Последние новости


Кому нужен русский театр в Душанбе. И почему его спектакли собирают полный зал даже на чужой сцене

17 декабря 2018
196
0

Государственный русский драматический театр имени Маяковского в Душанбе имеет давнюю и славную историю. Он был создан в ноябре 1937 года, и первыми артистами его труппы были воспитанники Московского театра-студии Алексея Дикого. В годы Второй мировой войны в нем жили и работали известный драматург Евгений Шварц, актеры Лидия Сухаревская, Борис Тенин и Георгий Менглет. В советские времена театр активно гастролировал по всему Союзу и всегда — с большим успехом. До последнего времени русский драмтеатр располагался в самом центре столицы Таджикистана. В 2016 году его здание снесли как не соответствующее архитектурному облику современного города. Пока идет реконструкция выделенного для театра здания кинотеатра «Таджикистан», маяковцев приютил таджикский драмтеатр имени Лохути. Корреспондент ИА «Фергана» узнала, как и чем сегодня живет один из двух русских театров в Таджикистане.

 

– Мы все еще работаем в Государственном драматическом театре имени Лохути и, пока ставим спектакли здесь, репетируем на третьем этаже. У нас две рабочие комнаты, в подсобном помещении мы храним наши костюмы и грим. Мы выступаем тут как в малом, так и в большом залах. Скоро у нас будет свой новый театр, мы очень ждем этого, — говорит директор театра имени Маяковского, заслуженная артистка республики Мунира Дадаева.

 

По ее словам, заказчиком реконструкции кинотеатра «Таджикистан», к которому будет пристроено трехэтажное здание для театра имени Маяковского, является Дирекция по строительству правительственных объектов аппарата президента страны. Реконструкция началась в июне этого года и завершится в 2019 году. Проект согласован с администрацией театра, и в него были внесены некоторые технические изменения, которые строители обещали реализовать в ходе возведения нового здания.

 

– Я думаю, это будет одно из самых красивых зданий в Душанбе, – говорит заместитель директора театра Гульнора Ахмедова. – Во всяком случае, по проекту это видно. Это будет первый совершенно новый, современный театр в Душанбе. Нам обещали установить самое современное техническое оборудование. Рядом с ним уже открыли красивый парк, где всегда гуляют люди.

 

После того как старое здание театра снесли, возникли опасения, что штат театра могут сократить или часть актеров уволится. Однако тревога была напрасной: в театре по-прежнему работает около 100 человек, в том числе актеры и технический персонал.

 

– Никто не ушел, и даже наоборот — театр пополнился за счет молодежи. У нас работают настоящие подвижники. Трудности, конечно, есть. Однако зарплата у нас регулярная и выплачивается без задержек, что уже замечательно. Наш бывший директор Сухроб Мирзоев ввел в театре контрактную систему, так что зарплату мы получаем, исходя из занятости в спектаклях. У наших актеров и кроме театра есть способы заработать: они медийные личности, которые узнаваемы и востребованы. Они занимаются дубляжом фильмов, работают на радио и в рекламе.

 

Наша молодая актриса Тереза Заурбекова и в театре играет, и в кино снимается. Нам очень повезло с Хуршедом Мустафоевым. Они с Мавлоной Наджмиддиновой — ученики великого Фарруха Касымова — актера, режиссера, создателя первого в стране экспериментального театра «Ахорун». Мустафоев — не только ведущий актер нашего театра, он один из самых талантливых и разносторонних молодых таджикских актеров. Когда он пришел в театр в 2002 году, тогдашний наш главный режиссер Султон Усмонов ставил «Калигулу» по пьесе Альбера Камю. Я была поражена, как актер за минуту перевоплощался — казалось, у него даже цвет глаз менялся. Неважно, какая роль, — трагическая, драматическая, комедийная, — Хуршед всегда на высоте. И он не ограничивает себя только актерской работой. Он еще и художник, и сценограф. Его работа в качестве костюмера в мольеровском «Тартюфе» стала открытием для театралов Душанбе. Он блестяще работает как режиссер, хореограф, а также занимается подбором музыкального сопровождения, – отмечает Мунира Дадаева.

 

Гастроли как воздух

 

В октябре этого года театр Маяковского побывал на гастролях в Оренбурге. Они были организованы при поддержке Союза театральных деятелей России. В Оренбург театр привез два спектакля — русскую народную сказку «Колобок» в современной интерпретации и «Исповедь Омара Хайяма», созданную по роману известного писателя, поэта и драматурга Тимура Зульфикарова. «Исповедь...» была поставлена главным режиссером театра, народным артистом Таджикистана Баходуром Миралибековым в 2016 году. В 2017 году этим спектаклем завершался XIX Международный театральный фестиваль стран СНГ и Балтии «Встречи в России» в Санкт-Петербурге.

 

– Здание Оренбургского государственного драматического театра вмещает 430 зрителей. На наших спектаклях были аншлаги, нас очень хорошо принимали и коллектив театра, и зрители. «Исповедь Омара Хайяма» – спектакль философский, он повествует об испытаниях, которым подвергается душа человека. В России любят Омара Хайяма и хорошо знают творчество Тимура Зульфикарова. Нам приятно, что Зульфикаров сейчас живет в Таджикистане, он – друг нашего театра и следит за нашей работой. Тимур принимал деятельное участие в создании спектакля, бывал и на репетициях, и на премьере.

 

Спектакль рассказывает о последнем дне жизни поэта. Омара Хайяма играет Хуршед Мустафоев. В пьесе много женских ролей, вживую звучат национальные инструменты и песни, замечательно передан восточный колорит. Когда мы вышли на поклон, зрители все, как один, встали и начали хлопать. На последнем спектакле кто-то даже кричал «офарин!» — молодцы. Приятно было, что в зале присутствовали наши земляки, – делится Мунира Дадаева.

 

Чтобы постоянно развиваться, театру очень важно гастролировать, отмечает Мунира: – После такого триумфального выступления у нас прибавилось энтузиазма, появились новые идеи. Как будто открылось еще одно дыхание. Гастроли для театра — это как глоток свежего воздуха. Мы с новыми силами готовимся к Новому году и новым постановкам. Театр наш живет очень активно, и мы обещаем, что будем стараться продолжать радовать зрителей, – говорит она.

 

Русский театр с многонациональным колоритом

 

Театр имени Маяковского уже при создании был новаторским, и каждая эпоха в театре отмечена чем-то особенным. У его истоков стоял народный артист СССР Георгий Менглет, который был учеником Алексея Дикого — знаменитого советского актера, театрального режиссера, педагога и публициста. 17 августа 1937 года Дикий был арестован как враг народа, и оставшиеся без руководителя молодые актеры, воспитанники Дикого, пришли к решению сохранить его традиции. Почти в полном составе они выехали в столицу Таджикской ССР, город Сталинабад, где и создали театр имени Маяковского, который в своем узком кругу они называли театром Дикого. На сцене этого театра Георгий Менглет работал до 1945 года и сыграл здесь более 20 ролей.

 

По словам замдиректора театра Гульноры Ахмедовой, в 1990-е театр выжил буквально чудом. В Таджикистане шла гражданская война, время было трудное, и в театре фактически не осталось актеров – большая часть труппы уехала вместе с режиссером Валерием Ахадовым в российский Магнитогорск. В душанбинской же «Маяковке» остались в основном пожилые актеры, а из молодых — только Мунира Дадаева и Светлана Жук. Своим спасением театр обязан в первую очередь тогдашнему директору Сухробу Мирзоеву, который в 1995 году открыл театральную студию. Она действует до сих пор и готовит молодых актеров. Первыми выпускниками студии были участники команды КВН «Китобой». Именно они вдохнули в театр новую жизнь, и с этого времени начался новый этап развития театра. Бывшие кавээнщики — Марина Ярмолик, Инна Черных, Вадим Чумаченко — работают в «Маяковке» по сей день.

 

В том же 1995 году режиссер Султон Усмонов (сейчас он главный режиссер драмтеатра имени Лохути) поставил в русском театре спектакль «Закат» по произведениям Исаака Бабеля. Спектакль этот, поднимавший сложную и актуальную во все времена тему отцов и детей, был поставлен как мюзикл, и в нем показала себя новая театральная поросль, молодые актеры-студийцы. Для самой Муниры Дадаевой очень важным в творческом плане оказался спектакль «Транзитный пассажир», который она в качестве режиссера поставила по пьесе казахского писателя Дулата Исабекова. Прорывным для театра стал спектакль «Калигула», вышедший в 2012 году. Спектакль был поставлен по произведениям Альбера Камю режиссером Султоном Усмоновым. А в 2016-м Хуршед Мустафаев поставил здесь «Хануму» по знаменитой пьесе Авксентия Цагарели.

 

В театре Маяковского работают целые династии. Так, здесь играла народная артистка Таджикской ССР Светлана Шамгунова, и сюда же пришла ее дочь. Мать бухгалтера театра Анастасии Джаббаровой была здесь осветителем и помощником режиссера. Амаль Нерсесян служила в театре билетером, потом сюда на работу пришла ее дочь Наринэ, которая затем привела и внучку Сусанну. Здесь же сложились несколько актерских семей. У Муниры Дадаевой в театре работала сестра, а сама она буквально живет в театре с четырех лет.

 

– Когда кто-то новый к нам приходит, мы говорим: «Добро пожаловать в нашу многонациональную семью». У нас работают грузин Дмитрий Мурзинов, русские Римма Черных и Антон Ломаев. Жена Антона Кристина Зарифиева — немка по матери, у Марины Ярмолик мама белоруска, папа таджик, у Хуршеда Мустафоева папа таджик, а у мамы арабские корни. Вот и получается у нас русский театр с многонациональным колоритом, — улыбается Дадаева.

 

«Люблю интересных мужчин»

 

Директор театра рассказывает, что актерам иной раз приходится выпутываться из непредвиденных ситуаций. И тут важна не только способность к импровизации, но и выдержка, умение понимать друг друга с полуслова.

 

– Так, в спектакле, который показывали в Оренбурге, мать Омара Хайяма в исполнении Манзуры Закировой передавала сыну зажженную свечу, которая должна была освещать ему путь в другой мир. И тут вдруг в момент передачи свеча затухает. От ужаса глаза у большеглазой Манзуры стали еще больше — ведь она должна передать именно горящую свечу. Но находившийся рядом с ней на сцене актер Дмитрий Мурзинов среагировал мгновенно: просто подошел к ней и со словами «только не кричи» снова зажег свечу. Зритель даже не догадался, что на сцене что-то пошло не по сценарию.

 

Вообще, у нас нередко случаются импровизации. Мы, например, любим незаметно выглядывать в зал, подсматривать за зрителями, пытаясь угадать их настроения и ожидания. Как-то шла у нас комедия «Бунт невесток», там роль тиранической свекрови исполняет Мавлона Наджмиддинова. И вот мы, как обычно, подглядываем за зрителями и видим, что в первом ряду сидит красивая супружеская пара, при этом мужчина выглядит нервным и недовольным — возможно, не хотел идти в театр, а жена заставила. В середине спектакля Мавлона вдруг поворачивается прямо к нему и спрашивает: «А вам неинтересно?» От неожиданности он вздрагивает, что-то бормочет, начинает стеснительно улыбаться и прятать глаза. И тогда Мавлона ему выдает: «Смотрите на меня — мне нравится, когда на меня смотрит интересный мужчина». А я дальше подхватываю: «Да зачем он вам, мамочка, у него же фонаря нет». Вот такой получился забавный экспромт. И мужчине явно настроение подняли, – рассказывает Мунира Дадаева.

 

Хотя в современном Таджикистане в театры ходят гораздо меньше, чем в советские времена, на спектаклях театра Маяковского почти всегда аншлаг. Маяковцы надеются, что следующий театральный сезон труппа русского драмтеатра начнет в новом здании, и, несмотря на то, что оно будет располагаться уже не в центре Душанбе, в театре по-прежнему не будет пустых мест.


Ульфат Масум | ИА Фергана
  • Не нравится
  • +2
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO