Сегодня

   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Казахстанская медицинская реформа: испытание коронавирусом

Михаил РозовРитм Евразии
5 сентября 2020
В отличие от Российской Федерации, карантинные меры, введённые Казахстаном на своей территории, сразу отличались суровостью. При этом ещё в апреле президент страны Касым-Жомарт Токаев объявил: «Нам предстоит осуществить радикальную реформу здравоохранения, образования и науки. Кризис, как я уже говорил, тем и хорош, что обнажает все недостатки, несёт в себе огромные возможности. Мы должны воспользоваться ими. Работу по разработке реформ надо начать уже сейчас».

Как показала жизнь, кризис действительно обнажил серьезные недоработки казахстанского здравоохранения.

В совместной борьбе с пандемией


Предпринятые жёсткие карантинные меры позволили РК длительное время поддерживать число инфицированных на уровне от 200 до 500 заболевших в сутки. Лишь после ослабления карантинных мероприятий произошёл резкий скачок заболеваемости с пиковым значением 2 июля свыше 2 тысяч заболевших. Это был абсолютный рекорд суточной заболеваемости, после чего данный показатель ещё целый месяц колебался в пределах 1100-1900 новых случаев заражения. И это несмотря на возобновление жёсткого карантина и предпринимаемые антиэпидемические меры. Лишь к середине августа удалось добиться «докризисного» уровня в 200-500 человек, а потом и «опуститься» ещё ниже.                     
                                                                                
Этот, в общем-то, неплохой результат противодействия пандемии, вступил в полное несоответствие с тем, что предрекали республике эксперты, составлявшие Глобальный индекс безопасности здравоохранения. В нём Казахстану было уготовано 83-е место готовности в отражении пандемии. Однако неготовыми к ней оказались не постсоветские и некоторые азиатские государства, традиционно низко оценивающиеся западными экспертами (Китай – 51-е место, Россия – 63, Беларусь – 108, Узбекистан – 116-е места и т. п.), а лидеры упомянутого рейтинга с «лучшей в мире» медициной – США, Великобритания, страны ЕС.

Свою роль в Казахстане сыграли не только карантинные меры, но и помощь от соседей. Уже 21 апреля, буквально через несколько дней после начала выпуска в России тестов на COVID, из Москвы в РК было направлено 38 тысяч комплектов реагентов, каждый из которых позволяет протестировать 10 человек. Ещё в конце марта китайские специалисты вместе с коллегами из Южной Кореи, Японии и Швейцарии начали видео- и очные консультации с казахстанскими врачами по борьбе с вирусом. Из КНР поставлялись необходимые медпрепараты и материалы.

Помогла РФ и медиками, уже набравшимися опыта в лечении COVID-19. В Нур-Султане неоднократно «высаживались десанты» из российских врачей, уже имеющих опыт лечения больных коронавирусом. По оценкам их казахстанских коллег, самое важное, что они сделали, – это немедленно изменили протокол лечения больных. Российские наработки, в отличие от рекомендаций ВОЗ, позволяют не допустить пневмонии и тромбоза лёгких, которые и являются основной причиной смертности от COVID. Причём специалисты из Москвы, Подмосковья и других российских регионов работают не только в столице Казахстана, но и в областных центрах страны. Там же, где их присутствие невозможно по тем или иным причинам, российские специалисты оказывают видеоконсультации, как, например, саратовские врачи в Западном Казахстане.

Не останется Казахстан и без вакцины от страшного вируса, разработанной и уже производимой в России. Переговоры по данному вопросу были анонсированы казахстанским президентом ещё в начале августа. И хотя, по данным СМИ, из зарубежных партнёров РФ первой получит вакцину Белоруссия, Казахстан тоже не будет обделен.

Что скрывается за относительным успехом?


Разумеется, нельзя сравнивать ни масштабы финансирования противоэпидемических кампаний  двух государств, ни уровень развития фармакологической промышленности Российской Федерации и Казахстана, ни опыт российских и казахстанских врачей-инфекционистов в борьбе с пандемией. Хотя бы из-за того, что РК в куда большем относительном объёме пережил отток так необходимых ему сегодня специалистов.

В связи с процессами, происходившими на постсоветском пространстве, после 1991 года отсюда начался массовый отъезд этнических русских, украинцев, белорусов, немцев и даже казахов. И этот процесс не прекращается до сих пор, а среди эмигрантов оказалось немало медицинских работников. В значительной мере это породило в РК проблему недостатка собственных врачей, с которой республика наиболее остро столкнулась именно во время эпидемии. Несмотря на все усилия по обучению новых специалистов,   предпринимавшиеся в последние годы, оказалась разорвана преемственность поколений медиков, что, как отмечают сами казахстанцы, негативно сказалось на качестве оказания медицинской помощи больным COVID.

Возникла и острая нехватка больничных койко-мест для заражённых, что негативно сказалось на качестве их лечения. Но куда серьёзнее оказалась другая проблема, приведшая к настоящей панике среди населения: в аптеках исчезли даже элементарные антивирусные, антигриппозные препараты, которые спекулянты стали продавать сразу в десять раз дороже. Из-за возникшего ажиотажа к пустым аптекам выстроились огромные очереди. Людям, причём не только больным лёгкими формами COVID, стало просто нечем лечиться. Как писали казахстанские блогеры, «в аптеках можно было купить разве что минералку да экстракт подорожника (то есть пожелание от фармацевта быть здоровым)».

Дело оказалось не столько в слабости фармацевтической промышленности РК, сколько в недоработках со стороны Минздрава, компаний, занимающихся поставками медикаментов, и неготовности аптечных сетей. Ситуацию удалось нормализовать лишь после нагоняя, устроенного президентом страны тем, кто отвечал за положение дел в обеспечении лекарствами, а также получения гуманитарной помощи от соседей. Причём руководство СК «Фармация», снятое с должностей вместе с главой Фонда обязательного социального медицинского страхования, попало под следствие по подозрению в продаже препаратов, поступивших в страну в рамках гуманитарной помощи. Лишь после этого удалось нормализовать ситуацию с продажей медикаментов населению.

Реформе медицины быть?


В принципе, говоря о необходимости проведения медицинской реформы, Касым-Жомарт Токаев в первую очередь имел в виду завершение перехода к страховой медицине. Кстати, построенной на принципах, предельно близких к тем, что используются в России. Но, как уже было сказано выше, эпидемия COVID-19 выявила и другие острые проблемы казахстанской медицины. Одна из них – непонимание самой сути страховой медицины, когда даже высокообразованные люди недоумевают, почему выплаченные ими в ФОСМС (аналог российского ФОМС) средства они не могут потратить на собственное лечение или приобретение медикаментов. Возмущение населения вызывало и то, что даже в условиях пика эпидемии оно было не в состоянии приобрести антивирусные, антигриппозные, жаропонижающие средства и антибиотики без рецепта врача, не вправе оказать себе элементарную профилактическую помощь. Хотя, как известно каждому, легче предотвратить болезнь, чем потом с ней бороться.

В условиях борьбы с пандемией усугубила ситуацию и традиционная для Центральной Азии клановость, когда каждый руководитель тянет за собой выходцев из собственного региона, населённого пункта или даже рода, что отнюдь не способствует тому, чтобы в руководстве той или иной области концентрировались лучшие специалисты. Именно поэтому замена министра здравоохранения этническим корейцем Алексеем Цоем, не принадлежащим ни к одному известному казахскому клану, стала чуть ли не революцией в системе подбора кадров на высшие государственные должности. Да и первые шаги нового министра подают надежды на то, что в медицинской сфере Республики Казахстан произойдут изменения к лучшему.

Надежды вполне обоснованные: после кошмара, случившегося 2 июля, и продления жёстких карантинных мер заболеваемость резко пошла на убыль, что позволяет начать постепенное снижение карантинных ограничений. Уже подали заявки на возобновление работы более 500 крупных торговых комплексов и центров в одной только Алмате. Причём 90% из них разрешено это делать без дополнительных проверок со стороны санитарно-эпидемиологических органов, что говорит о существенном улучшении эпидемиологической ситуации в стране. А значит и о том, что казахстанская медицина довольно успешно противостоит опаснейшему вирусному заболеванию, поразившему весь мир.

***


Разумеется, отрицательные явления в казахстанской медицине, выявленные эпидемией коронавируса, будут тщательно проанализированы и, хочется надеяться, учтены в планах медицинской реформы, о которой заявил президент Казахстана. По крайней мере, все основания для этого имеются.
+3
    5 388