Последние новости


Пантюркистский проект… Мечты мечтами, а экономически невыгодно

10 ноября 2012
883
29

Экономика пантюркизма

 

В последние десятилетия мир изменился до неузнаваемости, создавались одни союзы, рушились другие, с карт стирались страны и добавлялись новые, издатели учебников и карт не поспевали за вершившейся на глазах историей. У стран, которые вчера были частью большего, а сегодня оказались один-на-один с фактом своей отдельности, то и дело возникают экономические и политические задачи, которые требуют ответов на вопросы «кто мы?», «с кем?» и «куда движемся?». Это ведь только совсем оторванные от жизни люди, живущие от сериала к сериалу не понимают, что в глобализующемся мире даже деньги за работу дворника в поселке имеют отношение к международной блокаде Ирана. Люди, живущие в реальном мире, напротив, видят множественные взаимосвязи, в которых надо разобраться. Разбираться в таких вопросах желательно без влияния фантомных болей утраченных сателлитов - для одних, и жаждой делегировать по привычке ответственность за свою судьбу - у других.

Казахстан самой своей географией исторически находится между несколькими центрами традиционного строительства империй. На юге – Китай, на севере Россия, на юго-западе Иран, а если еще дальше на юго-запад – Турция. Отвлекаясь от сравнительного анализа Поднебесной, Российской и Османской Империй, попробуем рассмотреть вопрос прагматично, как европейцы, тем более что Европейский Союз, в отличие от вышеперечисленных империй, отошедших в прошлое – это добровольное, а не насаженное кем-то надгосударственное объединение. И построен он на единстве цивилизационного прошлого для решения прагматических экономических задач в настоящем. Дальше я прошу читателя по возможности отвлечься от иррациональных желаний как слияния, так и бегства от любых союзов, оставив для наших рассуждений только лишь прагматическую сторону вопроса.

Мировая экономика уже давно стала глобальной, каждая страна в той или иной мере вовлечена как в глобальные финансы, так и в глобальное разделение труда и товаропотоков. Безусловно, можно довести идею независимости до максимальной ее меры – закрыть границы – экономические, финансовые и товарные, засесть внутри и блюсти независимость ото всего мира. Сразу вспоминается рассказ Бредбэри про девушку, которая до 90 лет не поцеловалась, чтобы соблюсти свою чистоту и стерильность. Если вспомнить, что стерильность – это отсутствие жизни, то такое решение консервации независимости страны кажется совсем неразумным. Если в этом вопросе у нас с читателем есть понимание, то можно перейти к следующему.

Где та грань, за которой решение открыть свою страну миру и вступать в какие-либо объединения и союзы грозит утратой суверенитета? Наверное, надо для начала провести границу того, что мы считаем ценным и не хотим утратить, для меня это самобытная номадисткая культура со своей ясной и прямой иерархией ценностей, это двуязычная культура, это возможность самим устанавливать законы и нормы на своей земле, замечу, земле исторически и культурно гостеприимной и открытой вовне. Вот это список самого ценного, что и должен блюсти каждый желающий добра своей стране, и то, что нельзя променять ни на какие выгоды. В позитиве же будет прагматика – при каких региональных и глобальных объединениях Казахстан получит больше перспектив и возможностей не через сто лет, а здесь и сейчас для воплощения этих возможностей завтра для блага казахстанцев и страны. Если мы посмотрим на практику объединения Евросоюза, то видно, что даже процесс формальной гармонизации законодательных норм, режима пересечения границ и таможенного режима занял больше десяти лет. Введение евро заняло еще больше времени, и это при том, что после Второй Мировой у Западной Европы был мощнейший стимул в виде объединения против «идеологического противника». То есть нужно понимать, что новые сегодняшние союзы, если их конструировать с нуля, дадут результат разве что в следующем поколении. Это я не к тому, чтобы сходу отказываться от них, а для понимания горизонтов во времени.

Сейчас в мировом разделении труда Казахстан, после распада СССР, занял устойчивое положение поставщика ресурсов на мировые рынки и потребителем продукции высокой степени переработки. Если вообще ничего не предпринимать и продолжать «плыть по течению» в этом русле, то страну ждет закономерный результат – продолжение расслоения общества по доходам внутри страны, и полная зависимость от конъюнктуры мировых рынков. Это и есть независимость? Сомневаюсь… Думаю, и в органах власти понимают такие перспективы, что и порождает поиск союзников и попытка выйти из статуса исключительно сырьевого поставщика за счет региональных объединений. То же самое можно сказать и про тенденцию последнего времени – договоры между странами и региональными объединениями о прямых расчетах в национальных валютах. Это страхует договаривающиеся страны от долларовых колебаний, на которые страны не имеют никакого влияния. Это ли не прямые экономические выгоды и увеличение возможностей договаривающихся сторон? Да. Лишает ли нас это главных наших ценностей, которые и есть независимость? Нет, ценности нашего общества это не затрагивает.

Перспективы объединения на базе тюркского мира можно рассмотреть с разных сторон. Пусть меня простят и блюстители независимости, которые видят в этой перспективе возрождение Османской империи (в состав которой никогда не входил Казахстан, а те, кого покоряли, веками боролись за независимость) и противники Таможенного Союза, которые видят в этом «свободу от» Российской Империи. Я буду рассуждать только о возможностях и экономической прагматике. Предположим два крайних варианта сближения тюркского мира – конфедерация на базе пантюркизма и мягкий экономический союз по типу Таможенного. Любой союз, как мы знаем из практики создания Евросоюза, - это десятилетия гармонизации законодательства, создание инфраструктуры, обучение «новых чиновников» и так далее – это в мягком варианте только экономического союза по типу Таможенного. В варианте более тесной интеграции – это еще и язык, алфавит, и вытекающая из языка система образования и документооборота, фактически – полностью поменять государство – к десятилетию гармонизации законодательства, тарифов и таможенных режимов можно смело добавлять еще лет пять – и это оптимистический прогноз. То есть результат, как в случае тесной интеграции, так и в случае мягкой, только на экономической основе, будет лет через пятнадцать минимум, и это очень оптимистичные сроки.

Давайте также сравним нынешний товарооборот с ближайшими соседями и с Турцией. Основная доля товарооборота Казахстана в 2011 году пришлась на такие страны, как: Россия (18,8%), Китай (16,9%), Италия (12,8%), Нидерланды (5,5%), Франция (4,8%), Швейцария (4,1), Украина (3,5%), Австрия (3,2%), Германия (2,9%), Турция (2,6%), США (2,2%), Канада (2,0%), Узбекистан (1,5%).*

Даже если предположить, что за счет пантюркистского сближения с Турцией доля товарооборота Казахстана и Турции удвоится (что очень смелое предположение), то и тогда она будет занимать 5,2% от всего внешнего товарооборота Казахстана. Сомневаюсь, что эта доля может существенно вырасти, с учетом географии и уже установившихся глобальных мировых товарных и денежных потоков.

Кроме взаимного товарооборота есть еще один немаловажный показатель – рынок труда. Может быть он и не будет актуальным в случае только экономического сближения, но точно встанет на повестке дня в случае сближения более тесного. Из всех стран СНГ, пожалуй, только Казахстан не является поставщиком сверхдешевой рабочей силы – гастарбайтеров – на рынок труда России. Косвенно об этом можно судить по сальдо трансграничных операций физлиц между двумя странами. Сальдо по трансграничным операциям составило сумму, равную 377 млн. долл. Стоит отметить, что по итогам 2010 г. только у двух стран сальдо денежных переводов из России и в Россию оказалось положительным – у Кипра и Казахстана. По этому показателю Казахстан находится на первом месте в отношениях с РФ среди всех стран. Это может объясняться тем, что граждане остальных стран приезжают в Россию на заработки. Среди стран с явным преобладанием перечисления средств из России находятся Китай, Узбекистан, Таджикистан, Украина. Это может означать, что Казахстан обладает конкурентоспособной экономикой с хорошими материальными условиями для труда. В случае открытия рынков труда пантюркской зоны, именно Казахстан будет принимать у себя поток сверхдешевой рабочей силы, что безусловно скажется на оплате труда казахстанцев.

Таким образом, с точки зрения экономики Казахстана, переориентация на Турцию и тюркский мир может в пределе дать 5% от внешнеторгового оборота с обоюдоострой перспективой притока дешевой рабочей силы. И это ценой десяти-пятнадцати лет гармонизации законодательств, тарифов, норм. Будем надеяться, что эта перспектива не означает сворачивание уже устоявшихся отношений с ближайшими соседями и экономическими партнерами, с которыми Казахстан уже прошел долгий путь гармонизации законодательства, тарифов и стандартов. Да и годы взаимопроникновения культур, деловых и бытовых норм тоже не стоит сбрасывать со счетов. По крайней мере, последние двадцать лет Казахстану удавалось реализовывать многовекторную внешнюю политику, что стало одним из фундаментов успехов в экономике и социальной сфере по сравнению с нашими соседями. Будем надеяться, что и в этот раз получится.


Жомарт Ертаев | Капитал
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO