Последовательно и неотвратимо: что ждет китайские проекты в Киргизии?

5 апреля 2017
1 087
0

Пекин наращивает экономическое присутствие в Средней Азии. Часть из декларируемых КНР проектов не реализуется никогда, а часть — опережает ранее обозначенные сроки.

 

В отношениях Китая со странами Средней Азии в целом, и с Киргизией в частности, есть ряд специфических особенностей. Их нужно учитывать при оценке динамики отношений Пекина и Бишкека. Вот некоторые из них:

 

• Масштабность в оценке средств и времени

 

а) Действия власти в последние несколько лет показали, что у первых лиц государства отсутствует понимание необходимости стратегического планирования.

 

Отчасти это может быть вызвано постоянным недостатком средств и квалифицированных кадров, которых хватает лишь на решение текущих и наиболее острых проблем. Ресурсов на полноценные действия по профилактике и предотвращению угроз попросту не остается.

 

Отчасти — тем, что политическая обстановка с момента обретения независимости не отличалась предсказуемостью. Две насильственные смены власти в 2005 и в 2010 годах, и последовавшие за ними передел собственности не давали решать масштабные задачи по развитию страны.

 

Эти два обстоятельства, среди прочего, мешают Бишкеку выйти за рамки привычного и мыслить более расширенными временными рамками — не на два-три года, а на десять или двадцать лет вперед. Скептики могут возразить — а как-же многочисленные программы и концепции развития Киргизии, которые в разное время готовили и публиковали киргизские власти? Ответ прост — несмотря на обилие подобных документов, ни один из них не был исполнен в полной мере.

 

Действия КНР, напротив, говорят о четком и планомерном следовании долгосрочной стратегии развития. Исходя из реализации уже запущенных Китаем проектов, можно предположить, что КНР, в отличие от Киргизии, свои проекты склонен реализовывать до конца, а их изменения могут касаться лишь отдельных элементов, которые не влияют на общие результаты.

 

б) Похожая логика и в оценках масштабов проектов. По меркам Киргизии, Китай вкладывает большие деньги в реализацию проектов. Выгода в денежном эквиваленте кажется Бишкеку весьма серьезной, тогда как для Китая это небольшие затраты, которые компенсируются более важными нематериальными бонусами.

 

Для наглядности можно сопоставить две цифры: стоимость приостановленного строительства ветки D газопровода «Китай — Центральная Азия» по территории Киргизии и предполагаемую доходную составляющую бюджета страны на 2017 год. Получается 84,3 млрд. рублей и 104 млрд. рублей.

 

По сути, то что в Киргизии оценивают как «долго» и «дорого», в Китае воспринимают как «быстро» и «дешево».

 

• Региональный фактор

 

Ценность Киргизии, как отдельной страны, ограничена ролью временного поставщика ресурсов с минимальной степенью переработки, а также буферной зоны между КНР и потенциальным противником.

 

В стратегическом разрезе — Киргизия для Китая — это один из многих элементов в мозаике региональных проектов. В них конечной целью остается выход на европейскую часть континента и страны Персидского залива.

 

Например, обсуждаемый уже более 10 лет проект железной дороги Китай — Киргизия — Узбекистан в рамках исключительно Киргизии КНР не особо интересен. Однако, как часть регионального проекта, связывающего Китай с Ираном, дорога «Китай — Киргизия — Узбекистан» представляет любопытное дополнение к существующим маршрутам.

 

• Основные и сопутствующие проекты

 

а) К основным направлениям сотрудничества Китая и Киргизии относятся проекты в экономической и военной сферах — добыча ресурсов, развитие инфраструктуры, логистики.

 

Также можно выделить и оснащение военной техникой, поддержание относительной боеспособности киргизстанских военных сил, что, по мнению некоторых экспертов, в перспективе может привести к отказу киргизской армии от российской техники и переходу к китайскому снабжению.

 

б) Сопутствующие проекты — это инициативы, связанные с социальной сферой: культурные и образовательные программы, развитие медиа и т.д.

 

Краткосрочными и среднесрочными целями «мягкой силы» сопутствующих проектов являются формирование и поддержание лояльности граждан и части лиц, принимающих решения.

 

В долгосрочной перспективе целью вышеперечисленных проектов является лоббирование интересов КНР на всех уровнях власти и гражданского общества, а так же подготовка собственных управленцев и исполнителей для работы на территории Киргизии.

 

• Базовые принципы работы Китая в Киргизии и Средней Азии

 

а) Строительство и\или реабилитация инфраструктуры в обмен на сырье.

 

Киргизия находится в начале этого пути просто потому, что не обладает привлекательными ресурсами (в стране нет легкодоступной нефти и газа).

 

Ожидаемым результатом, при сохраняющейся динамике кредитования китайской стороной проектов в Киргизии, является положение Туркмении или Таджикистана. Первые не получают практически ни копейки за поставки газа в Китай, так как расплачиваются по займам ранее выделенными Пекином. А вторые, не имея достаточного количества природных ресурсов, вынуждены увеличивать объемы земельных участков, передаваемых в аренду китайским бизнесменам.

 

б) Отказ от участия в потенциально спорных проектах, затрагивающие интересы двух сторон. Например, территориальные споры, проблемы водопользования и т.д.

 

Самой показательной иллюстрацией этого принципа является проект строительства Верхне-Нарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС-1 в Киргизии. Первоначально реализацию этой спорной с региональной и финансовой точек зрения инициативы, взяла на себя Москва. Узбекистан, находящийся ниже по течению и зависящий от водности рек, неоднократно высказывал недовольство проектом.

 

После денонсации соглашения с Россией, Бишкек сообщил, что заинтересованность в проекте проявили инвесторы из Китая, Турции, стран Европы.

 

С того момента прошло больше года, заявленные инвесторы так и не появились, проект заморожен. Если китайская сторона действительно проявит «заинтересованность», подкрепленную финансовым аргументом, то это едва ли будут государственные или около государственные инвестиции. Противоречия между Бишкеком и Ташкентом еще не урегулированы, а Китай, едва ли захочет выступать в роли арбитра между двумя противоборствующими сторона, без очевидных для себя выгод.

 

Выводы:

 

• Киргизия для Китая — один из многих источников ресурсов и буферная зона в случае возникновения военных конфликтов. Китай для Киргизии — важный и, порой, единственный источник доходов и кредитов, найти полноценную замену которому если не невозможно, то весьма затруднительно.

 

• Китай стремится улучшить договороспособность киргизстанской элиты вкладывая средства в развитие лоббистских групп.

 

• Китайские проекты в краткосрочной перспективе означают получение хороших по меркам Киргизии поступлений в бюджет страны. А в среднесрочной и долгосрочной — финансовую зависимость от Китая и связанные с этим экономические и политические последствия.


Евгения Ким | ИА Регнум
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вам новый дизайн сайта?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO