Сегодня
424,84    453,6    63,91    7,3
   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Елена Садовская - люди будут уезжать и дальше

По материалам СМИ
19 февраля 2022
Коллаж: © Русские в КазахстанеИздание QMonitor попросило международного эксперта по миграции и миграционной политике Елену Садовскую прокомментировать прогнозы СМИ относительно массовой эмиграции казахстанцев из страны.

- Елена Юрьевна, каковы риски, что отток населения действительно усилится на фоне произошедшей трагедии? 

- Да, трагические январские события серьезно повлияют на эмиграционные настроения казахстанцев в сторону усиления. Но это будет именно всплеск, какой-то временный скачок, после которого эмиграция вновь вернется в стабильное русло, то есть, как и ранее, будет продолжаться волнообразно, с периодами подъема и спада. Никаких предпосылок к ее снижению, увы, пока не наблюдается. 

На мой взгляд, к массовому переезду за границу людей будут подталкивать два фактора. Во-первых, разочарование в новом политическом курсе государства, если он окажется несостоятельным. Граждане сейчас находятся в ожидании действительно кардинальных, системных перемен, и в случае затягивания или тем более провала новых политических и экономических реформ, провозглашенных президентом Токаевым, их желание сменить страну проживания, конечно, усилится.

Второй фактор – это рост социальной нестабильности. После трагических событий люди еще долго будут опасаться их повторения. Как они полагают, теперь любые мирные акции протеста могут быть подхвачены теневыми группами, устроившими январские погромы и убийства, и так же переведены в насильственное русло. Эти страхи подстегивает новая волна митингов, которые сейчас проходят по стране. В том же Жанаозене, где, казалось бы, уже есть драматический опыт 2011 года, в начале месяца забастовали не только нефтяники, но уже и учителя, и работники сервиса, которые требуют повышения зарплат, а еще молодежь, нуждающаяся в трудоустройстве.

Да, в январе правительство пошло навстречу мангистауским митингующим, снизив цены на газ и тем самым не допустив дестабилизации ситуации. Но получится ли столь же цивилизованно свернуть февральские забастовки и другие потенциальные протестные движения – большой вопрос. Ясно одно: на фоне усиливающихся протестов и угрозы социальных конфликтов эмиграционные настроения будут только расти.

Ну и нельзя забывать о ключевом факторе, который все эти годы подгонял эмиграцию – это этническая дискриминация. К сожалению, она никуда не делась, если не возросла еще больше. Но это тема для отдельного интервью. 

- А есть ли какие-то внешние факторы, которые сдерживают казахстанцев от переезда в другие страны? 

- Да, помимо перечисленных «выталкивающих» факторов, нужно учитывать и те процессы, которые происходят в «притягивающих» странах. К примеру, эмиграция из Казахстана в Россию сильно сократилась после 2002 года, когда там был принят новый закон о гражданстве РФ, достаточно жесткий к потенциальным эмигрантам из стран СНГ. Они были вынуждены преодолевать те же длительные бюрократические процедуры для получения гражданства, какие обычно проходят граждане, прибывшие из стран Азии, Африки и др.

Многих казахстанцев эти обстоятельства отвратили от переезда в РФ, тем более что и экономическая ситуация в РК тогда имела тенденцию к улучшению. 

Другой пример – Германия, которая уже с середины 1990-х годов стала менять свою миграционную политику, сделав акцент на приеме высококвалифицированных иностранных кадров и ужесточив требования по репатриации, в том числе к владению немецким языком, к потенциальным переселенцам из Казахстана и других стран. 

Впрочем, эмиграция из РК никогда не прекращалась. Начиная с 2014 года, количество выехавших постепенно увеличивалось - от около 29 тысяч до 45,2 тысячи человек в 2019-м. Естественно, в 2020-м пандемия коронавируса, повсеместное введение локдаунов и закрытие границ привели к сокращению их числа (до 29,1 тысячи). Но уже в прошлом году количество эмигрантов вновь выросло (до 32,2 тысячи), несмотря на все ограничительные меры и трудности. 

- Как вы считаете, в какие страны направится новый поток эмигрантов из Казахстана?

- В лидерах по-прежнему остается Россия – это направление в разные годы выбирали от 70 до 90 процентов казахстанских эмигрантов. Предположительно, оседают они в основном в Москве, Петербурге, Калининграде, Московской, Ленинградской, Калининградской областях, а также в некоторых южных областях РФ, в западной Сибири, приграничных с Казахстаном регионах.

Поскольку у нас еще остается крупная немецкая диаспора, важным направлением также является Германия, даже несмотря на ее жесткие требования к немецким переселенцам, о которых я говорила выше. Затем идет Польша – кстати, очень любопытный тренд: хотя эта страна приняла закон о репатриации этнических поляков еще в 2000 году, их выезд из РК не был таким большим, как, скажем, немцев. Но в последние годы он увеличился. Польская диаспора, которая сосредоточена в Северо-Казахстанской области, за три десятилетия сократилась вдвое: с 60 тысяч в 1989 году до 30,4 тысячи человек в 2019-м. 

Другие страны, куда активно уезжают казахстанцы, – это Беларусь, Узбекистан, Киргизия, в меньшей степени – Украина из-за сложной ситуации внутри и вокруг этой страны. Ну и, конечно, традиционные направления вне СНГ – США, Израиль, Канада. Также увеличился выезд на ПМЖ в Турцию.

- И, наконец, какие категории граждан будут покидать страну?

- Выезжает в основном экономически активное, трудоспособное население. Около 70 процентов казахстанских эмигрантов в возрасте старше 15 лет – это люди с высшим и средним техническим образованием, имеющие квалификацию и соответствующий стаж работы. Как правило, это те, кто имеет технические специальности, а также экономисты, педагоги, медики, юристы, архитекторы и строители, то есть наиболее востребованные профессионалы на рынке труда РК. Причем из Алматы уезжают самые «сливки»: доля профессионалов среди эмигрантов достигает здесь 80 процентов! В список регионов, стремительно теряющих население и кадры, также входят Карагандинская, Восточно-Казахстанская, Костанайская, Павлодарская, Северно-Казахстанская области, где проживает наибольшее количество русских, – там традиционно отрицательное сальдо миграции…

Самое страшное, что интеллектуальная эмиграция почти всегда безвозвратная. Но складывается впечатление, что государству это безразлично. Несмотря на удручающие цифры, оно совершенно ничего не предпринимало и не предпринимает, чтобы остановить утечку «мозгов», сохранить человеческий капитал. К примеру, совсем недавно, в январе, была принята новая Концепция миграционной политики РК на 2022-2026 годы, но и там не было предложено адекватных решений этой проблемы. Как и многие предыдущие концептуальные и правовые документы, она в основном сосредоточена на решении вопросов, связанных с репатриацией и адаптацией в стране кандасов (оралманов). 

Проблемы с нехваткой кадров вот уже на протяжении нескольких лет правительство пытается решать за счет переселения граждан из трудоизбыточных южных в трудодефицитные северные регионы. Правда, пока без какого-либо видимого эффекта. Хотя, как мне кажется, логичнее и целесообразнее было бы проводить политику удержания высокопрофессиональных специалистов, которые живут и работают в северных и северо-восточных регионах десятилетиями, нежели по специальной дорогостоящей госпрограмме перевозить туда жителей южных областей, адаптировать их к суровым условиям, предоставлять дома, льготные кредиты и другие преференции. Кстати, многие из них не приживаются и уезжают обратно… 

Из всего этого напрашивается вывод, что ориентация на строительство моноэтнического государства реализуется полным ходом. Увы, в ущерб интеллектуальному, инновационному, технологическому развитию страны, ее социальной модернизации.
+13
    55 380