Сегодня

469,17    495,07    67,46    7,56
История
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Тайны Гули Королевой

Ольга БычковскаяСтолетие
11 октября 2022

Малоизвестные факты из жизни легендарной советской актрисы и фронтовички


В нынешнем году Гуле (Марионелле) Королевой – 100 лет со дня рождения, и 80 – со дня ее героической гибели под Сталинградом. Советские дети, и даже современные, с подачи взрослых росли на книге Елены Ильиной «Четвертая высота». Эти биографические воспоминания родных и знакомых Гули стали бестселлером, переведенным на десятки языков.
 
В годы советской пропаганды подобная литература давала «канонизированный» образ героической комсомолки. До сих пор Гуле посвящены многие группы в социальных сетях. Не только писатели, но и дотошные поклонники Королевой находят и делятся интересными архивными документами, редкими письмами Гули. Подвигу Королёвой были посвящены четыре книги: включая самую популярную Елены Ильиной «Четвёртая высота»: Юрия Мишаткина «Письма без марок», Ефима Чеповецкого «Колесо вперёд, колесо назад» и Елены Ракитиной «Все о Гуле Королевой».
    
9 сентября 1922 года в Москве в творческой семье режиссера Владимира Даниловича и Зои Королёвых родилась дочь. Ей назвали Марионелла. Имя необычное и диковинное. Откуда? У биографов есть предположение, что родители втайне назвали девочку по церковной традиции в честь мученицы Мариониллы, день памяти которой выпадает на 8 января. До четырех лет как минимум ее водили в церковь. Об этом в 1926 году писал отец Владимир Данилович Королёв: «Гулька была в церкви и ставила там свечи...».
    
Но сложное и редкое имя впоследствии не прижилось. За гортанные младенческие звуки «гу-гу», «гу-ли» все ее прозвали Гулей. Ей самой очень нравилось так представляться. Поэтому «Марионелла» осталась только в официальных документах.
    
Факт, который тщательно скрывался советскими писателями: развод родителей Гули. Отец вскоре женился на коллеге-актрисе Варваре Метлиной. Спустя несколько лет мать Гули Зоя Михайловна вышла замуж за украинского композитора Филиппа Козицкого. Гуля безгранично любила своего родного отца: этим нежнейшим дочерним чувством буквально пропитаны ее письма. С отцом, несмотря на расстояния и невозможность жить вместе, у девочки отношения были более теплые и доверительные, чем с матерью. Эту нежность она перенесла и на его вторую супругу, которую неизменно называла «Варюшей». Детей у ее родителей в новых браках не было, поэтому Гуля была «любима со всех сторон». Она неоднократно отдыхала вместе с отцом и мачехой. А мать Зоя Козинцева, сохранившая добрые отношения после развода со всеми, в письмах не раз предлагала бывшему мужу «надолго останавливаться в их украинской семье, если Володя приедет на лечение в Одессу».
    
Гуля снялась в пяти картинах. Оглушительный успех ей принесла лента «Дочь партизана». Но у славы были свои минусы. Съёмки под проливным дождем и многочисленные дубли в холодном болоте привели к ревматизму и гнойному отиту. К тому же из-за кино Гуля постоянно отставала в учебе. Попробовав этот нелегкий актерский хлеб, Королёва не стала после школы связывать свою жизнь с искусством.
    
Не всю правду в годы советской цензуры могла написать Елена Ильина. Так, исследователи склоняются к тому, что подруга Мирра Гарбель и домработница Фрося – придуманные персонажи. Прообразом Мирры выступила сама писательница, которая знала Гулю с детства, встречая ее и на фронте.

Окутана тайной и личная жизнь девушки. На самом деле мужем и отцом ее ребенка был не Сергей, как в книге Ильиной, а Алексей Пятаков – племянник «опального» наркома. В одной из книг опубликованы воспоминания отца Гули о том, что Алеша был ее однокурсником.
    
Стремительный студенческий роман перерос в скорый брак: уже через полтора месяца после знакомства дочери Владимир Данилович получил телеграмму от 15 октября 1940 года: «Расписались в ЗАГСе. Целуем Гуля, Алексей». Но семейная жизнь не сложилась, к началу войны беременная Гуля была уже в разводе.
    
«Месяц на фронте равен трем годам в тылу» (из письма Королёвой) Гуля трудилась санинструктором с мая по ноябрь 1942 года до своей гибели. За это короткое время она вынесла с поля боя и переправила через Дон десятки раненых. Ее любили абсолютно все за безотказность помочь, ласковое слово, неунывающий характер и не женское мужество. Медсестре ещё при жизни посвящали стихи:

     А мы видали на Дону,
     Как с ношей девушка плыла.
     Не дотяну... Не дотяну...
     Но дотянула и спасла!

    (Евгений Долматовский).
    
Однажды на пересыльном пункте медсестра Гуля встретит своего давнего знакомого по Артеку, где отдыхала в 1936 году – Рубена Ибаррури, сына легендарной Долорес... Через неделю после встречи Рубен героически погибнет в боях, удостоившись посмертно звания Героя Советского Союза.
    
В детской книге смерть Гули не была описана во всей правде, чтобы не травмировать юных читателей. Поднявшая в атаку бойцов вместо погибшего командира, двадцатилетняя героиня умирала тяжело, но очень мужественно.

О подвиге и смерти Гули писала очевидец санинструктор Зинаида Сачкова: «В ночь с 23 на 24 ноября я была контужена и отправлена Гулей в санбат. Сама же она оставалась на высоте, которую мы назвали: «Будь ты проклята!». Когда я пришла в сознание, бойцы нашей части сказали мне, что Королева ранена, но осталась на высоте. Я поспешила к Гуле на выручку на машине с боеприпасами. Издали я увидела ее с гранатами и автоматом в руках. Она бежала и стреляла, после взятия окопов у немцев. Я побежала к ней, но она вдруг упала. Потом поднялась и опять побежала. Когда я к ней подбежала, она опять упала. Она была без шубы. Я сняла свою и постелила под нее, а другой полой прикрыла. В это время Гуля сказала: «Зинок! А я думала, что не увижу тебя, а ты как в сказке появилась передо мной!». Она подняла руку и показала на высоту, сказала: «Будь она проклята!» Гуля была ранена, кроме ноги, в руку разрывной пулей, так что вся ладонь, кисть была разворочена, потом осколком в голову и, наконец, в грудь пулей около сердца. Когда я ее перевязала, немцы приблизились так, что мне приходилось отстреливаться. Под конец я выстрелила дымовой шашкой и бросила в них гранату. Под прикрытием дыма, мы стали отходить. Гуля крепко держалась за мой рукав. Иногда приходилось ползти, у меня каску несколько раз сбивало, а ушанку я надела на Гулю. Я старалась довести ее до сарая, который и теперь стоит недалеко от ее могилы. Гуля просила меня петь и даже пыталась сама подпевать «Темную ночь» и «Распрягайте, хлопцы коней». Гуля вела себя мужественно. Ни одного слова, ни одной жалобы на ранения и боль.

Я посадила ее к себе на колени и держала в полусидячем положении. Видимо, пуля задела сосуды около сердца, и ей стало тяжело дышать. Я плакала, а она меня утешала. Мечтали дойти до Берлина:
      
– После войны поедем в Москву, к папке с Сашей, походим по Красной площади, потом поступим в мединститут, будем учиться на хирурга. Зинок, если тебе будет трудно, приходи к папке, он у меня хороший. Встретит, как родную...

Все время до самой смерти она была в сознании и говорила, говорила. Потом стала задыхаться… Верно, пневмоторакс. Я ничем не могла ей помочь. Я даже не думала, что лишусь моей дорогой подруги. Вдруг голова ее запрокинулась. Несколько мгновений… И она умерла. До самого конца она была в сознании». (Из книги Елены Ракитиной «Все о Гуле Королевой»).
 
Так сложилось, что большая часть жизни Гули, родившейся в Москве, была связана с Украиной. Она глубоко любила свою первую и вторую родины. Состоялась как молодая актриса в Одессе и Киеве, но сердце рвалось в Москву, к отцу и друзьям детства.

Ее сын Александр по возвращении из эвакуации всю жизнь прожил в Киеве, работая анестезиологом. У него родились дочь Ольга и сын Алексей.

Интересна судьба ныне здравствующего внука Гули... Он из поколения украинцев, воспитанных на идеалах Бандеры и Гитлера-«освободителя» (излюбленные фото социальных сетей). Жаль, что внук бабушки, отдавшей жизнь в борьбе с фашизмом, забыл свою семейную историю... Как и Киев, в котором улицу Гули Королевой переименовали. А с дома, где она жила с матерью и отчимом, сняли мемориальную доску. 
+2
    13 290