Последние новости


Уезжают... и пусть? Юлия Кисткина - относиться к отъезду русскоязычных из Казахстана нужно спокойно

5 мая 2018
1 224
0
Коллаж: © Русские в КазахстанеКоллаж: © Русские в КазахстанеКоллаж: © Русские в Казахстане

 

«Прощание славянки». Русскоязычные продолжают уезжать из Казахстана

 

Российская программа содействия добровольному переселению соотечественников на ПМЖ в Россию становится все более привлекательной для русскоязычного населения Казахстана, несмотря на то, что манны небесной на исторической родине им никто не обещает.

 

Изначально инициированная российским президентом Владимиром Путиным программа «собирания соотечественников» если и не воспринималась как шутовская прокламация, то, как минимум, настораживала наличием приличного количества дегтя в той бочке меда, которую разводила вокруг этой идеи путинская администрация. Стать ветру перемен попутным мешали непродуманность и отсутствие реально работающих механизмов программы. В итоге вместо толп русских, воспылавших любовью к матушке России и сносящих заградительные барьеры на границах, в первый год реализации программы РФ «насобирала» по всему постсоветскому пространству лишь 500 переселенцев. И это было закономерным итогом.

 

Прокукарекав о массовом исходе русских из братских стран, российские чиновники посчитали свою миссию выполненной и пустили эту идею на самотек, забыв «подмазать рельсы». Для примера можно привести ситуацию, складывавшуюся на тот момент в Красноярском крае, который изголодался не только по высококлассным специалистам, но и по работникам среднего звена. Ожидалось, что этот голод утолят переселенцы и что в первые два года в регион приедут порядка десяти тысяч рабочих рук.

 

Но заявки на переселение в край за это время поступили лишь от 50 человек. Упрощенная процедура получения гражданства, подъемные, субсидии на переезд – все это неплохо, но беда в том, что на зарплату в четыре -десять тысяч рублей заманить людей невозможно. А дополнительных льгот и преференций местная администрация предоставлять переселенцам не собиралась.

 

Аналогичная ситуация складывалась и в других регионах, где разговоры о льготах, о предоставлении жилья и работы тоже оказывались пшиком. Например, руководство Калужской области официально и прямо заявляло: «Соотечественники будут иметь те же возможности, что и все. Мы рассчитываем только на то, что переселенцы приедут в область с деньгами, вырученными от продажи своей недвижимости, на которые купят жилье у нас». Хотя в большинстве своем губернаторы российских глубинок предпочитали вешать потенциальным переселенцам лапшу на уши, как это было, например, в Калининградской области, заявлявшей о готовности принять 300 тысяч человек. Приманивали чиновники потенциальных участников программы не только обещаниями достойной и высокооплачиваемой работы, но и возможностью бесплатно получить квартиру в новостройке. Но достаточно быстро выяснилось, что льющийся с уст чиновников елей – банальная ловушка: в области и без переселенцев было зарегистрировано 180 тысяч безработных, да плюс 40 тысяч очередников на жилье.

 

Подобных примеров можно привести массу, и все они не в копилку идеи массового переселения русскоязычных в Россию. Да, миграционные всплески случались, но они были вызваны либо ухудшением социальноэкономического положения в странах проживания соотечественников, либо вспышками там националистических настроений, что заставляло особенно чувствительных и мнительных граждан паковать чемоданы. Но количество их оставалось небольшим, и говорить о некой тенденции к массовому исходу как русских, так и русскоязычных граждан из Украины, Казахстана, Кыргызстана и других стран СНГ не приходилось. Всего с 2007-го до конца 2012-го в Россию в рамках программы содействия добровольному переселению, по данным МИД РФ, переехали 110 тысяч человек, или в среднем по 20 тысяч в год, тогда как изначально планировался ежегодный приток 300 тысяч соотечественников.

 

Ситуация изменилась в 2013-м, когда программа была кардинально пересмотрена. В следующие пять лет она все меньше напоминала авантюру и становилась реальным рабочим инструментом. По данным все того же МИД РФ, в прошлом году по этой программе в России обосновались немногим меньше 120 тысяч переселенцев. Годом раньше, в 2016-м, их было больше – 146 тысяч. Можно, конечно, предположить, что пусть и несущественные, но все же коррективы в процесс переселения внес формируемый в отношении России образ «страны – агрессора». Но причина тут явно другая – сокращение миграционного потока из Украины. Его пик пришелся на 20142016 годы, и за это время основная масса желающих успела переехать на новую родину.

 

Статистика, к сожалению, не уточняет, из каких конкретно постсоветских стран был сформирован новый «российский человеческий капитал» в прошлом году, но, судя по различным заявлениям официальных лиц, основными странами-донорами по-прежнему остаются Украина, Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан и Казахстан. И отчасти это подтверждают данные Комитета по статистике РК: в прошлом году в Россию на ПМЖ выехали 26 тысяч русских (в 2016-м цифра была меньше – 23,5 тысячи). В основном уезжают из Караганды, Темиртау, Петропавловска, Усть-Каменогорска, Семея, Кокшетау, Павлодара. Реже из Астаны и Алматы, поскольку в столичных городах многие процессы, способствующие оттоку населения, нивелируются.

 

Уезжают, конечно же, далеко не «алкаши», как считает большинство пользователей социальных сетей. В рамках программы содействия добровольному переселению соотечественников это, в принципе, невозможно, поскольку она предъявляет кандидатам достаточно жесткие требования. Как говорят члены рабочих групп, занимающихся реализацией этой программы, «в основном выезжают очень грамотные, образованные люди. Много молодых специалистов, имеющих высшее образование, порой не одно». Подтверждают это и российские чиновники. Например, Эльмира Зарипова, министр труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан, только с прошлого года задействованной в программе. По ее словам, одобрение на переезд в республику получили «граждане, средний возраст которых составляет 35 лет; имеющие высшее профессиональное образование; имеющие опыт работы по полученной специальности; имеющие профессию по образованию, соответствующей перечню наиболее востребованных работодателями профессий Республики Татарстан; имеющие детей; осуществляющие трудовую деятельность в сферах образования, здравоохранения, информационно-коммуникационных технологий».

 

Почему же русские и русскоязычные продолжают уезжать из Казахстана? Этому процессу можно давать разные оценки: «неблагодарность», «измена родине», с одной стороны, «притеснения» и «обиды» – с другой. Но на самом деле он естественен, логически мотивирован и продиктован лишь тем, что «рыба ищет где глубже, а человек где лучше».

 

Конечно же, главной причиной откочевки на историческую родину становится вовсе не получение подъемных, максимальный размер которых для семьи из трех человек не превышает полумиллиона рублей (чуть больше 2,6 миллиона тенге), если речь идет о переселении в приоритетные, согласно программе, регионы России, которые многие считают «концом географии», – Дальний Восток, Иркутская область, Забайкалье, и не более сорока тысяч рублей (211 тысяч тенге) применительно к другим регионам. Спусковым крючком становятся социально-экономические факторы и накопленная психологическая усталость.

 

Никто не говорит о том, что русским живется в Казахстане плохо, что их кто-то притесняет по национальному признаку. Но с учетом демографических тенденций, которые уже довольно явственно рисуют образ будущего Казахстана как моноэтнического государства с естественным расширением зоны применения казахского языка, далеко не все русскоговорящее население видит себя в этом трансформированном мире. Тем более что никто в стране до конца не понимает, какой будет национальная политика после пресловутого транзита власти. Свою лепту вносят перманентно разгорающиеся дискуссии с отрицанием общего исторического прошлого, рост русофобских настроений с обязательным зачислением русскоязычных диаспор в число латентных сепаратистов, бесконечные реформы в образовательной и социальной сферах, конечная цель которых вызывает естественную обеспокоенность за собственное будущее и будущее своих детей. Все это вкупе формирует тот самый негативный фон, который заставляет русскоязычное население все чаще присматриваться к путинской программе.

 

Безусловно, он так бы и оставался фоном, если бы русскоязычное население в полной мере могло реализовать свое право на труд. Но даже неплохое знание казахского языка, как показывает практика, не является гарантией получения престижной работы, особенно в государственных структурах. Именно этот фактор, скорее всего, и является основополагающим при принятии представителями русскоязычных диаспор окончательного решения уехать в Россию. Тем более что после внесения в 2013 году изменений в программу содействия добровольному переселению постоянно расширяется круг регионов РФ, готовых не просто принять соотечественников, обеспечив их работой, но и в определенных случаях предоставить им жилье.

 

В качестве примера можно привести молодую семью из Алматы, три года назад переехавшую в Тверскую область. Ее глава несколько лет проработал на алматинском вагоноремонтном заводе рядовым слесарем, хотя и имел профильное высшее образование. На карьерный рост рассчитывать отчаялся. Каждое обещанное повышение уходило из-под носа. Став участником программы переселения, он уже на следующий месяц после переезда в Россию был принят инженером на Тверской вагоностроительный завод. При этом семью на первое время обеспечили служебным жильем. Сейчас бывшие алматинцы живут в собственном коттедже – как молодая семья они были включены в льготную жилищную программу.

 

Стимулируют отток из Казахстана и более высокая средняя зарплата в соседней стране (в пересчете на нашу валюту 215 тысяч тенге против 150 тысяч тенге в РК), а также более внятная система социальных гарантий, будь то пенсионное обеспечение или «материнский капитал». Совсем недавно переселившихся в Приморский край соотечественников на законодательном уровне «наградили» правом на «дальневосточный гектар». И таких «пряников» в закромах у «регионов прибытия», думается, немало. Не так давно Дмитрий Кротов, заместитель начальника управления государственной службы занятости населения Кировской области, которая только в этом году стала участником программы, заявил о намерении стимулировать приток медицинских работников в регион. «Им будут дополнительные гарантии из бюджета», – пообещал чиновник.

 

В общем и целом можно констатировать, что рост миграционных настроений среди представителей русскоязычных диаспор сохранится и дальше, тем более что некоторые регионы РФ заточены на переселение в них преимущественно выходцев из Казахстана. Например, на сайте посольства России в РК можно увидеть объявление следующего содержания: «Требуются квалифицированные специалисты из числа граждан, проживающих в Республике Казахстан, для горнодобывающей отрасли Хабаровского края». И к этому процессу нужно относиться спокойно, без ненужных эмоций.


Юлия Кисткина | Central Asia Monitor
  • Не нравится
  • +24
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO