Последние новости


Россия-Казахстан: О вреде войн памяти

5 октября 2018
541
0
Коллаж: © Русские в КазахстанеКоллаж: © Русские в КазахстанеКоллаж: © Русские в Казахстане

 

Нельзя сказать, что это массовое явление, особенно по сравнению с 90-ми годами прошлого века. И вроде бы не настолько влиятельное направление в общественном сознании Казахстана и Кыргызстана. Но всё же, с завидной живучестью возрождаются различные идеи исторической ответственности за геноцид населения на территориях нынешних Казахстана и Кыргызстана. Причём ответственность должны понести разного рода народные враги, якобы сознательно стремившиеся к уничтожению самих народов. Иногда указывают на врагов, смутно проглядывающих из толщи времён, но часто прямо указывают на события не столь отдалённые. Обвиняют, например, советские власти 30-х годов в сознательном устроении голода, а значит - в геноциде казахского народа.

 

Тут, кстати, напрашивается вопрос: от голода многие казахские семьи спасались на территории Кыргызстана. Получается, что в Кыргызстане «сознательно» власть голод не устраивала. Какие же выводы тогда нужно сделать? Либо руководство Казахстана, в отличие от южных соседей, заразилось неожиданно духом истребления именно казахов. Либо не вся власть Советов была «истребительной» в отношении народов большой страны, и это были ошибки управления. Прежде всего в хозяйственных вопросах, в решении задачи мобилизации населения на большие проекты, как например, быстрое достижение осёдлости кочевых семей, разрушавшее традиционное хозяйство. Большой проект влечёт за собой и значительные последствия. А как, к примеру, оценить голод в Поволжье в 20-е годы? С точки зрения идеологов войны памяти, конечно, как геноцид русского, татарского, чувашского и т.д. населения. Если следовать их логике…

 

В 90-е годы подобные взгляды исповедовали «перековавшиеся» работники идеологического фронта: сплошь бывшие руководители партийных и комсомольских организаций районного звена, либо преподаватели кафедр некоторых, обязательных тогда к изучению, общественных дисциплин. Достаточно посмотреть биографию нынешних национальных политических лидеров и даже некоторых президентов и премьер-министров постсоветских государств. Следовательно, они решали, и сейчас решают задачу строительства суверенных государств, возникших на территориях Советского Союза. Но только какими средствами?

 

Понятно, что в основе всякого государства лежит, в том числе, миф. Ведь общественное сознание многослойно, и в нём имеется место и мифологии. Понятно, что будущее новых, возникших в 1991 году независимых государств, есть акт сознания элиты, взявшей на себя ответственность за проект строительства национальной суверенной государственности. Но, в отличие от ряда государств, устремившихся, как им кажется, в Европу, в Казахстане и Кыргызстане относились к разного рода войнам исторической памяти более взвешенно. Если и допускались некоторые мифы, отождествляющие древние этнические образования с современными национальными субстратами, то это не переходило в главный тренд политики в сфере изучения истории.

 

Историки по профессии могут и должны создавать разные интерпретации исторических фактов. Но не вызывает сомнения, что каждый профессионал будет бороться за точность и критическую выверенность установленных в сообществе историков фактов. Только на основании этого можно оценивать разные подходы и различные интерпретации этих фактов. А ведь есть ещё более высокий уровень профессиональных работ – философско-методологические правила и принципы интерпретации фактов. В единстве всех трёх уровней работ и состоит профессиональная деятельность историков.

 

Иное дело – оторванный от науки и системного исторического знания идеолог и пропагандист, чьим ремеслом является работа с массовым сознанием, и продуцирование умонастроений под определённый внешний проект. Сразу подчеркнём: историк по профессии может выступать пропагандистом, но обязательно ответственным за последствия своих утверждений, когда ценностью кладётся целостность и безопасность общества. Псевдоисторик охоч до сенсаций, без которых он не сможет заявить о себе. Так рождаются без опоры на установленные факты утверждения о погубленной половине населения севера Кыргызстана во время восстания в 1916 году, причём домысливается геноцид со стороны царских властей.

 

А вот если к этому ещё подключается какой-нибудь проект извне, то, где появились деньги, псевдоисторик готов изрекать любые сенсационные идеи, и произносить с придыханием: «Оказывается, вот как было!». Так и развёртываются исторические войны памяти. Остаётся только обратиться к массе людей, не искушённых в историческом знании, и враждебный общественной целостности конструкт готов. Общество раскалывается по этническому признаку, в нём воспроизводятся идеи ненависти к другой части общества, якобы исторической ответственности этой части за прошлые события. Это может довести и до кровавых событий.

 

Не вызывает сомнения, что историю надо изучать, а профессиональные историки выполняют важнейшую функцию обеспечения духовного здоровья общества. А вот псевдоисторики, падкие до сенсаций и вымыслов, выполняют функцию вирусов, или паразитов сознания общества, и если с ними не бороться средствами «медицины» исторического знания, то общественный организм может и захиреть. И хорошо, что в Казахстане и Кыргызстане на уровне ответственных управленческих структур есть понимание важности противодействия попыткам развернуть войны памяти.


Сергей Масаулов | ИА-Центр
  • Не нравится
  • +5
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO