Последние новости


Некоторые национальные особенности политических процессов в странах Центральной Азии…

24 апреля 2012
1 869
0

Некоторые национальные особенности политических процессов в странах  Центральной Азии


Как известно, история взаимоотношений России и русских с народами и странами Средней Азии уходит в седую древность.

 

 Продолжается сейчас, и можно не сомневаться, что эти отношения переживут и нас. И это неудивительно, ибо мы всегда были и долго еще останемся соседями по планете. Безусловно, как бы сегодня в самостийных государствах не пытались стереть все следы русского присутствия, цивилизаторская роль русских в здешних краях огромна и является непреложным историческим фактом вне зависимости от «научных изысканий» местных нацпатов. Однако, правда еще и в том, что постоянные и где-то жалобные апелляции русских к так называемой исторической справедливости и чувству благодарности титульного населения всех стран региона натыкаются на глухую стену раздражения и представляют больше «разговор в пользу бедных».


Быть может и ненаучно, но вполне себе предсказуемо логично, что титульные народы повсеместно пытаются создать новую мифологию, возводя свою идентичность прямиком к Адаму, Ною или на худой конец к Атилле, Чингисхану и Тамерлану. А потому дело даже не в том и не столько в том, что у тех же казахов и киргизов такой менталитет, ведь как говорит известный общественный деятель Ауэзхан Кодар: «Кочевые народы считали все в мире божьим даром и стремились брать даром, а не трудиться». И не в том даже, что все местные народы считают себя наследниками великих цивилизаций, против которых России и русским нечего противопоставить. Как ни странно, но нередки высказывания так называемых ученых, что если бы, мол, не русская колонизация, то мы бы о-го-го!


С учетом того, что титульное население очень молодо, средний возраст где-то 25-26 лет, то немудрено, что на сегодня в массе своей коренное население по большей части имеет весьма приблизительное представление о том, что было в совместном прошлом в реальности. Нас удивляет, что где-нибудь в Японии или Америке молодежь считает, что американцы и японцы вместе воевали против России во второй мировой войне, и это русские сбросили на Японию атомную бомбу. Однако, в регионе Центральной Азии мы имеем где-то уже сходную картину в части познания истории. И здесь нет никакого преувеличения. Такая ситуация - логическое следствие всей последовательности событий после развала Союза.


Одним из наиболее существенных моментов, оказавших принципиальное влияние на сегодняшнее положение русских в странах региона, да и на позиции самой России в регионе, явилось то, что либеральная элита, пришедшая к власти в России, не просто ушла из региона, но бросила все, как во время панического бегства. Бросила без защиты десятки миллионов русского народа, оставила ядерное оружие и ядерные технологии, военную технику и многое другое. А ведь в действительности на первых порах местные элиты были просто ошарашены случившимся и даже продолжали обращаться в Москву по разным поводам, как прежде. Никому не верилось, что возможно так просто все развалить. Элиты опасались возврата на круги своя, и даже возникла так называемая «экономика племянников», когда агашки-байкешки запускали в бизнес молодых родственников под своей крышей.


Казалось бы, чего проще, составить разумные договоры, где были бы оговорены моменты развода, в том числе и права русского населения. Но нет! Доминировал лозунг «берите суверенитета сколько хотите», вот и взяли. А российским либералам было не до того, им ведь на разграбление досталась вся Россия. Так вот и сорганизовался проблемный «вечный русский вопрос».


Какова же ситуация на сегодня в странах региона? А ситуация, будем откровенны, очень не простая и в политике, и в экономике и во всех других сферах. Происходят, в сущности, все те же процессы, что мы наблюдаем в постколониальных странах Азии и Африки. Идет безумное обогащение компрадоров на фоне тотального обнищания народа, причем, в первую очередь титульной его части. «Успехи» в основном виртуально-вербальные. При этом деградация социальной сферы критическая. То есть мы видим очередную иллюстрацию теории «исторической колеи развития». Вместе с тем, были и пока остаются свои особенности в странах региона. И это как раз наследие «проклятого прошлого». И это не только достаточно высокий до сих пор уровень образования, неплохая инфраструктура, но и большой процент русского населения. Все это давало возможность странам региона избежать судьбы всех прочих пост колониальных стран. Однако, все страны региона избрали свой путь развития, обратившись к архаическим социальным форматам, попытавшись построить современное общество на базе родоплеменных ценностей.


В этом плане интересно провести сравнение Турции и Узбекистана. Это страны с этнически родственным населением, да и исторически судьбы этих государств перекликаются. Турция прошла путь падения от «Блистательной Порты» до страны нищеты, тотальной коррупции и сплошной безработицы. Миллионы турок хлынули в Европу, где работали на самых грязных работах. И Турции удалось вернуться на позиции региональной державы. Решающим фактором несомненно оказалось наследство Ататюрка, который превратил страну в светское государство. А что мы видим в случае Узбекистана? С позиций процветающего государства за два десятка лет Узбекистан сполз на позиции страны с нищим населением и большими проблемами. Сделав ставку на особый узбекский путь развития, взяв за основу социального формата средневековую узбекскую общину (махалю), Каримов вдобавок сделал ошибочную ставку на исламизацию. Ставка в социальном плане и на узбекскую общину и ислам провалилась. Народ выживает только потому, что миллионы узбеков работают в России и кормят своих сородичей. В прошлом году сумма переводов составила порядка 4,5 миллиарда долларов.


Однако, в отличие от Турции Узбекистан не сумел эффективно использовать эти огромные ресурсы в первую очередь в силу архаического социального и политического формата. Полуфеодальное общество не смогло по определению выдержать глобальную конкуренцию. К тому же, свою негативную роль сыграло вытеснение в маргинал нетитульного населения, в первую очередь русских. Нельзя говорить при этом, что дискриминация русских в Узбекистане как-то особенно отличается от других стран Центральной Азии. Да, тотально происходит уничтожение следов российского влияния, но открытого национализма на бытовом уровне и вообще в обществе нет. Еще в самом начале независимости Каримов жестко пресек антирусскую риторику, посадив пару человек на длительные сроки, проведя публичные процессы и как отрезало, а потом и того не стало.


Просто русские не смогли встроиться в архаичное исламизированное узбекское сообщество. И при этом произошло сужение среды обитания, прекратили работу полностью или частично крупные предприятия, такие как авиационный завод, где в основном работали русские. Неудивительно, что русские массами стали уезжать в Россию. И на сегодня очередь на выезд из Узбекистана в представительстве ФМС уже шестимесячная, записываются на конец осени. Оставшиеся русские живут ни шатко, ни валко. Да, политическая дискриминация существует, но при этом и простые узбеки живут в тех же, если не худших, условиях. Прессы на русском языке маловато, но ее нет и на узбекском языке. Тем более, что пытаясь перейти на латиницу узбеки не просто неразумно растратили деньги, а внесли раздрай в само узбекское сообщество. Старшее поколение не понимает новой грамоты, а младшее вообще полубезграмотное. Тем более, что негласно произошел возврат к кириллице, да на русском языке в том же Ташкенте говорят практически все. Нынешнее незавидное положение Узбекистана представляется достаточно удивительным.


В Узбекистане живет примерно такое же население, как во всех других странах региона вместе взятых, но экономический потенциал был выше, чем у соседей. Сами по себе узбеки народ работящий. А пример российских миллиардеров узбекского происхождения Алишера Усманова и Искандера Махмудова, единственных выходцев из Центроазии добившихся такого успеха в России, говорит, что и с предприимчивостью у узбеков порядок. Так что можно определенно делать вывод, что именно выбор этнического пути развития поставил шлагбаум на пути развития страны. Нельзя достичь цели идя назад в прошлое.


Впрочем, проблемы всех других стран региона, принципиально таковы же. Все они избрали этнический путь развития и все на сегодня испытывают жестокий кризис. В то же время у всех есть свои особенности. Интересно сравнить Киргизию и Казахстан. Киргизы и казахи это близкородственные, в недавнем прошлом кочевые народы со сходным укладом жизни и практически одним языком. И там и там платформой борьбы националистов стала языковая проблема, борьба против русского языка и зачастую против самих русских. Как известно и именовались казахи прежде киргизами. Идея поглощения Киргизии постоянно бродит в некоторых великодержавно озабоченных умах в Казахстане.


Так вот, на наш взгляд, мы имеем в данном случае прекрасный натурный социальный эксперимент, поставленный самой жизнью. Понятно, что в советское время условия были совершенно идентичными, что для казахов, что для киргизов и разницы в уровне жизни не было никакой. Старый Фрунзе здорово напоминал Алма-Ату, только размерами был поменьше. Годы независимости привнесли, казалось бы, очень много перемен в жизнь этих народов, разнесли вроде бы по разным этажам жизненного успеха. По крайней мере, такая картинка вырисовывается у стороннего наблюдателя: процветающий Казахстан, купающийся в нефтедоходах, и Киргизстан, погрязший в пучине революционной демократии.

 
Реальность же при ближайшем рассмотрении совсем иная. Золотой дождь нефтедолларов и правда пролился на Казахстан, но очень избирательно. Собственно, ничего удивительного в том нет, такова уж мировая практика, что обогащаются всегда исключительно компрадоры и коррупционеры, народ же всегда живет в нищете. Но родоплеменной менталитет казахов ожидал от разбогатевших агашек «справедливого» дележа. При этом в круг «справедливого» дележа не предполагалось включать кого-то кроме казахов, но на поверку оказалось, что самыми нищими и обделенными оказались именно массы простых казахов. Другие народы частично эмигрировали из Казахстана, а оставшиеся упорно боролись за свое выживание и худо-бедно сумели приноровиться к новым временам.


Нельзя сказать, что элита совсем не делает попыток поделиться с народом. Весьма солидные вливания делаются в программы развития села, десятки миллиардов теньге ежегодно выделяются на развитие казахского языка и так далее. Однако, все эти финансы бесследно исчезают и в основном разворовываются теми агашками и бастыками, которые и должны были бы отвечать за выполнение программ. Как результат, обнищавшие сельские жители хлынули миллионами в мегаполисы, где расселились в основном в трущобах, опоясавших города, и получивших говорящее название «пояса шахидов». По факту основная масса простых казахов живет отнюдь не лучше таких же киргизов. Скорее даже наоборот. Жизнь изменила менталитет киргиза, появилась масса киргизов, занявшаяся мелким предпринимательством, сотни тысяч уехали в Россию на заработки. Да, в массе своей они занимаются тяжелым трудом, но при этом волей неволей жизнь их обогащается бесценным опытом, а контакты с другой культурой дают и новый цивилизационный багаж. Разумеется, нет ничего радостного в том, что эти люди не могут найти работу и пропитание на Родине, но мигранты из Киргизии возвращаются в Киргизию совсем другими людьми, и к тому же ежегодно пересылают родственникам весьма солидные деньги, сопоставимые с бюджетом страны. Существовавшие межправительственные соглашения позволили им зачастую легко получать российское гражданство, и они не испытывали того прессинга, который испытывают в России таджики и узбеки. Вполне возможно, именно этим молодым еще людям предстоит сыграть свою роль в возрождении Киргизии. Если говоря об Узбекистане, мы упомянули, что Узбекистан не смог повторить опыт Турции, то вот Киргизии возможно и удастся что-то сделать. По крайней мере, несмотря на смутно-революционное время в Киргизии можно наблюдать какие-то подвижки в политическом и даже экономическом плане. Единственным серьезным препятствием служит арахаичная, этноцентрическая политика. Очевидно, что шанс для страны только кооперация с Россией. Шанс для страны в сплочении в единую гражданскую нацию, без какой-либо дискриминации по национальному признаку.


Говоря о Киргизии, мы часто подсмеиваемся над выражением «островок демократии», но зря. Ведь реально уровень свободы в Киргизии сегодня несравним ни с одной страной региона. Правда, нередко эта свобода переходит в охлократию, но, тем не менее, вполне возможно что-то из этого выйдет. По крайней мере, русские принимают все большее участие в политической жизни страны, действует Ассоциация гильдий соотечественников, объединяющая бизнесменов соотечественников и выступающая консолидирующей структурой для общественных организаций. Сегодня в Киргизии мы наблюдаем любопытный феномен. Если после «революционных» событий позапрошлого года из Киргизии выехало порядка 50 000 человек, то на сегодня очередей на выезд по Программе в представительстве ФМС совсем нет. В то время, как в других странах региона, в том числе в Казахстане, эта очередь многомесячная. Станет ли такое положение позитивной тенденцией или временным явлением? Посмотрим, жизнь покажет. Пока что мы видим в Киргизии сильный рост национализма, продолжаются стычки на межнациональной основе, новая власть пытается устраивать легкую конфронтацию с Россией, пытаясь спекулировать на пресловутой многовекторности.


Однако, есть предпосылки к тому, что политика России в пространстве СНГ становится более внятной и более принципиальной. На примере с Украиной мы видим, что Россия не собирается на этот раз заигрывать с Украиной и последовательно выдерживает прагматическую линию. Скорее всего и по Киргизии у России будет более жесткая позиция. В конце концов должно быть понимание того, что кто платит, то тот и заказывает музыку. Разговоры о том, что весь мир мечтает зайти в Киргизию это дешевый пиар. Пока что мы в мире не видели страны, кому американцы бесплатно отсыпали в торбочку. Кстати, пресловутый пример Грузии очень хорошо виден в реальной статистике.


Скрытая безработица в Грузии превышает 60 процентов, люди цепляются за любую работу. Тем, кому за 40, практически невозможно устроиться на работу в госсектор. Цифру в 73 процента безработицы в 2010 году назвали эксперты института НДИ из США, хотя правительство Грузии утверждает, что безработица в стране держится на уровне 16 процентов. Большинство семей из четырех человек вынуждено жить на 150 долларов в месяц. И если бы не переводы из России, то давно уже протянули бы ноги. Все остальные реальные, а не дутые показатели, таковы же. Что будет, когда американцы перестанут дотировать Грузию, нетрудно представить.


Так что, если у киргизской властной элиты хватит разума, то в скором времени отношения с Россией образуются, а если нет, то на примере премьера Бабанова мы видим, какое сильнейшее давление может оказывать на власть народ. И если здесь говорить о рецидивах национализма, то при безусловном неприятии этого явления, стоит отметить, что киргизские националисты люди довольно «перпендикулярные» и в чем-то прямодушные, что думают, то и говорят.


Иная ситуация в Казахстане, если говорить о национализме. В Казахстане, как и во всех прочих странах региона, никогда не было практики национально освободительной борьбы, соответственно и нет реальных лидеров национал-патриотического движения. В основном в национал-патриоты подались бывшие преподаватели марксизма-ленинизма. Фактически же национал-патриоты в Казахстане выращены под крылом власти и на бюджетные деньги. А главный националист страны Шаханов полностью контролируется властью. Проблема здесь в том, что бесконечно такая ситуация не могла продолжаться. На позиции национализма логично сползла оппозиция всяческого толка. Оппозиция всегда в той или оной мере контролировалась властью, а зачастую являлась ее креатурой.


Но, как в известном анекдоте «сначала брак был фиктивным, а потом появились дети», так и тут. Поначалу была борьба нанайских мальчиков, а потом появился реальный социальный протест, появились реальные противники режима, появился Аблязов, который стал ставить оппозиционную деятельность на профессиональную рельсы, и на сегодня превратился в ночной кошмар Елбасы. В его руках две влиятельные газеты «Республика» и «Взгляд». Не будем сбрасывать со счетов и бывшего зятя Президента. В целом борьба националистов, в том числе за тот же казахский язык, превратилась в политическую внутриказахскую борьбу за власть и в конечном итоге за доступ к материальным благам. На позициях национализма прочно освоилась так называемая творческая интеллигенция, сюда же начинают примыкать и серьезные политологи типа Досыма Сатпаева и другие.

 

Постепенно этот формат становится платформой борьбы с властью. И если национализм в Киргизии внешне выглядит более устрашающе, то это пока, по крайней мере, не так. Пока он находится в Киргизии на стадии стихийных форм, порою опасных, но в целом скорее сумбурных и спонтанных. Партии националистического толка не имеют идеологов, как таковых. Кроме того, пока эта националистическая деятельность не имеет явно выраженной антирусской направленности.


В Казахстане мы видим иное. Национализм имеет большую социальную базу в обнищавшей титульной среде. И если в Киргизии самая активная молодежь уезжает на заработки и в политическом плане не поддерживает радикального национализма, примером тому партия «Замандаш-Современник», опирающаяся на трудовых мигрантов и стоящая на позициях интернационализма, то в Казахстане власть всегда была заинтересована в переводе социального протеста в русло национализма. Прошедший год показал, что власть просчиталась. В Жанаозене, где русских практически нет, не удалось замкнуть социальный протест в националистический формат. Знаменитый призыв «казахи посадили всех на свою шею» пробуксовывает.


Между тем, русские в регионе, и в Казахстане в частности, всегда были опорой государственности и законопослушности. И тот факт, что большая часть русских голосует за политику Назарбаева, является сильным раздражителем для нацпатов. Назарбаев понимает, скорее всего, угрозу национализма для его режима, и интеграция с Россией должна, в том числе, подстраховать и по этому направлению. Понимают это и нацпаты и именно поэтому интеграционные программы вызывают с их стороны ожесточенные атаки. Разумеется, придраться при желании можно и к телеграфному столбу, поэтому к борьбе против русского языка добавляется борьба и против интеграции.


Так вот сопоставляя казахов и киргизов можно говорить, что киргизы в массе своей за интеграцию с Россией. И это несмотря на то, что и в Киргизии также, как и в Казахстане ведется работа по дискредитации интеграции с Россией.


Можно полагать, что одной из принципиальных целей Путина станет вопрос интеграции, по крайней мере, таково мнение большинства серьезных политиков и политологов. Можно судить об этом и по косвенным моментам. Рогозин, будучи в Приднестровье, озвучил мысль о том, что после инаугурации Президента следует ожидать кардинального изменения политика России в отношении соотечественников. Понятно, что Рогозин при всем своем радикализме выступает рупором Путина. Понятно, что такой подход означает многое. И в первую очередь, как можно надеяться, Путин проявит политическую волю во внешней политике и в том числе и со странами СНГ. Вспомним и такой недавний момент, Путин заявил, что постсоветский этап в истории закончился.


Что касается русского населения в Киргизии и особенно в Казахстане, то оно может стать существенным фактором модернизации стран региона. На сегодня понятно, что при существующих темпах миграции нацпаты не дождутся при своей жизни исчезновения русского населения в Казахстане и Киргизии. И хотелось бы надеяться, что перед лицом явных угроз и казахи и киргизы поймут, что именно в единстве наша сила.


Ну а нам самим, русским, следует пожелать занимать более активную политическую позицию. В Киргизии и Казахстане несомненно есть в титульной среде силы, персоналии, которые понимают долгосрочный деструктивный эффект деятельности нацпатов для своих стран. И вопрос не в том любят ли они нас русских, главное, чтобы они любили свою Родину и понимали, что архаизм, этнический национализм и власть бездарных, вороватых агашек-байкешек это гибельно для любой страны, а тогда многое изменится.

А ведь это и наша Родина, и мы ее тоже любим и хотим ей процветания!

 

Специально для  сайта «Русские в Казахстане»


Станислав Епифанцев
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

Автомойка самообслуживания бизнес план открытия автомойки.
ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO