации… Очень часто это фактически билет в один конец, ибо российский рынок труда при всех его перекосах предлагает более широкий выбор профессий, рабочих мест и зарплат. А во время обучения – стипендии и общежития. 

 

К слову, выше мы упоминали, что крепкое среднее образование – это была фишка северных регионов Казахстана. Так вот, сегодня у республики имеются большие проблемы с оттоком населения, по сути дела, идет обезлюдение, прежде всего в сельской местности. В частности, это особенно ярко проявляется в Северо-Казахстанской области (СКО, адмцентр Петропавловск). Но здесь еще одна «падающая» синусоида, утяжеляющая графики оттока населения. Речь идет о том, что буквально пару лет тому назад (опять же – при Сагадиеве!) систему высшего образования Казахстана тех регионов поразила следующая проблема – абитуриенты недовольные условиями поступления в вузы (качеством обучения в них?), равно как и заключительными экзаменами в выпускных классах в огромном количестве рванули в  российские вузы. Да так рванули, что местные вузы, как частные, так и государственные, оказались на мели – в прямом (нет студентов…) и финансовом (нет студента – нет оплаты…)  смысле. Такая ситуация – это тоже яркая иллюстрация текущей катастрофы в сфере образования по-казахски.

 

Сегодня трудно прогнозировать, как будут поступать в российские вузы нынешние десятиклассники, когда закончат одиннадцатый класс. Но уже ясно, что их позиции изначально подорваны по сравнению с теми, кто проскочил очередной деградационный рубеж в силу возраста. Все понимают, что система школьного образования и обучения должна меняться под требованиями времени. Однако меняться и деградировать –принципиально разные вещи. Ну а пока, средняя школа уходит в пике дисфункции социального института, родители учеников панически ищут пути выхода из устроенной обществу засады. Пока еще никому не удалось найти эффективный и одновременно законный рецепт решения проблемы.


Джанибек Сулеев | ИА-Центр
  • Не нравится
  • +12
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO