Последние новости


Северный вектор. Креативный класс меняет Киргизию на Казахстан в поисках гонораров и перспектив

15 августа 2019
345
0

Последние два года Марат Амираев мечется между Алма-Атой и Бишкеком. В Бишкеке он служит в родном драмтеатре им. Айтматова, бедном и сотрясаемом бесконечными скандалами. В соседнем нефтеносном Казахстане он занят в двух спектаклях частного театра «Жас Сахна». Здесь же снялся в трех фильмах. Два из них, в том числе масштабная спортивная драма «Время стойких», уже вышли в прокат. Третий — скоро выйдет.

 

«И вроде бы этот роман с "Казахфильмом" будет продолжаться», — прогнозирует актер.

 

Роман с казахским кино и театром позволяет Марату, признанной звезде театра и кино Кыргызстана, зарабатывать неплохие деньги. Еще недавно актеры местного русского драмтеатра получали около ста долларов заработной платы. В 2018-м киргизское правительство повысило заработную плату для работников искусства на 80%. Тоже не объесться. Местная пресса расписывает истории о том, как актеры подрабатывают водителями и грузчиками.

 

— Конечно, гонорары в Казахстане несоизмеримы с нашими, — рассказывает «Фергане» Марат Амираев, не уточняя насколько. Но для него лично главное не деньги, поясняет Марат. В театре «Жас Сахна» он получил роль Гамлета в спектакле прославленного Барзу Абдураззакова. Во-вторых, у братских казахов он реализовал проект, о котором думал с 2012 года, — моноспектакль по поэме Есенина «Емельян Пугачев». Недавно он привозил его в Бишкек.

 

На вопрос, чем кинотеатральные круги Казахстана в корне отличаются от киргизских, Марат ответил:

 

— У них не принято говорить о политике. Там политика — это моветон, все говорят о делах. И делают их.

 

— Это хорошо для театра?

 

— Это хорошо для любого дела.

 

С Маратом Амираевым согласятся сотни других представителей так называемого креативного класса Кыргызстана — страны, в которой с середины нулевых производят лишь революции и митинги. Маленькая республика, располагающая необычайно большим количеством талантов, служит поставщиком светлых умов для зажиточных соседей. Они устремляются в Казахстан в поисках «дел и денег». И это не только представители местного шоу-бизнеса, но и любые специалисты.

 

— У меня лично более 20 знакомых переехали в Алматы. Все из креативного класса. Монтажеры видео, пиарщики, менеджеры, артисты, программисты, предприниматели, — говорит «Фергане» заместитель директора филиала фонда «Евразийцы — новая волна» в Кыргызстане, политолог Денис Бердаков. — Всех привлекают зарплата и возможности роста. Причем едут строго в Алма-Ату, так как там сохранился дух многонационального торгового русскоязычного города. В другие города не едут, там и языковой барьер, и ментальный, и денег меньше. В Астану также не стремятся, там климат отвратный, дорого и, честно говоря, неуютно: город чиновников и госзаказов.

 

Алма-Ата VS Москва

 

Между Бишкеком и Алма-Атой всего лишь 240 километров. Это меньше, чем, скажем, от Ярославля до Москвы. Причем для немалого числа кыргызстанцев Алма-Ата — громадный развитый мегаполис — своеобразной «Москвой» и является. Еще с советских времен фрунзенцы ездили в столицу Казахской ССР за покупками, за карьерным ростом, посмотреть спектакли. А сегодня Казахстан в целом у киргизских гастарбайтеров — вторая по популярности страна после России — по официальным данным, там трудятся около 150 тысяч кыргызстанцев. Точную цифру, естественно, не знает никто. После вступления республики в ЕАЭС граждане КР больше не учитываются в миграционной статистике Казахстана. Еще более сложная картина со статистикой, касающейся проблемы «утечки мозгов». Практически шаговая доступность Алма-Аты приводит к тому, что немалая часть киргизского креативного класса живет фактически на два города, находясь в состоянии полумиграции. В Алма-Ате они зарабатывают деньги, в Бишкеке — живут либо частенько его навещают, как, например, Эльдияр Кененсаров, капитан прославленной киргизской команды «Азия MIX», победившей в КВН в 2016 году.

 

— Просто в Казахстане чуть больше возможностей для работы в шоу-бизнесе, хорошо развиты телепроекты и рынок посолиднее, чем здесь. В Москве, конечно, все еще круче, но очень уж она далеко от дома, да и не всем по душе… Мы как-то для себя решили, что в Алматы сможем и поработать, и быть поближе к родине, — объяснял он СМИ.

 

Вообще, стоящая перед киргизскими талантами дилемма — Москва или Алма-Ата — не так редко решается в пользу второй. В особенности это касается центральноазиатских киношников.

 

Актер Азиз Бейшеналиев (сын знаменитого «хана Едигея» — киргизского актера Болота Бейшеналиева, снявшегося в свое время у Тарковского), проведя 18 лет в Москве, с 2015 года прочно обосновался в Алма-Ате. Он активно снимается у местных режиссеров, получая главные роли, и заявляет, что «Москва — это место, где я жил, а Алма-Ата — место, где я чувствую себя дома».

 

«…Нам там всё говорит, что нет, ребята, нерусский вы мир, «чемодан — вокзал — аул»», — с обидой вспоминал актер Москву в интервью казахстанскому изданию «Vласть».

 

Тот же Марат Амираев в конце нулевых пробовал закрепиться в российском кино, сыграв однажды японца в сериале «Полиция Хоккайдо» и корейского бандита в сериале «Семь жен одного холостяка», но в итоге вернулся в Бишкек.

 

В целом актеры из Центральной Азии, желающие покорить Москву, сталкиваются с теми же трудностями, с которыми сталкиваются русские актеры в Голливуде. Если россиянам не нравится, что в Голливуде они отрабатывают типаж преимущественно «плохого русского», то в России амбициозным киргизским артистам трудно вырваться из тисков образа «азиата», либо «плохого азиата», либо «азиата-гастарбайтера». Поэтому некоторые из них в итоге оказываются в Казахстане, где — парадоксально — получают возможность быть «русскими артистами», как в случае с Маратом Амираевым, и произносить монолог Хлопуши из поэмы русского поэта Есенина.

 

Пока эти проблемы остаются проблемами узкого «творческого» круга, и в Россию по-прежнему устремлена большая часть потока киргизских мигрантов, но ситуация может и поменяться.

 

Российский ученый Сергей Рязанцев считает, что Казахстан может потеснить Россию в области привлечения рабочей силы, в том числе из-за «ксенофобских взглядов» россиян.

 

— По поводу ксенофобской РФ — даже навскидку не вспомню ни одного из своих знакомых, в том числе среди «продвинутого класса», кто бы по этой причине уехал именно в Алма-Ату, а не в Москву, — говорит Денис Бердаков.

 

— Естественно, что тут все зависит от экономического развития Казахстана. Чем больше этот рост, тем большее количество мигрантов он получит. В особенности из соседнего Кыргызстана, — говорит «Фергане» российский эксперт по Центральной Азии, востоковед Александр Князев. — Если рассуждать в сравнительных категориях, при выборе между Казахстаном и Россией важны, конечно, схожесть менталитета, образа жизни, культурной среды между Казахстаном и Кыргызстаном. Адаптация в России для значительной части городских кыргызстанцев оказывается более трудной. С другой стороны, какой-либо этнической составляющей в этом потоке, мне кажется, не было и нет. Из Кыргызстана в Казахстан перебираются люди самого разного этнического происхождения, в том числе русские, татары и так далее. В 2010-2011 годах была немаленькая волна узбеков из Ошской и Джалал-Абадской областей. Тем более что, по моим наблюдениям, городская среда в крупных городах Казахстана в этом отношении более толерантна, нежели в Бишкеке или Оше. Это опять же эффект мегаполисов, где восприятие человека и его востребованность зависят в основном от его собственных человеческих и профессиональных качеств.

 

Охотники за головами

 

Казахстан, что естественно, не только заинтересован в притоке киргизских талантов, но делает многое, чтобы этот приток превратился в широкую реку. Практически каждый кыргызстанец, серьезно проявивший себя в какой-либо области, попадает в поле зрения северных селекционеров и получает приглашение. Из страны в Казахстан, к примеру, уехало немало артистов балета. Часть уехавших вошли в труппу казахстанского театра «Астана-Балет». Причина все та же — отсутствие карьерных перспектив и маленькая зарплата на родине. При этом в самом киргизском «храме искусств» прямо на сцене Национального академического театра оперы и балета проводятся банкеты для частных лиц, а также турниры киберлиги Dota 2.

 

В местной прессе нервозно пишут, что этой осенью спектаклей не будет — в театре, мол, осталось всего четыре солиста. В Министерстве культуры Кыргызстана информацию опровергают, но признают, что проблема с оттоком существует.

 

«Их (танцоров. — Прим. «Ферганы») приглашают к себе театры из других стран. Они предлагают более высокую зарплату», — сказал глава Минкульта Азамат Жаманкулов.

 

Примерно та же ситуация в спорте. Кыргызские борцы, футболисты, звезды местного бильярда приглашаются в соседнюю страну и прославляют ее, как это сделал Каныбек Сагындыков, победивший под флагом Казахстана в трех чемпионатах мира по бильярду.

 

В Национальной федерации футбола Кыргызстана жалуются, что богатые соседи выуживают из страны самых перспективных спортсменов.

 

«Это очень больной вопрос для Кыргызстана. Некоторые уезжают, даже не предупредив нас, и меняют гражданство. В Казахстане очень много кыргызских игроков, которых мы потеряли в разное время. Причин много: зарплата, перспективы и т.д… Казахстан очень даже заинтересован в этом. Они постоянно приезжают на различные турниры, присматриваются…» — рассказывал в интервью радио «Азаттык» глава федерации футбола Кыргызстана Семетей Султанов.

 

Некоторые не любят погорячей

 

Миграционный поток из Кыргызстана, несколько снизившийся в 2015-2017 годах, между тем вновь набирает обороты. И виной тому не только хромающая экономика, но и политическая нестабильность, которая не отпускает страну с середины нулевых годов и продолжается до сих пор.

 

— Пиком этой категории миграции, беловоротничковой, «креативной», можно считать, наверное, первые пару лет после государственного переворота в марте 2005 года, — отмечает эксперт по Центральной Азии Александр Князев. — Для большого количества людей, и не только в этой социальной категории, в большей или меньшей степени осознанности тогдашние события стали маркером последующей долгосрочной нестабильности. Уезжали и в Россию, но устойчивый поток людей интеллектуального труда именно в Казахстан связан, на мой взгляд, с более низким уровнем конкуренции здесь.

 

В обстановке мятежей и революций и в самом деле очень непросто строить карьеру. В особенности если ты женщина — и политическая нестабильность драматически влияет на твою личную жизнь.

 

Бактыгуль Бурбаева, шеф-редактор казахстанской газеты «Литер», а в прошлом бишкекский журналист и сотрудник пресс-службы правительства Кыргызстана, покинула страну в период между двух революций. Толчком к отъезду послужил развод с мужем.

 

— Нас разлучило не только недопонимание в семейной жизни, но и то, что мы оказались по разные стороны баррикад во время первой и надвигавшейся второй революции, — говорит «Фергане» Бактыгуль, воздерживаясь от подробностей. — Почему Алма-Ата? Потому что это большой город, в котором можно найти работу, это город интересных, высокообразованных людей, интеллектуалов. Так получилось, что последние восемь лет в Кыргызстане я прожила на юге страны в обстановке, так сказать, аграрного стиля, и поэтому меня особенно потянуло в среду мегаполиса, в Алма-Ату, тем более еще студентами мы часто бывали там, нас туда тянуло. Мне сегодня трудно провести внутри себя черту и сказать, кто я больше, кыргызстанка или казахстанка, я люблю оба эти народа, — добавила Бактыгуль.

 

Трудовая миграция по-братски

 

«…Я замещаю боль за Таджикистан влюбленностью в Казахстан, в мир, людей; обретением все новых и новых друзей». Так сформулировал свое отношение к принявшему его Казахстану знаменитый режиссер Барзу Абдразаков.

 

Примерно то же самое могут повторить и повторяют многие «креативные мигранты» из Кыргызстана. Для «продвинутого класса» вопрос переезда мучителен и требует хоть какого-то эмоционального обоснования.

 

«Изучая казахскую культуру, казахское искусство, я настолько в нее погрузился, что даже иногда забываю о своем внутреннем, то, что я киргиз. Киргизскую культуру где-то на второй план отодвинул», — так высказался на этот счет Талантбек Шоруков, возглавляющий сегодня танцевальный ансамбль оркестра президента Казахстана.

 

«Родственность» двух народов не устают провозглашать как СМИ, подсчитывающие, в частности, процент казахской крови у известных деятелей Кыргызстана, так и различные официальные и неофициальные лица.

 

Самым красочным образом на этот счет высказался недавно экс-президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. «Нет казаха, который знает киргизов лучше, чем я. Я люблю киргизский народ», — сказал елбасы.

 

Идеи «стратегического» сближения двух стран вообще популярны у определенной части киргизского общества. В частности, среди так называемых молодых националистов. Один из их спикеров, экс-замминистра культуры страны Максат Чакиев пару лет назад в интервью «Фергане» заявлял, что Казахстан, а не Россия, должна стать для Кыргызстана стратегическим союзником номер один.

 

«Для нас важна Россия в геополитическом, экономическом плане, но если у самой России основной стратегический союзник — это Беларусь, у США, например, Англия, то у нас это Казахстан. По многим параметрам мы единый некогда народ, разделенный в советское время», — сказал он.

 

Впрочем, весь этот эмоциональный фон на сегодняшний день плохо состыковывается с реальной экономикой. У бурно развивающегося Казахстана тоже проблемы с безработицей. Недавно избранный президент Касым-Жомарт Токаев уже заявил, что в стране сейчас главная задача — создание новых рабочих мест. «Вы должны заниматься буквально каждый день, каждую неделю вопросом создания рабочих мест», — месяц назад сказал казахстанский лидер на заседании правительства. Было очевидно, что за этим последуют меры по защите внутреннего трудового рынка, и они последовали.

 

Как сообщили позже казахстанские СМИ, до конца 2019 года в Казахстане в миграционные правила будут внесены поправки, направленные на сокращение числа иностранных рабочих.

 

Пока непонятно, каким образом это скажется на киргизских мигрантах. И Кыргызстан, и Казахстан входят в ЕАЭС, где действуют облегченные правила для рынка труда.

 

Но ясно одно: Казахстан пока не в состоянии переварить весь объем «братской» миграции из соседней страны. Он будет защищать свой трудовой рынок и действовать прежним путем, выдергивая «киргизские мозги» точечным образом, десятками и сотнями.

 

Катастрофа или нормальный процесс?

 

О том, как покончить с утечкой золотых умов, золотых рук и золотых футбольных ног, знают в Кыргызстане все — от президента до бишкекских таксистов. Очевидно, что страна нуждается в коренном переустройстве национальной экономики и создании рабочих мест. Об этом в предыдущие годы было произнесено столько слов, что их хватит на ближайшие 10 лет. В реальности, как кажется, власти к сегодняшнему дню смирились с ситуацией. Это косвенно подтверждает и факт создания Совета по связям с соотечественниками. В его составе первые лица страны.

 

На первом заседании совета президент Сооронбай Жээнбеков сообщил, что за последние 10 лет трудовые мигранты перечислили в Кыргызстан свыше $19 млрд. Это на 1 млрд больше, нежели объем всего экспорта страны за то же самое время. Денежные переводы, сказал президент, становятся импульсом для развития экономики.

 

Беда тут в том, что развивать кыргызскую экономику скоро будет некому. В стране катастрофически не хватает профессиональных управленцев. На состоявшемся недавно специальном заседании глава правительства Мухаммедкалый Абылгазиев сообщил, что «из-за низкого качества управления многие компании (государственные. — Прим. «Ферганы») нерентабельны и убыточны».

 

Как пояснил глава правительства, «из 106 государственных предприятий 51 остается нерентабельным. Из 52 акционерных обществ 22 компании не приносят прибыль. Это говорит о том, что в целом почти половина из них не работает…»

 

Если вы наберете в Google запрос «в Кыргызстане нет специалистов», то на нескольких страницах поисковика вам расскажут об отсутствии в стране специалистов во всех сферах — от взрывотехников до программистов.

 

Ситуацию обсуждают на различных общественных площадках страны вот уже несколько лет. Многие эксперты полагают, что утечка мозгов в Казахстан и Россию — дело житейское и порой даже полезное.

 

— Процесс естественный. Во всем мире идет охота на таланты. Кыргызстан лишь звено в этой цепи, — полагает Денис Бердаков, сам принимавший участие не в одном таком обсуждении. — И не только Кыргызстан, но и сама Россия, поставляющая таланты. Давно уже нет смысла говорить о построении карьеры, накоплении капитала и формировании личностной судьбы в рамках одного государства. Касательно масштабов… тут разницы нет. Кыргызстан, как и подавляющее большинство стран, переходит на модель, где сервисные компетенции сложных инфраструктур обслуживаются корпорациями. Поэтому Кыргызстан даже выиграет от ситуации. Игра в модерн для нас опасна.

 

Российский эксперт по ЦА Александр Князев в свою очередь считает некорректным сравнение с российской ситуацией.

 

— Для КР утечка мозгов — совсем не то, что для России, для Украины, для Узбекистана. Все эти страны в силу их гораздо большей развитости, в том числе систем образования, могут успешно воспроизводить новые «таланты». И делают это. В Кыргызстане интеллектуальный слой всегда был невелик, там просто нет необходимой образовательной основы для воспроизводства талантов. И они не воспроизводятся и сейчас. А знаете в том числе почему? Потому что наиболее квалифицированные преподаватели тоже уезжают в Россию или в тот же Казахстан. И это уже похоже на катастрофу, — утверждает эксперт.


Алексей Торк | ИА Фергана
  • Не нравится
  • +1
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO