Последние новости


Пользуются ли спросом социалистические идеи в Казахстане?

15 февраля 2018
571
0

Несмотря на то, что прошло свыше четверти века с момента распада СССР, мы так и не смогли избавиться от патерналистских рудиментов советской эпохи, что находит отражение в проявляющихся в обществе настроениях. Известный казахстанский социолог Гульмира Илеуова сформулировала это следующим образом: «Но все-таки наиболее характерный тренд – это требование все большего увеличения государственного присутствия в экономике и в социальной сфере, а также сильный запрос на социальную справедливость в самом общем ее понимании».

 

Мы решили выяснить, насколько в этом контексте живучи в общественном мнении социалистические идеи и сформулировали несколько вопросов, адресовав их отечественным экспертам:

 

  1. С вашей точки зрения, находят ли в обществе поддержку социалистические идеи? Если да, то чем можно это объяснить?
  2. Какие слои или группы населения, на ваш взгляд, наиболее подвержены им и почему?
  3. Можно ли сделать допуск, что со временем такой тренд может трансформироваться в новый конкретный политический проект, типа партии или движения на социалистической платформе?
  4. Каков он, современный социализм – на практике (в мировом опыте) и каким должен быть в идеале? Чем он отличается от того, который был в СССР? Есть ли у него перспективы в Казахстане?

 

Султанбек Султангалиев, политолог: Недовольство порождает ностальгию

 

1. Социалистические идеи о социальной справедливости и равноправии всегда будут притягательными для большинства людей в силу их гуманистического содержания. Поэтому неспроста по мере увеличения расслоения общества на очень богатых и очень бедных тезис об увеличении роли государства в социальной сфере пользуется все большей поддержкой населения. И подобная тенденция в Казахстане будет только расти в силу ухудшающихся показателей развития отечественной экономики и, соответственно, увеличения численности социально уязвимых граждан.

 

Этому способствует ряд факторов. Во-первых, как известно, именно бытие определяет сознание. А во-вторых, среди простого народа все еще сильна историческая память о благополучных в социальном плане 70-х-начале 80-х годах прошлого века. Особенно в сельской местности, где контраст между прошлым и настоящим разителен.

 

2. Традиционно, конечно же, это, во-первых, представители старшего поколения казахстанцев, в силу особенного ностальгического отношения к поре своей молодости. Во-вторых, как уже указывалось выше, это социально уязвимые слои населения, которые ощущают по отношению к себе вопиющую недостаточность государственной социальной защиты.

 

Например, пособие на ребенка из малообеспеченной семьи сейчас в Казахстане составляет две с половиной тысячи тенге в месяц. Минимальный размер заработной платы и величина прожиточного минимума, установленные нашим законодательством – 28 284 тенге. На мой взгляд, это просто издевательство над людьми. Наше государство только на бумаге является социальным и миллионы казахстанцев ощущают данный факт на своем семейном бюджете.

 

Чем больше будет в стране недовольных существующим положением, тем больше среди них будет сторонников идеи обновленного социализма, который я называю социализмом с казахстанской спецификой.

 

3. Политический проект на социалистической платформе в стране уже существует – это Коммунистическая Народная партия Казахстана, в рядах которой насчитывается свыше 104 тысяч членов. Любой другой альтернативный проект левого толка будет неконкурентоспособным с ним по причине того, что данная электоральная ниша давно и прочно занята парламентской партией «народных коммунистов».

 

Конечно, подобные попытки, полагаю, будут предприниматься. Как, например, с пока малопонятной Народной Социал-Демократической партией «Алаш». Но ничего вразумительного, кроме автоматически позаимствованных частей названия уже существующих КНПК и ОСДП, у инициаторов данного проекта пока не наблюдается.

 

Конкуренцию социалистическому тренду может составить только националистический, но это путь в никуда, который не принесет ничего хорошего, ни государству, ни обществу.

 

4. Я выскажу свое личное мнение, которое, конечно же, во многом отличается от официальных трактовок советской историографии. На мой взгляд, еще ни одно общество в истории человечества не достигло социалистического уровня. То, что было в СССР, социализмом не являлось, несмотря на все уверения и заклинания пропагандистской машины КПСС.

 

В лучшем случае, советский строй можно было бы назвать государственным капитализмом, но никакого отношения к собственно социализму советская формация не имела, несмотря на внешние, преимуще ственно, идеологические признаки. То, что мы видим сейчас в Китайской Народной Республике так же невозможно назвать социализмом. Хотя можно согласиться с тем, что китайская модель смешанной экономики оказалась намного более прогрессивной по сравнению с плановой экономикой СССР. Что и позволяет Китаю уверенно занимать второе место в мировой экономике и постепенно продвигаться на первую позицию. Борьба с бедностью так же является приоритетом китайского пути к социализму. Таким образом, курс Компартии Китая на построение социализма с китайской спецификой не является идеологическим штампом и вынужденной данью недавнему историческому прошлому, а выступает как осознанный и прагматичный выбор современного поколения руководителей китайской компартии.

 

Не существует универсальной модели социализма, как и одного единственного курса построения основ социалистического общества. У каждой страны свой уникальный путь, который мы наблюдаем, к примеру, в Китае, на Кубе, во Вьетнаме.

 

Социалистический эксперимент в СССР, закончившийся крахом, тем не менее, имел всемирно-историческое значение, так как задал новый вектор развития современному социалистическому строительству и послужил наглядным примером, как не надо «строить социализм» в отдельно взятой стране. Смешанная экономическая модель, при которой заимствуется все лучшее от капитализма, в первую очередь право предпринимательской инициативы, экономическая конкуренция и синтезируется с достижениями социалистической системы – планированием макроэкономических процессов, социальной защищенностью людей, является, на наш взгляд, востребованной и оптимальной для современного Казахстана.

 

Мы же уже видим, что та форма капитализма, которая установилась в нашей стране, привела к весьма печальным последствиям. Так, общий внешний долг Казахстана достиг к 1 июля 2017 года 167,9 миллиарда долларов, сельское хозяйство и промышленность находятся, увы, не в самом оптимальном состоянии. Страна не может себя прокормить, одеть и обуть, количество самозанятых (а по сути скрытых безработных) стабильно держится за двухмилионной отметкой, по основным экономическим показателям, за исключением добычи нефти, Казахстан даже не приблизился к показателям Казахской ССР 1990 года. От статуса «банановой» республики нас может спасти только принципиально новая политическая и экономическая модель развития.

 

Нуртай Мустафаев, политический аналитик: Это глобальный тренд

 

1. Поддержка идей социальной справедливости, принципов социального государства, составляющих основу современных социалистических идей, резко возрастает. Причём не только в казахстанском обществе, но и во всем мире. Поэтому это глобальный процесс. Сегодня мир стоит перед дилеммой – либо бесконечно и безуспешно пытаться «подрихтовать» прежнюю экономическую модель абсолютного доминирования финансового капитала, либо переходить к иной экономической и общественной системе. Сегодня уже более чем очевидно, что базируемая на приоритете интересов глобальных финансовых групп модель зашла в тупик. Мировой финансовый и экономический кризис разразился в августе 2007 года, когда лопнул «мыльный пузырь» на рынках ипотечного, потребительского и других видов кредитования в США, а в 2008 году перекинулся на остальные страны мира, включая Казахстан.

 

И этот глобальный кризис вовсе не прерывался, а продолжается и по сей день. Только в Казахстане за последнее десятилетие принимались несколько антикризисных программ.

 

Но череда обвальных девальваций – февраль 2009 г., февраль 2014 г., август 2015 г. – продолжалась, отражая перманентный характер кризиса. Дело не в том, что в обществе вдруг стали пользоваться поддержкой социалистические идеи. Для большинства людей политические идеи, доктрины – понятия отвлеченные. Падение уровня жизни, реальных доходов простых казахстанцев, реалии повседневной жиз-ни, когда при посещении магазинов цены неприятно удивляют, суммы к оплате вквитанциях на коммунальные услуги неуклонно растут – вот где следует искать причины востребованности сильной социальной политики.

 

В плане личного (семейного) бюджета у большей части граждан доходы и необходимые расходы не сходятся. Оскудевший кошелёк казахстанца определяет социальное самочувствие, отношение к жизни, окружающим, власти, политике. Поэтому в обществе возрастает запрос на сильную социальную политику, смену экономического курса, экономической модели, утверждение не декларативного, а реального социального государства. Напомним, статья 1 Конституции начинается со строк: «Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы». Но, на деле, можно констатировать, что пока Казахстан не «социальное», а скорее «асоциальное государство».

 

После распада Союза и перехода к новой общественной системе, Казахстан был всегда впереди других постсоветских стран в вопросах приватизации госсобственности (и где все эти ПИКи – приватизационные инвестиционные купоны?), реформ финансового, банковского сектора, ухода государства не только из экономики, но и сферы образования, здравоохранения, науки. Какова ситуация в этих сферах сегодня, известно всем. Стоит ли после этого удивляться живучести в массовом сознании социалистических идей.

 

2. Идеям социальной справедливости, сильной социальной политики подвержены пенсионеры, студенты, все наёмные работники, как в бюджетном (государственном), так и в частном секторах экономики. Сюда можно отнести всех самозанятых, включая индивидуальных предпринимателей, подавляющее большинство представителей малого и среднего бизнеса. По аналогии, все перечисленные группы общества являются приверженцами этих идей в развитых странах Европы, в которых давно утвердилось социальное государство.

 

И даже крупный бизнес в лице промышленников привержен этим идеям. Поэтому проще сказать, какая группа не привержена этим идеям. Она немногочисленна, но наиболее влиятельна – это финансовый бизнес.

 

3. На сегодняшний день в Казахстане официально зарегистрированы шесть партий. Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП) известна больше редкими заявлениями и обращениями и не артикулирует необходимость сильной социальной политики, незаметно «дрейфуя» в сторону этнонационализма. Сколько-нибудь значимой поддержки среди населения не имеет. Хотя Коммунистическая Народная партия Казахстана (КНПК) позиционирует себя как коммунистическая, задачи и практическая деятельность, которые она перед собой ставит, позволяют отнести её к социалистической платформе. Следует признать, что представители этой партии последовательно пытаются, и иногда небезуспешно, отстаивать поправки в законопроекты, инициировать разработку и принятие социально направленных законопроектов.

 

Сегодня происходят глобальные изменения в экономиках стран мира, идёт поиск новых моделей развития, отказ от безраздельного доминирования финансового капитала, финансовых элит. Водораздел идёт по линии либерализм/консерватизм, финансовые элиты/промышленники, правые/ левые.

 

Олицетворением новых трендов является победа Дональда Трампа на президентских выборах 2017 г. в США, последующая борьба сторонников Трампа правых консерваторов с левыми либералами от Демократической партии и истеблишмента США. Знаменательны усиления влияния правых консерваторов в Европе – партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен во Франции, партии «Альтернатива для Германии» в ФРГ, «Австрийская партия свободы» в Австрии. Тем не менее, очередной виток глобального кризиса может привести к востребованности левых партий, в частности к усилению левого консерватизма. Причём, именно на постсоветском пространстве. Наглядный пример – Россия, в которой влияние и популярность левого консерватизма последние годы возрастает. Все левоконсервативные политические силы объединены в «Левом фронте» России.

 

В отличие от прежних «левых», «левые консерваторы» выступают за традиционные ценности, против либералов, либерализма, однополых браков и т.д.

 

4. Палитра современного социализма весьма разнообразна. Так же как и разнообразны страны мира, их история, природная среда, культура, население, особенности политических систем. Многим невдомёк, что после Второй мировой войны Западная Европа стала фактически социалистической. Социалисты находятся у власти в большинстве стран Западной Европы с начала 1970-х гг. и претворили в жизнь принципы социального государства. Социалисты были весьма успешны на посту глав государств: Улоф Пальме (Швеция), Вилли Брандт (ФРГ), Бруно Крайский (Австрия), Франсуа Миттеран (Франция) и ряд других.

 

С подачи разваливших Советский Союз либеральных публицистов, деятелей творческой интеллигенции, партноменклатуры, национальных элит бывших союзных республик, социализм пытались и пытаются представить в карикатурном свете и исключительно в негативном плане. Выпячиваются исключительно лишь репрессии. Вспоминается как Солженицын, будучи монархистом и ненавистником всего советского, первым еще в 1975 году озвучил абсолютно фантастическую цифру жертв политических репрессий – 110 миллионов человек.

 

Между тем, не следует забывать, что вся основная нынешняя промышленная база Казахстана, которая лишь частично уцелела в лихие 1990-е гг., все гиганты индустрии – нефтегазовые месторождения, крупнейшие предприятия цветной и черной металлургии, сталелитейные заводы были построены в столь ненавистный нынешним либералам, демократам, советский период. Тогда же были построены железные дороги, города, большая часть объектов социальной инфраструктуры – вузы, школы, больницы, дворцы культуры. Надо понимать, что опыт СССР был уникален, в чем-то достаточно успешен и в то же время весьма противоречив.

 

Однако, при всех издержках, он соответствовал духу времени. Повторить его невозможно, да и не надо. Сегодня другие времена, другие условия. С другой стороны, в истории есть примеры успешности построения социального государства – те же страны Западной Европы с одними из самых высоких стандартов качества жизни в мире. Примером успешности претворения социалистических идей может служить Китай, который выходит на позиции мирового лидера со своей специфической моделью развития.


Кенже Татиля | Central Asia Monitor
  • Не нравится
  • +3
  • Нравится
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO