Сегодня
428,71    519,12    66,61    5,79
   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Насколько Казахстан комфортен для людей с инвалидностью

Лаура КопжасароваCABAR.Asia
12 апреля 2021
По оценкам экспертов, в Казахстане  около 80% недоступных для людей с инвалидностью объектов, а 20% можно отнести к частично доступным. 

На сегодня в Казахстане, по официальным данным на 30 января 2021 года, проживает свыше 696 464 человека с инвалидностью. По месту проживания они распределены примерно равномерно в городах и селах. 

Если смотреть в разрезе пола, то среди ЛОВЗ 56% мужчин к 44% женщин. 

А вот в возрастных категориях распределение более однородное – 86% казахстанцев с инвалидностью старше 18 лет. 

С января 2019 года в Казахстане реализуется онлайн-карта «Доступный Казахстан». Она отражает реальный, проверенный представителями гражданского общества, уровень доступности городских объектов и услуг для людей с инвалидностью.
Благодаря интерактивной карте можно узнать, насколько то или иное здание удобно для маломобильных людей. К примеру, есть ли там пандус, звуковые устройства, тактильные дорожки, можно ли проехать на коляске и т.д.

По аналогии с международной системой светофора объекты маркируются иконками трех цветов. Зеленая означает, что объект полностью доступен, желтая – частично доступен, красная – недоступен.

Карта доступности объектов в Алматы. 
Такая информация помогает пользователям планировать свой день и передвижение по городу, избегать посещения недоступных магазинов, аптек и т.д., а при необходимости попасть на тот или иной объект заранее предусмотреть все детали.

Александра Шаронова. Фото из личного архива
Как подчеркивают эксперты, это нужно не только людям с инвалидностью.

«В безбарьерной среде нуждается очень много людей, – комментирует CABAR.asia эксперт по доступности, соавтор проекта «Доступный Казахстан» Александра Шаронова. – К маломобильным группам населения относятся также родители с маленькими детьми на колясках, пожилые, беременные, временно травмированные, люди с багажом и т.д. По нашим данным, это не менее 40 процентов населения страны».

Две карты – два взгляда


Как видят доступную среду чиновники, отражено на государственном ресурсе. В 2015 году Министерством труда и социальной защиты населения (МТСЗН) РК был разработан портал «Интерактивная карта доступности «Доступная среда», куда вносились сведения по адаптированным объектам для лиц с инвалидностью.

По заявлениям общественников, фактически она была «картой для госорганов», люди с ограниченными возможностями этим инструментом практически не пользовались.

На данный момент этот домен еще существует, но сайт находится в неактивном состоянии. Действующая интерактивная карта доступности размещена на информационном портале МТСЗН РК «Социальная защита лиц с инвалидностью». По состоянию на конец марта 2021 года в ней представлены данные по 35677 объектам.

Карту doskaz.kz нередко представляют как ее альтернативу. Однако Александра Шаронова считает, что сопоставлять государственную и гражданскую карты некорректно. Потому что в первой в основном представлены госучреждения, а во второй акцент сделан на объекты бизнеса – магазины, аптеки, кафе и т.д., куда в повседневной жизни люди ходят гораздо чаще.

«Кроме того, – говорит эксперт, – представители госорганов при мониторинге руководствуются устаревшими нормативами. Наши чек-листы актуальны». 

Как она признает, количество промониторенных участниками гражданского проекта объектов не дает оснований делать бесспорные утверждения.

«Это не та цифра, по которой можно статически четко и достоверно оценивать ситуацию, – поясняет эксперт. – Это даже не все города страны (статус города в Казахстане имеют 87 населенных пунктов, в них проживает 56 % населения – прим. авт.). Не представлена сельская местность (села только начинают подключаться к проекту – прим. авт.). Максимальное число промониторенных в одном городе объектов 3200, но ведь социально-значимых мест гораздо больше».

Тем не менее, полученные данные дают некий срез общей картины. В основном на карте «Доступный Казахстан» красные и желтые иконки. То есть по большей части общественное пространство в стране либо недоступно, либо доступно частично. Человеку с инвалидностью, маломобильному нужна помощь для того, чтобы по нему перемещаться.

Ситуация в городах


Хуже всего ситуация в Усть-Каменогорске. По информации регионального координатора проекта Анны Мазаевой, из занесенных 3200 объектов на карту полностью доступными для людей, передвигающихся на креслах-колясках, являются 11. 10 объектов полностью доступны для людей с инвалидностью по слуху и ни одного полностью доступного для людей с инвалидностью по зрению.

Например, у входа в здания областного управления государственного архитектурно-строительного контроля, отдела строительства Усть-Каменогорска и городского отдела жилищно-коммунального хозяйства, пассажирского транспорта и автомобильных дорог члены мониторинговой группы увидели и зафиксировали разрушенные ступени, отсутствие поручней, крутые пандусы, отсутствие тактильного выделения поверхностей.

Отдел жилищно-коммунального хозяйства, пассажирского транспорта и автомобильных дорог в Усть-Каменогорске. Фото исполнителей проекта «Доступный Казахстан»
Недоступными оказались аптеки, гинекологическая клиника, а также объекты, которые должны напрямую оказывать услуги людям с инвалидностью, – к примеру, центр реабилитации слуха, центр здорового позвоночника. Неудовлетворительная ситуация и в «адаптированных» школах, торговых домах, салонах операторов сотовой связи.

Как рассказала координатор проекта в Шымкенте Дильбар Умарова, множество объектов города на карте доступности отмечены красной иконкой.

Дильбар Умарова. Фото из личного архива
«Организации обязаны сделать вход в здание, движение по нему доступным для всех, – отмечает она. – Но в большинстве случаев либо пандус не соответствует нормативам, либо человек, даже попав в здание, не может воспользоваться услугами, так как на его пути встречается мебель в узких коридорах, лестницы, а лифты отсутствуют. А это и есть недоступ». 

В исследованных аптеках, а именно их люди с инвалидностью посещают в первую очередь, выявилось отсутствие пандусов, крутизна уклона пандуса, узкие входные двери, жесткие пружины на входных дверях, повсеместные пороги, выступы более 1,5 см.

«Все эти показатели не дают возможность получить услугу всем гражданам нашего города», – констатирует Умарова.

По словам Шароновой, особенно неудобен для маломобильных Алматы, имеющий неоднородный рельеф из-за географических особенностей. Лучше всего ситуация в Павлодаре, где «более-менее создано общественное пространство».

Почему не работает закон


Тем не менее, в Павлодаре тоже проявляется характерная для всего Казахстана тенденция – до сих пор строятся недоступные здания. Из 24 промониторенных экспертом в прошлом году построенных объектов доступным был только один. Другой показательный случай – принятая здесь в 2020 году в эксплуатацию недоступная школа, возведенная на бюджетные деньги.

«У нас итак почти все школы недоступны для детей с инвалидностью, – возмущается Шаронова. – Когда отчитываются о том, что столько-то детей с инвалидностью охвачены образовательными услугами, умалчивается, что они в основном учатся на дому. Это печальный факт, потому что все дети должны ходить в школу и учиться наравне с другими. А условий для этого нет».

Аналогичная ситуация, по ее словам, с детсадами. Хотя все образовательные, медицинские и государственные учреждения должны быть доступными на 100%. Эксперт считает, что необходимо закрепить на законодательном уровне недопустимость строительства и приемки объектов, построенных на бюджетные средства, а также предусматривать вопросы доступности на этапе проектирования.

Хотя Казахстан ратифицировал Конвенцию ООН о правах инвалидов еще в 2015 году, значительных изменений с того времени не произошло, резюмирует Александра Шаронова. А если они и были, то в первую очередь благодаря усилиям гражданского сектора.

При этом, она отмечает, что несмотря на некоторые недоработки и недочеты, казахстанское законодательство, в частности строительные нормы, уже приближены к европейским стандартам. Другой вопрос – слабый уровень их применения. Эксперт связывает это с отсутствием системной работы со стороны госорганов, недостаточно развитым чувством социальной ответственности у предпринимателей, некомпетентностью строительных компаний и проектных бюро и т.д.

Главное же объяснение она видит в отсутствии экспертов и специалистов по доступности и, собственно, самой учебной дисциплины по обучению такого персонала в вузах и колледжах Казахстана. Вопрос о необходимости введения такой дисциплины уже не один год поднимается перед госорганами. Пока есть только обучающий онлайн-курс по формированию безбарьерной среды, разработанный общественным фондом «TandauFoundation».

Разумное приспособление?


На финальной республиканской конференции проекта «Доступный Казахстан» руководитель «TandauFoundation» Ирина Бобкова заявила, что можно смело говорить об отсутствии стопроцентно доступных для всех категорий маломобильных граждан объектов в Казахстане.

«Лично я не знаю ни одного [объекта], и никто из наших партнеров не знает, – говорит она. – Таких объектов, видимо, просто не существует в  нашей стране. По моему мнению, у нас около 80% недоступных объектов, 20% можно отнести к частично доступным».

Правозащитница Татьяна Чернобиль также поделилась некоторыми результатами анализа законодательства, проведенного в рамках подготовки альтернативного доклада для ООН по правам лиц с инвалидностью в Казахстане. К примеру, в соответствии с «Национальным планом по обеспечению прав и улучшению качества жизни лиц с инвалидностью в Республике Казахстан до 2025 года» на законодательном уровне было закреплено понятие «разумное приспособление».

«Разумное приспособление» означает внесение, когда это нужно в конкретном случае, необходимых и подходящих модификаций и коррективов, не становящихся несоразмерным или неоправданным бременем, в целях обеспечения реализации или осуществления инвалидами наравне с другими всех прав человека и основных свобод». 

Конвенция о правах инвалидов.

Однако Чернобиль отмечает, что правила рекомендованы лишь для зон обслуживания посетителей общественных зданий и для предприятий торгово-бытового обслуживания. 

«При этом в общественных зданиях разумным приспособлением называется «выделение на уровне входа специальных помещений, приспособленных для обслуживания инвалидов». А в организациях торгово-бытового обслуживания создание условий для покупки товаров полного ассортимента опять же предусмотрено в специально выделенном помещении», – отмечает эксперт.

Не воевать, а вместе делать одно дело


Программный директор корпоративного Фонда «ЕрекшеТандау-Шелек», член координационного совета при МТСЗН РК Захира Бегалиева подчеркивает, что обеспечение доступности – это прямая функция государства. И это должна быть забота не только консорциума НПО, а коллаборация различных секторов, ведомств и организаций.

Захира Бегалиева. Фото из личного архива
Она признает, что нередко госорганы работают формально. В частности, есть вопросы по проведению паспортизации адаптированных объектов – кто и как ее проводит, достаточно ли у них компетенций и знаний, владеют ли они информацией о разных элементах доступности для каждой категории лиц с инвалидностью, нет ли однобокого подхода, не руководствуются ли проверяющие стремлением просто выполнить план и т.д.

Тем не менее, нужно придерживаться союзнического подхода.

«Наша стратегия – не воевать, а, взявшись за руки, делать одно дело, – говорит она. – Миссия и у государства, и у НПО одна и та же – улучшение качества жизни людей с инвалидностью в разных сферах, в том числе в обеспечении доступности».

Потому считает важным использовать все возможные формы сотрудничества НПО и государственных органов – встречи, круглые столы, совместные рейды. В их числе также вызывающие неоднозначную реакцию акции, когда чиновники, знаменитости садятся в кресло-коляску и испытывают на себе доступность городского пространства.

Когда красные станут зелеными 


«Современное общество пришло к пониманию того, что инвалидность это не медицинская, а социальная проблема, – отмечает Александра Шаронова. – Если в обществе нет барьеров для людей с особыми потребностями, они могли бы самостоятельно перемещаться в общественном пространстве, получать информацию, делать, что хотят».

Более того, сегодня стоит вопрос шире – не только о формировании доступной среды для людей с инвалидностью и маломобильных, а универсального дизайна. То есть построения среды с учетом интересов и потребностей всех групп населения.

По мнению Ирины Бобковой, Казахстан давно мог бы стать страной с универсальным дизайном, если бы изменили позицию люди с временной маломобильностью.

«В этой категории каждый, даже не имеющий инвалидность, оказывается несколько раз за свою жизнь, – поясняет она. – Но, к примеру, те же мамы с маленькими детьми, люди с травмами не идентифицируют себя с этой группой, считая свое положение временным. Не вовлекаясь в процесс, они ничего не требуют, полагая, что раз находятся в такой ситуации недолго, можно перетерпеть и найти какие-то возможности».

Процесс формирования доступной среды, по мнению участников проекта, идет маленькими шажками. Но главное – он идет и ситуация меняется. Со своей стороны члены консорциума НПО намерены продолжать и развивать проект,  пополняя карту новыми объектами и расширяя его географию.

В феврале 2021 года на заседании расширенной коллегии МТСЗН РК по итогам работы за 2020 год и задачам на 2021 год глава ведомства Серик Шапкенов сообщил, что для обеспечения доступной среды поставлена задача по ежегодной адаптации более 4 тыс. объектов. В этом году доля адаптированных объектов должна составить 20%, к 2025 году – 100%.

Между тем, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев определил нынешнюю ситуацию с доступностью объектов как «неприемлемую».

«Мы даже ввели административную ответственность за несоблюдение условий доступности, но действующие стандарты продолжают повсеместно нарушаться. На практике маломобильные граждане не всегда имеют элементарную возможность самостоятельно покинуть свой дом и выйти на улицу. Не говоря уже о том, чтобы добраться до какого-либо объекта и передвигаться в нем. Эту тревожную и неприемлемую ситуацию необходимо кардинально менять», – заявил глава государства, выступая на V заседании Национального  совета общественного доверия 25 февраля 2021 года.
0
    6 750