Сегодня

470,9    496,94    70,33    8,83
Экономика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Нур-Султан боится санкций, но умеет считать деньги

Екатерина ВадимоваНефть и Капитал
8 апреля 2022
Казахстан отчаянно пытается соблюсти статус-кво между Россией и коллективным Западом. 

С Москвой ссориться опасно: как показал январь 2022 года, именно РФ может помочь усмирить разъяренную толпу и спасти страну от хаоса. В тоже время ругаться с Вашингтоном и Брюсселем весьма накладно, ведь западные компании обеспечивают Казахстану 46% добычи нефти.

Первый заместитель руководителя администрации президента Казахстана Тимур Сулейменов 1 апреля в интервью новостному порталу Euractiv заявил, что Казахстан не будет инструментом для обхода санкций США и ЕС против России, а также, несмотря на участие страны в Евразийском экономическом союзе и Организации Договора о коллективной безопасности, уважает территориальную целостность Украины. Политик добавил, что его страна не признает Крым российским и будет придерживаться решений ООН в этих вопросах. «Мы будем соблюдать санкции. Несмотря на то, что мы являемся частью экономического союза с Россией, Белоруссией и другими странами, мы также являемся частью международного сообщества. Поэтому меньше всего мы хотим, чтобы к Казахстану применялись вторичные санкции США и ЕС», — уточнил Сулейменов.

В издании Politico казахстанский чиновник сделал еще более резонансное заявление, что компании, которые хотят продолжать продавать товары в Россию, но стремятся избежать любых негативных последствий, могут обратиться за помощью к его стране. При этом он подчеркнул, что Казахстан предлагает не способ обойти международные санкции, а помочь компаниям легально продавать россиянам такие товары, как кроссовки и футболки.

Данные откровения казахского политика вызвали широкий резонанс в РФ. События января 2022 года еще свежи в памяти. Ведь тогда Москва в буквальном смысле спасла нынешнюю казахстанскую власть, но, как оказалось, благодарность России заслужить не удалось. Кроссовки и футболки — это тот максимум, на который стоит рассчитывать.

Впрочем, не все так однозначно. 2 апреля состоялся телефонный разговор глав России и Казахстана. «Обсуждены актуальные темы двусторонней повестки дня с акцентом на практические аспекты развития взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества. Рассмотрены перспективы углубления взаимодействия в рамках интеграционных объединений на евразийском пространстве. Подтвержден взаимный настрой на всемерное укрепление российско-казахстанских отношений союзничества и стратегического партнерства», — говорится в официальном сообщении Кремля.

Любопытно, что вслед за сообщением о переговорах появилась практически сенсационная новость о том, что комитет национальной безопасности Казахстана предотвратил покушение на президента страны Касым-Жомарта Токаева. «В г. Нур-Султан контрразведкой КНБ задержан агент иностранной разведки гражданин РК „А“», — говорится в сообщении ведомства. Во время обыска сотрудники КНБ обнаружили снайперскую винтовку с глушителем, крупную сумму денег и наркотические вещества. Уточняется, что оружие ввезли в Казахстан по частям. Также в КНБ сообщили, что агент «А» выполнял задания по публикации в соцсетях русофобских материалов и антироссийской пропаганды. При этом отмечалось, что злоумышленника задержали еще 25 марта.

Таким образом, казахские политики продемонстрировали вполне искреннее желание «усидеть на двух стульях»: с одной стороны, не поругаться с Россией, а с другой — не потерять собственные средства в западных банках, а также инвестиции крупных международных компаний в экономику страны.
И тут стоить напомнить о том, что основной наполнитель бюджета Казахстана — это нефтегазовая отрасль. В 2019 году в стране добыто рекордных 90,5 млн тонн нефти. Доля финансовых поступлений от отрасли в бюджет Казахстана тогда достигла 44%. Согласно официальным данным, объем добычи нефти в стране по итогам 2021 года составил 85,7 млн тонн, объем переработки — 17,1 млн тонн и объем производства нефтепродуктов — 13,1 млн тонн, экспорт — 67,6 млн тонн.

В настоящее время в Казахстане функционирует свыше 250 месторождений нефти и газа. Подробно стоит рассмотреть три крупных нефтегазовых проектах, на которых добывается основная часть сырья, — Тенгиз, Карачаганак и Кашаган.

  • В прошлом году, по данным Минэнерго Казахстана, объем добычи нефти по проектам Тенгиз составил 26,5 млн тонн, объем добычи газа — 14,5 млрд куб. м. Будущее расширение Тенгиза, как надеются в ведомстве, позволит увеличить добычу нефти на 12 млн тонн в год уже в 2023 году. 
  • Объем добычи нефти на месторождении Кашаган — 15,9 млн тонн, объем добычи газа — 9,7 млрд куб. м. 
  • Добыча на месторождении Карачаганак составляет 11,6 млн тонн, объем добычи газа — 18,7 млрд куб. м. Сегодня на Карачаганаке реализуются проекты, которые в дальнейшем позволят поддержать уровень добычи жидких углеводородов в пределах 11-12 млн тонн в год.

Казалось бы, совсем не мало, но никогда нельзя забывать о деталях, они крайне важны. Так, Казахстан был вынужден существенно сократить свою долю в месторождении Тенгиз. Изначально государству в нем принадлежало 50%, затем 25% были проданы ExxonMobil, а потом ещё 5% — «ЛукАрко». Сегодня партнерами проекта являются четыре компании: АО НК «Казмунайгаз» (20%), Chevron Overseas (50%), ExxonMobil (25%) и «ЛукАрко» (5%). Добыча нефти на Тенгизе в 2010 году составила 26 млн тонн. В 2021 году она увеличилась совсем незначительно, до 26,5 млн т. То есть инвестиции западных компаний за это время пошли именно в поддержание производства.

История освоения шельфового месторождения Кашаган была долгой и потребовала многократного увеличения инвестиций — с $15 млрд в 1990-х годах до $136 млрд. Окончательно оно было запущено в 2014 году, и предполагалось, что на первом этапе освоения на нем будут добывать 25 млн т. Однако пока добыча составляет только 15,9 млн тонн. Разработка этого месторождения идет на условиях соглашения о разделе продукции (СРП). Соглашение заключено в 1997 году между Eni, BG Group (с 2016 года входит в состав Shell), Chevron, ЛУКОЙЛом и правительством Казахстана. Проблема заключается в том, что согласно СРП добываемая нефть делится на две части: первая называется cost oil (нефть, предназначенная для оплаты издержек бурового подрядчика), вторая — profit oil (нефть, которая разделяется между инвесторами и государством по соответствующей формуле). Поскольку издержки проекта постоянно возрастают, то ряд отраслевых экспертов уже задавались вопросом: а получает ли государство какую-то прибыль от этого проекта?

В России подобная ситуация складывалась с проектом «Сахалин-2», который разрабатывается на условиях СРП. Однако в нем ситуацию удалось переломить за счет изменения состава акционеров. Сейчас контрольный пакет в проекте «Сахалин-2» (50% плюс одна акция) принадлежит «Газпрому». Компании Mitsui и Mitsubishi имеют 12,5% и 10% акций соответственно. До апреля 2007 года акционерами были: Shell (55%), Mitsui (25%) и Mitsubishi (20%).

Однако в Казахстане перераспределения в пользу национальных компаний в нефтегазовых проектах не происходит, скорее наоборот, количество иностранцев проектах растет.

В частности, Карачаганак также разрабатывается на условиях СРП, которое было подписано в 1997 году на 40 лет. Его акционерами являются Chevron (18%), ENI (29,25%), Shell (29,25%), «Казмунайгаз» (10%) и ЛУКОЙЛ (13,5%). То есть в Казахстане нефтегазовая отрасль держится за счет иностранных компаний, которые, очевидно, в первую очередь хотят отбить свои затраты на обустройство месторождений. Кстати, согласно заявлению министра национальной экономики Казахстана Алибека Куантырова, власти страны планируют снизить добычу нефти в 2022 году с ранее прогнозированных 87,5 млн тонн до 85,7 млн тонн, то есть оставить ее на уровне 2021 года: «Мы увеличили прогноз цены на нефть с $60 до $90 за баррель в 2022 году. По добыче нефти (прогнозируется) небольшое снижение до 85,7 млн тонн, но идет компенсация за счет более высокой цены», — цитирует Куантырова ТАСС.

Тем не менее потерять западные компании с их инвестициями Казахстану будет тяжело. Кстати, правительство Казахстана в настоящий момент занимает весьма реалистичную позицию. Оно прогнозирует снижение роста ВВП страны по итогам 2022 г. с 3,9% до 2,1% на фоне ухудшения геополитической ситуации.

Экономист, член наблюдательного совета Гильдии финансовых аналитиков и риск-менеджеров Александр Разуваев в интервью «НиК» подчеркнул, что добыча Казахстана очень сильно зависит от иностранных инвестиций: «Именно из-за доли иностранных компаний Казахстан смог увеличить добычу с 29 млн тонн в 1991 году до нынешних объемов в 85,7 млн тонн», — отметил эксперт. Он указал, что страна входит в единое таможенное пространство и ссориться с Россией не захочет, хотя и будет соблюдать западные санкции:
«Считается, что реэкспорт пойдет через Ташкент и Баку. В итоге жажда наживы победит и в Нур-Султане. Сейчас идет спецоперация, поэтому присутствует психоз, но все сгладится и стабилизируется», — заявил Разуваев.

Весьма примечательно, что 4 апреля посол Великобритании в Узбекистане Тим Торлоу сообщил о нежелании Британии вводить санкции против Казахстана и Узбекистана. 17 марта глава МИД Узбекистана Абдулазиз Камилов на 24-м пленарном заседании Сената парламента республики заявил, что Узбекистан не признает независимость ЛНР, ДНР и Крым, а признает целостность Украины. При этом на Генеральной ассамблее ООН Узбекистан не принимал участие в голосованиях по поводу позиции в отношении России.

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев заметил, что Казахстан всегда старался ни с кем не ссориться: «Но позиция у них очень четкая. Они это называют многовекторной внешней политикой — с русскими сотрудничать, на американцев ориентироваться, от китайцев защищаться. Она была присуща политической элите страны и пять, и десять лет назад, просто Назарбаев мог себе позволить что-то умалчивать и балансировать на гране политических интересов разных сторон.

Токаев — абсолютный западник. Он не хочет и не собирается с нами ссориться, готов союзничать, но дружить с нами он не будет.
Поэтому Казахстан не станет страной, с помощью которой могут быть обойдены антироссийские санкции, и они об этом заявили прямо», — считает эксперт. Отвечая на вопрос, почему страны ОДКБ помогли нынешней политической элите страны сохранить спокойствие в январе 2022 года, он отметил, что если бы этого сделано не было, Казахстан погрузился бы в хаос: «В этом случае России пришлось бы охранять протяженную границу с соседним государством. А по поводу позиции Токаева у России нет иллюзий», — отметил Журавлев.

Доцент Института общественных наук РАНХиГС при Президенте РФ Сергей Демиденко считает, что заявление заместителя руководителя администрации президента Казахстана Тимура Сулейменова — это политес: «О верности данной позиции говорит то, что Казахстан воздержался при голосовании по двум резолюциям Генеральной Ассамблеи ООН, призывающим к прекращению войны. Казахстан будет тем государством, может быть, одним из главных, которые активно включатся в обход санкций. Я думаю, в этом направлении будут работать две страны — Казахстан и Армения. И если через Армению будут идти какие-то финансовые операции, то через Казахстан может пойти поток товаров. Этому способствует большая граница, за счет которой легко выстраивать новые логистические цепочки. Руководство страны прекрасно отдает себе отчет в том, насколько эта ситуация выгодна для Казахстана.

Но, естественно, они сейчас находятся под пристальным вниманием США и всего мирового сообщества. И им нужно отыгрывать роль лояльного всему остальному миру государства», — заявил эксперт.

По его словам, отчасти западные компании, которые работают в Казахстане, могут повлиять на Нур-Султан, заявления Тимура Сулейменова как раз и адресованы западным компаниям: «Но я сомневаюсь, что они захотят уйти из страны. Они до конца не определись со своей позицией и по поводу России», — уточнил Демиденко.

Он напомнил, что в Казахстане сосредоточены экономические интересы многих государств: «Транспортные коридоры находятся под Китаем. Казахстан является важнейшей частью проекта „Новый шелковый путь“, поэтому у Казахстана будет игра на два фронта. И он попытается „усидеть на двух стульях“, то есть делать шаги для успокоения западных компаний и демонстрации лояльности Казахстана общей позиции западных держав. В то же время он будет отыгрывать свою партию, опираясь на Китай. Как мне кажется, у Казахстана сейчас очень хорошие позиции для расширения своего присутствия на российском рынке», — резюмировал эксперт.

Стоит отметить, что Казахстан уже распростер свои объятья для предприятий и специалистов, уходящих из России. Тимур Сулейменов успел заявить, что европейские компании, которые ушли из России, «хотят быть где-то по соседству, и мы хотели бы быть этим соседом». По его же словам, в ЕС поддержали идею о привлечении в Казахстан европейского бизнеса. Изменения в мировой экономике влекут за собой изменения и для экономики Казахстана, которой имеет все шансы занять в этом плане освободившуюся российскую нишу.
-3
    5 709