Сегодня

470,9    496,94    70,33    8,83
Общество
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Затишье перед бурей? В Казахстане есть все предпосылки для новой волны коронавируса

Сауле ИсабаеваQMonitor
21 мая 2022
Громкое заявление гендиректора ВОЗ Тедроса Гебрейесуса о том, что «пандемию коронавируса можно считать последней пандемией в истории человечества», вызвало жаркие споры в медицинских кругах. Самое интересное, что оно прозвучало в тот момент, когда в мире бушевал новый штамм «Стелс-Омикрон». Причём вспышки заболевания наблюдались именно в тех странах, где не переставали бороться с инфекцией (Китай, Европа), а не там, где и граждане, и правительства заметно расслабились, забыв про карантинные ограничения, как, к примеру, в Казахстане. Как можно объяснить этот парадокс? Действительно ли пик пандемии позади, и можно возвращаться к доковидной жизни? Об этом мы беседуем с д.м.н., профессором, академиком АЕН РК, генеральным директором International Academy of medicine and sciences Жумагали Исмаиловым.

- Жумагали Казыбаевич, как вы прокомментируете заявление г-на Гебрейесуса?

- Конечно, подобные заявления, мягко говоря, некорректны. Пока на Земле есть жизнь, борьба между макроорганизмом и микроорганизмами, то есть между человеком и бактериями, вирусами, – не закончится. Будут появляться всё новые и новые штаммы, и у каждого своя контагиозность (заразность), вирулентность (опасность) и способность приспосабливаться к разным условиям. Этот процесс невозможно просто так взять и выключить, так же как невозможно заранее изучить все вирусы (их ведь огромное количество). Можно лишь прогнозировать будущие угрозы заражений. Но для этого человечеству нужно постоянно искать, разрабатывать и, главное, использовать эффективные методы защиты от них. А это значит, что в состоянии повышенной готовности должны быть и власти, и ученые, и медицинские учреждения, и само население, тем более что мы имеем природные очаги особо опасных инфекций, с которыми нам придется сосуществовать всю жизнь.

Когда в 2006 году в Южно-Казахстанской области произошло массовое заражение детей ВИЧ-инфекцией, мы в Минздраве стали готовить нормативно-правовую базу для проведения реформы службы крови. Дабы не допустить подобных случаев в будущем, было принято решение перестроить систему так, чтобы она рассматривала всех пациентов как потенциально инфицированных ВИЧ, гепатитом и другими вирусами, бактериями. То есть все больницы, клиники, организации первичной медико-санитарной помощи и т.д. должны на ежедневной основе проводить профилактические и противоэпидемические мероприятия. Это пока единственный верный способ предупреждения рисков массового заражения.

Данная тактика применима и в случае борьбы с COVID-19, как показал и наш собственный опыт. Система безопасности в здравоохранении должна быть, прежде всего, направлена на недопущение инфицирования пациентов и медперсонала внутри медучреждений, а в условиях эпидемии эти мероприятия необходимо усиливать дополнительными мерами.

- Почему мартовская волна коронавируса захватила лишь некоторые страны, а другие обошла стороной? К примеру, у нас, как сообщил в недавнем интервью «Казахстанской правде» вице-премьер Ералы Тугжанов, «сегодня самый низкий за все время уровень заболеваемости – примерно 20 человек в сутки»...

- Пандемия ещё не закончилась. Новые штаммы и всплеск уровня заболеваемости чаще наблюдаются в тех странах, где ранее была манифестация инфекции. Связано это с тем, что у вирусов нет какого-то стабильного тренда, им свойственна цикличность – обострение, спад, затем рост. Если же динамика в течение длительного времени держится на каком-то одном уровне, то это вызывает определенные сомнения. Прежде всего, в объективности официальной статистики.

Да, в Казахстане мы наблюдаем значительный спад инфекции. Но надо понимать, что число выявленных коронавирусных больных - это лишь те, кому лабораторно установили диагноз. А есть ещё категория пациентов, не обратившихся за медпомощью, есть клинически не проявившиеся случаи. Кроме того, нельзя не учитывать специфичность и чувствительность самих тестов. Плюс многие граждане банально перестали сдавать ПЦР-анализы, поскольку сейчас в них нет особой потребности. Все это указывает на то, что объективность статистики является относительной. То есть, мы не имеем достоверных данных о том, какова на самом деле ковидная ситуация в стране.

Сейчас, очевидно, у нас фаза затишья. И чтобы завтра она не переросла в «шторм», мы должны максимально эффективно использовать её для анализа ситуации, работы над ошибками, пересмотра алгоритма лечения – с тем, чтобы подготовить систему здравоохранения к вероятным новым волнам и в будущем не допустить высокого уровня смертности. 

- Ещё летом 2020-го в стране ввели так называемую «презумпцию коронавируса». То есть, при проявлении у пациента любого заболевания с симптомами этой инфекции его автоматически относят к ковидным, вне зависимости от того, что показал ПЦР-тест. На ваш взгляд, это было правильное решение?

- Это был больше эпидемиологический подход. К тому же на тот момент наблюдался недостаток ПЦР-лабораторий, экспресс-тестов. Если помните, результаты приходилось ждать по нескольку дней. Конечно, диагноз в любом случае должен иметь доказательную базу, поэтому до лабораторной верификации инфекции на практике учитываются клиника и результаты других объективных методов исследования, к примеру, компьютерной томографии или рентгена…

- Как вы считаете, нам удалось после двух лет борьбы с КВИ выработать коллективный иммунитет? 

- У определенного количества казахстанцев уже сформировался иммунитет к вирусу в результате вакцинации либо перенесенной болезни. Разумеется, они менее уязвимы к новым вспышкам. Но о коллективном иммунитете пока говорить сложно. Как я уже отмечал, статистика не отражает реального положения дел, а именно того, сколько в стране на данный момент переболевших и вакцинированных, имеющих антитела. Последние, увы, явление временное и могут исчезать спустя всего несколько месяцев. А это значит, что те, кто переболел или привился в начале антиковидной кампании, вполне могли уже утратить необходимый титр антител и соответственно иммунитет. 

Вот почему некоторые заболевают повторно, в том числе после вакцинации. К сожалению, у таких пациентов зачастую пропадает доверие к вакцинам, и это весьма тревожный тренд. Ведь науке пока известен лишь один способ борьбы с эпидемией – это ревакцинация. Даже если её темпы не позволяют выработать коллективный иммунитет, граждане, прошедшие данную процедуру, имеют более сильную иммунную защиту и легче переносят болезнь. Это показывает и доказывает практика.

- Бытует мнение, что у переболевшего иммунитет гораздо сильнее и длительнее, чем у вакцинированного. Вы согласны с этим? Быть может, большинство казахстанцев уже перенесли инфекцию и тем самым остановили эпидемию? 

- Естественно, приобретённый иммунитет более специфичен. Но тут высоки риски летальности для человека, что мы все могли наблюдать во многих странах, особенно в начале пандемии. Вакцинация минимизирует эти риски, обеспечивает более легкие проявления болезни, выработку антител, иммунную защиту организма.

- Так стоит ли ждать новой волны коронавируса в Казахстане? И насколько серьёзной она может быть? Всё-таки рядом Китай, который в связи с растущей заболеваемостью ввёл локдаун сразу в нескольких регионах, а также Россия, где похожий сценарий прогнозируется в мае-июне… 

- Предпосылки для этого, конечно же, есть. Сейчас вирус снова атакует соседние страны и в скором времени может добраться до нас. А учитывая открытые границы Казахстана плюс то, что население порядком расслабилось и перестало соблюдать санитарные нормы, логично предположить, что последствия новой волны могут быть весьма серьёзными. 

Как мы уже не раз видели, новые штаммы коронавируса начинали своё путешествие с Поднебесной и далее распространялись по всему миру. И хотя каждая очередная волна слабее предыдущей, это не повод терять бдительность. Повторюсь, у нас есть время на то, чтобы провести анализ, укрепить систему здравоохранения, восстановить санитарно-эпидемиологическую службу, усилить профилактические и противоэпидемические мероприятия, выработать чёткие алгоритмы лечения. Помимо всего прочего, это нужно ещё и затем, чтобы в случае новых вспышек смягчить удары по экономике и бизнесу, которые пока толком не отошли от жёсткого локдауна и карантинных ограничений предыдущих лет.

- К слову, г-н Тугжанов заверил, что в стране «научились бороться с коронавирусом» и что, в частности, с последней волной «мы справились легко и быстро благодаря подготовленности нашей системы здравоохранения и медицинских работников». А как бы вы оценили состояние отечественной медицины и её способность противостоять опасным инфекциям?

- На протяжении этих двух лет протоколы диагностики лечения COVID-19 многократно пересматривались, что в итоге позволило выработать эффективную противовирусную терапию. Плюс медицинские работники успели набраться ценного опыта и адаптироваться к «новой реальности». К примеру, наша клиника успешно справляется даже с самыми тяжелыми формами пневмонии, в том числе у беременных пациенток.

Но ещё остаётся огромное поле для научных исследований, предстоит найти ответы на множество вопросов, чтобы в будущем более качественно и оперативно реагировать на подобные угрозы. В целом, конечно, пандемия стала жёстким экзаменом для казахстанской системы здравоохранения. Были обнажены её системные проблемы, которые теперь предстоит оценить и устранить.
-1
    7 984