Последние новости


Политический размен Волги… Казахстан не прочь решить свои экологические проблемы за счет России

19 июля 2013
1 068
16

По мере наращивания интеграционного взаимодействия между Россией и Казахстаном в переговорной повестке двух стран могут появиться «хорошо забытые» сюжеты. В частности, не исключено, что в обмен на геополитическую лояльность наш партнер по Таможенному союзу и ОДКБ может «настойчиво попросить» реанимировать проект, который в свое время был отвергнут по экологическим соображениям. Речь идет об активно муссировавшейся в перестроечное время возможности так называемого «поворота рек». Правда, на этот раз не сибирских. «Повернуть» предлагается Волгу, главную водную артерию европейской части России.

 

Идея переброски волжской воды была озвучена в Астане на круглом столе «Актуальные проблемы трансграничного бассейна реки Урал и возможные пути их решения», участники которого обсуждали проблему спасения пересыхающей реки Урал (часть которой проходит по казахстанской территории). В ходе беседы заместитель министра охраны окружающей среды Республики Казахстан Нурлан Каппаров вспомнил о полузабытом проекте канала Волга-Урал. «В последние годы сток Урала снизился до пяти кубокилометров в год, — процитировал мотивацию, представленную высокопоставленным чиновником, портал «Республика». — По сути дела, это предел, ниже которого в регионе пойдут необратимые экологические изменения с соответствующими катастрофическими последствиями». Поднимая тему переброски части воды Волги в Урал, казахстанские власти преподносят этот шаг как компенсацию со стороны России урона, нанесенного реке Урал. Якобы, россияне не выполняли собственных обязательств по наполнению трансграничной реки.

 

Напомним, проект строительства канала, по которому вода из Волги попадала бы в Урал, начал реализовываться в 1952 году. Однако, после смерти Сталина был заморожен Берией. Как заявил Лаврентий Павлович, очередной (после Волго-Донского) канал «в ближайшие годы не вызывается неотложными нуждами народного хозяйства».

 

Пока официальная Москва никак не отреагировала на предложение казахстанских коллег. Однако, в пресс-релизе Минприроды РФ содержится туманный намек на возможность того, что пожелания партнеров по постсоветской интеграции могут быть приняты во внимание. О чем свидетельствует многозначительная формулировка о том, что по итогам круглого стола «приняты рекомендации по сохранению экосистемы бассейна реки Урал». Вопрос о возведении канала Волга-Урал может быть поднят на заседании межправительственной комиссии по использованию трансграничных рек, которое должно пройти 25 июля в Атырау.

 

Эксперт по странам Средней Азии Российского института стратегических исследований Дмитрий Александров не видит предпосылок для реализации подобного рода проектов. «В свое время у него было довольно много противников. Причем, эти голоса против до сих пор сохраняют свои резоны».

 

«СП»: - То есть дружба (экономическая и политическая интеграция) дружбой, а стратегические водные ресурсы все-таки врозь?


- Безусловно. Насколько я знаю, российские власти подходят к этому вопросу не с точки зрения политики, а с точки зрения сохранения экосистемы региона в целом. Вопросы, связанные с трансформацией гидросистем уже не раз получали негативную реакцию на самом высшем уровне. Конечно, в последнее время между Москвой и Астаной достигнут высокий уровень взаимодействия. Тем более, что обе стороны находятся в рамках интеграционных проектов. В том числе в рамках единого экономического пространства. Однако, это не отменяет того обстоятельства, что у России и Казахстана есть свои интересы, которые не всегда совпадают.

 

«СП»: - Насколько безоблачны российско-казахстанские отношения?


- Раньше партнеры шантажировали нас строительством транскаспийского трубопровода. Сейчас разногласия в энергетической сфере сглаживаются. Думаю, что «Набукко» как проект похоронен. На Западе предпринимаются попытки представить, что «пациент скорее жив», но все эксперты, которые более менее в курсе, высказываются однозначно- «Набукко» это «мертвый» проект. Причем, перспективы его «оживления» уж точно никак не зависят от Нурсултана Абишевича. Просто есть объективные экономические реалии, связанные с кризисом, которые делают этот проект изначально нежизнеспособным.

 

«СП»:- Вопрос о будущем «Байконура» может использоваться в качестве рычага давления на Россию?


- В любом случае никому и в голову не придет увязывать эксплуатацию космодрома с гидропроектом. Не думаю, что Назарбаев будет выставлять такие нелепые условия. Хотя сам торг по «Байконуру» будет достаточно сложным. Но это отдельная тема.

 

Для того, чтобы оценить реалистичность проекта по «запитыванию» Урала водами Волги, заместитель председателя комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Максим Шингаркин предлагает посмотреть на карту юга России и прикаспийских территорий. «Тогда мы увидим, что речь может идти только о соединении только бассейнов рек, но ни в коем случае не Волги с Уралом. Условно говоря, притоков реки Белая и западных притоков Урала. Опять же я рассуждаю чисто теоретически». По словам депутата-эколога, если мы заберем дебет непосредственно у реки Белая, то встанет вопрос с генерацией воды для Волжской ГЭС. С учетом же того, что сейчас обсуждается подъем уровня Чебоксарского водохранилища, нам самим не хватает воды. И вообще, характер осадков, который мы наблюдаем в Волго-окском междуречье указывает на то, что России не время разбрасываться своими водными ресурсами.

 

 

«СП»: - Поясните, о чем идет речь


 

- Дело в том, что у нас очень высокий уровень урбанизации Волго-Окского бассейна. И основные запасы качественной питьевой воды у нас находятся именно здесь. Соответственно, и отбор, и оборот воды происходит в этой зоне. Если мы начнем забирать воду на уровне реки Белая, то может возникнуть ситуация, когда низовья Волги будут испытывать дефицит, связанный с нехваткой воды. То есть, водный баланс не сходится. Если же мы заберем мало воды, то это просто не спасет Урал.

 

 

«СП»: - Чем объясняется изменение уровня воды в Урале?


 

- Глобальными климатическими изменениями. Впрочем, по мнению ученых, они носят цикличный характер. Если бы у нас была равновесная экосистема, то чисто гипотетически «в одном месте убыло, в другом прибыло». Мы в ситуацию вмешались и как-то подравняли дисбалансы. Но мы же понимаем, что на экосистему у нас еще накладывается хозяйственная деятельность. Это, плюс проживание миллионов людей на берегах Волги это фактор, который не позволяет нам расточительно относиться к тому водостоку, который мы здесь имеем. Даже если не углубляться с экологический анализ или абстрагироваться от сопутствующих инженерных рисков (сколько воды пройдет открытым образом в неглубоком канале), вряд ли РФ обладает в Волжском бассейне избыточными запасами воды, которые мы могли бы легко и непринужденно направить в Урал.

 

 

«СП»: Насколько бедственна в экологическом плане ситуация с Уралом?


 

- В принципе, о водной деградации нижнего течения Урала речи не идет. Да и среднего (той части, которая протекает по территории РФ). Вопрос заключается в том, что именно мы хотим изменить. Нам нужно расширить водоснабжение или позволить промышленным предприятиям сбрасывать больше загрязняющих веществ (чтобы их концентрация была меньше)? Это абсурдно возводить канал из-за этого. У каждого действия в сфере экологии должна быть определенная логика. Казахстан, конечно, понять можно. На примере деградации Арала, которая продолжается. Непросто складывается и ситуация на Каспии в районе Мангышлака. Сегодня казахстанские территории находятся в зоне потери вод. Но, хочу еще раз подчеркнуть, вряд ли представляется возможным найти избыточный дебет в России в Волжском бассейне. Другое дело, что чисто гипотетически можно было бы «притормозить» Иртыш, который впадает в Обь (где живет не так много народу), чтобы оставить воду в Казахстане. Можно посмотреть, как Иртыш корреспондирует с верховьями Урала. Все это находится в одной системе размерности (около тысячи километров). Опять же чисто теоретически это возможно. А волжскую воду доставить невозможно. У нас же там горы. Вода вверх не потечет. Если же забирать воду с южных притоков реки Белая, то здесь не тот дебет, чтобы спасти ситуацию. Допустим, вода придет в российскую часть Урала. Это ситуация ни о чем. Проще отладить систему водосбережения, чтобы на определенном уровне течения реки Урал Казахстан получил дополнительные ресурсы.


Василий Ваньков | Свободная пресса
  • Не нравится
  • +1
  • Нравится
Читайте также:
Комментарии:
Добавить комментарий
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO