Сегодня
424,49    504,51    64,57    5,59
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Стабильно нестабильный ОДКБ: ждать ли проблем Казахстану

Ренат АбдуллинNEWS.ru
10 октября 2020

Нур-Султан на фоне проблем может ещё сильнее повернуться к Пекину


Текущий год стал серьёзным испытанием для Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), неформальным лидером которой является Россия. Объединение, в которое помимо РФ входят Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан, переживает очередной период турбулентности, в условиях которой всё больше возрастает роль внешних игроков, включая Турцию и Китай, а также США.

Между Западом и Востоком


Всемирный банк опубликовал очередной прогноз по состоянию экономик стран Европы и Центральной Азии. Аналитики организации считают, что государственный долг Казахстана к концу 2020 года составит 26,6% от ВВП, а в 2022-м может подняться и до 29,5%, то есть к рекордным за последние годы значениям.

Такие данные ставят казахстанское руководство перед серьёзной дилеммой: продолжать ли сохранять пророссийский курс или повернуться к Востоку, в частности, к Китаю, где уже давно виден интерес к экспансии в регионе.

Для Москвы Нур-Султан остаётся одним из важнейших партнёров, доля российского экспорта в экономике республики продолжает оставаться самой высокой по сравнению с другими игроками рынка. Однако перед РФ за прошедшие месяцы встало множество других вызовов в рамках ОДКБ. Это, в первую очередь, конфликт власти и оппозиции в Белоруссии, которая связана с Россией договором о Союзном государстве. Кроме того, Кремль выступает основным посредником в обострившемся армяно-азербайджанском конфликте. В-третьих, к этим проблемам добавился и политический кризис в Киргизии, на который Москва также не может закрывать глаза.

В этих условиях другие державы наращивают своё влияние в Центральной Азии. Например, Турция продолжает лоббировать свои интересы через Тюркский совет. В прошлом году объём товарооборота между Анкарой и Нур-Султаном вырос до $3 млрд. И хотя пока турецкая сторона не является главным игроком в регионе, амбиции её никуда не делись.

Второй мощный фактор — уже упомянутый Китай. Впрочем, здесь существенную роль играет то, что население центральноазиатских республик по-прежнему настроено антикитайски: превращения в одну из «провинций» КНР там мало кто желает. На этом фоне и руководство стран региона, даже будучи заинтересованным в инвестициях с Востока, вынуждено сдерживать достаточно агрессивную китайскую экспансию — во избежание народных волнений, которые, например, уже имели место в январе прошлого года в Киргизии. Однако это не мешает продолжению экономического сотрудничества. Товарооборот между Китаем и Казахстаном только в прошлом году превысил $20 млрд.

Наконец, заинтересованность в казахстанской экономике по-прежнему проявляет и Запад. Американские компании активно заявили о себе на нефтегазовой арене республики ещё два десятилетия назад, когда совместно начали разработку Тенгизского нефтяного месторождения. Образованное в этом процессе совместное предприятие «Тенгизшевройл» в итоге стало одним из самых успешных в республике, а его работа, согласно договору, продлится как минимум до 2033 года. При этом допускать, что США «уйдут» из Казахстана, не приходится — как минимум в контексте экономического противостояния Вашингтона с Пекином.

Без внутренней угрозы


На пользу внешним игрокам играет тот факт, что в Казахстане проблема оппозиционных настроений стоит не столь остро, как в сопредельных государствах. Транзит власти, осуществлённый экс-президентом Нурсултаном Назарбаевым, сохранившим титул «лидера нации», способствовал тому, что сколь-либо значимых, то есть способных всерьёз заявить о себе, антиправительственных движений в республике нет. В стране есть шесть основных (то есть тех, что представлены в парламенте) политических партий: правящая Nur Otan и те, которые принято относить к оппозиции, — Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК), Демократическая партия «Ак жол», «Ауыл», «Бирлик» и Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП).\

Однако похвастаться существенной поддержкой оппозиционные движения не могут. Против них играют несколько факторов.
Во-первых, часть оппозиционеров — вышедшие из системы люди: электорат воспринимает их как оторванных от «кормушки» и потому не спешит отдавать голоса. Во-вторых, оппозиция весьма разрознена, и общей программы у неё не имеется. Это не означает, что антиправительственных выступлений в стране нет, но их эффект минимален. В декабре прошлого года экс-банкир Мухтар Аблязов, давно проживающий за границей и возглавляющий движение «Демократический выбор Казахстана» (ДВК), призвал население республики выйти на улицы в знак протеста. Однако власти приняли превентивные меры, арестовав полтора десятка активистов и редуцировав все угрозы. Симптоматично, что даже западное сообщество, традиционно следящее за постсоветским пространством, воздержалось от жёстких заявлений в адрес Нур-Султана.

Вызов для Кремля


Пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков уже заявил, что нынешние процессы на внешнем периметре не несут угрозы для Москвы.

Никакого кольца [вокруг России] не сжимается, конфликтный потенциал в целом в мире сейчас, к сожалению, имеет тенденцию к росту, — отметил он.

Это, однако, не отменяет того, что Кремлю стоит обратить более пристальное внимание на регион. На декабрь в Москве уже запланировано проведение сессии Совета коллективной безопасности организации. Вполне вероятно, что это рутинное мероприятие приведёт к новым закулисным договорённостям — таковые, во всяком случае, были бы в интересах Кремля. Если у членов ОДКБ одновременно наблюдаются проблемы, то это как минимум знак того, что с кризис-дипломатией у Москвы не всё в порядке. С момента распада СССР прошло довольно много лет, чтобы выстроить сбалансированную систему, способную корректировать вольный полёт независимых союзников и держать их — в случае необходимости — на более коротком поводке.
+1
    7 762