Сегодня

470,9    496,94    70,33    8,83
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Лавров едет говорить об иранской нефти

Геннадий ПетровНезависимая газета
23 июня 2022

Москва и Тегеран оказались в положении друзей-соперников


Начался двухдневный визит министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова в Иран. Он проходит в принципиально новых для двух государств условиях, которые могут как способствовать, так и препятствовать углублению сотрудничества. С одной стороны, Россия и Иран, будучи под прессом международных санкций, должны, по идее, политически и экономически сближаться. С другой – в отличие от РФ Тегеран может, не меняя своей внешней и внутренней политики, в скором времени рассчитывать на снятие ранее наложенных рестрикций. Правда, для этого нужно сдвинуть с мертвой точки неожиданно застопорившиеся переговоры по Совместному всеобъемлющему плану действий относительно иранской ядерной программы – так называемой «ядерной сделке».

В программе визита Лаврова – в том числе и переговоры с президентом Эбрахимом Раиси, первые с момента вступления главы государства в должность. По сообщению российского внешнеполитического ведомства, министр планирует обсудить положение дел в Украине, в Сирии, Афганистане, Закавказье, Йемене и вокруг Каспийского моря, вопросы двусторонней повестки и, наконец, переговоры по возвращению к «ядерной сделке». Обсуждать все это РФ будет в новом положении. Антироссийские санкции, введенные после 24 февраля, гораздо жестче антииранских. Политически это должно сблизить Тегеран и Москву, а экономически изменить весь характер их взаимоотношений. По итогам 2021 года 80% товарооборота двух стран составляла сельскохозяйственная продукция. Теперь же, по крайней мере в России, излагаются планы закупок иранских промышленных товаров, взаимных инвестиций и интеграции национальных платежных систем. На практике достижения скромнее: вопреки ряду прогнозов не заключено даже постоянное вместо временного Соглашение о свободной торговле между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Ираном. Но и другие прогнозы о том, что договоренность по «ядерной сделке» будет достигнута, антииранские санкции снимут и страна потеряет интерес к сотрудничеству с Россией, так как восстановит свои экономические связи с Европой, тоже не сбылись.
    
Еще в этом месяце постпред РФ в Вене Михаил Ульянов говорил, что итоговый документ по «ядерной сделке» готов на 99%. И вот, после заседания Совета управляющих МАГАТЭ, которое проходило 6–9 июня, ситуация кардинально изменилась. Была принята фактически осуждающая Иран резолюция с рядом претензий к этой стране – в том числе касающихся обнаружения частиц урана на объектах, не заявленных Тегераном как ядерные. Инициаторами документа стали США, Великобритания, Германия и Франция, против высказались управляющие только от России и Китая. Иран отверг претензии и ограничил возможности МАГАТЭ для мониторинга на своих ядерных объектах. А 15 июня, как сообщило издание Politico, члены команды Джозефа Байдена заявили на закрытом брифинге в Конгрессе, что США могут даже ужесточить антииранские санкции.
    
Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин в комментарии «НГ» указал, что объективно и Соединенные Штаты, и Иран заинтересованы в возвращении к «ядерной сделке». Для Байдена она стала бы выполнением его предвыборных обещаний. Кроме того, сейчас, после введения эмбарго на российскую нефть, США и Европе важно вернуть на нефтяной рынок Иран. «Иранцы могут выставить на продажу сразу много нефти, настолько много, насколько позволит ОПЕК. Все это поможет снижению очень выросших цен на бензин в США, что для Байдена, учитывая предстоящие в ноябре промежуточные выборы в Конгресс, крайне важно», – заметил Сажин. Ирану, в свою очередь, очень нужно снятие санкций, так как его экономика находится в плачевном состоянии.
    
А России, не заинтересованной в том, чтобы Иран имел возможность получить ядерное оружие, и снятие эмбарго на иранские нефтяные поставки, следствием чего станет снижение цен на нефть, сейчас крайне невыгодно. «Открыто Россия не сможет выступать против восстановления «ядерной сделки». Поэтому Лавров полетел в Тегеран, чтобы дипломатично этот вопрос решить», – предположил Сажин.
    
Впрочем, длительность тайм-аута в переговорах по «ядерной сделке» зависит не только и не столько от России. Препятствием может стать стремление Ирана добиться не только снятия санкций, но и исключения из американского списка террористических организаций Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Администрация Байдена в принципе выступает против увязывания этого вопроса с «ядерной сделкой». Но Иран на этом настаивает, предлагая, по данным источников портала Middle East Eye, снять его, только если будут ослаблены какие-либо антииранские санкции, не обсуждаемые в переговорах по «сделке». Как замечает Сажин, для КСИР его исключение из списка ничего не изменит: все его руководство останется под санкциями. Но для Ирана важен сам этот жест – признание США, что «стражи» не террористы.
    
«Я думаю, что до ноября, до выборов в Конгресс, каких-либо подвижек по КСИР не будет. Республиканцы очень пристально рассматривают все шаги Байдена на иранском направлении. И, конечно, дать им в руки такой козырь, исключив КСИР из террористического списка, он не решится», – полагает Сажин. Значит, скорее всего и иранская нефть на мировой рынок не вернется. Благодаря США иранская миссия Лаврова окажется удачной. 
0
    2 610