Сегодня
424,49    504,51    64,57    5,59
   Нур-Султан C    Алматы C
Политика
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

«Кощеи бессмертные» Кто победит в Киргизии: устроившая переворот молодежь или «аксакалы» от политики?

Алексей ТоркИА Фергана
8 октября 2020
В «революционном» Кыргызстане намечается неожиданный раскол. Пока многоопытные политики лихорадочно распределяют между собой кресла и создают временные переходные структуры для управления страной, молодые оппозиционеры, сделавшие «ночную революцию» и ставшие в стране новой силой, проводят свои митинги, требуют полной люстрации, выдвигают своих претендентов на государственные посты. «Фергана» опросила нескольких экспертов, попросила их оценить эту коллизию и дать расклад общей ситуации в стране.

* * *


В течение последних суток киргизская оппозиция активно разделяется на «старую» и «новую». 

В ситуации безвластия, хаоса и яростного дележа постов «новая» оппозиция — представители молодого поколения политиков и активистов — со вчерашнего дня проводит новые митинги. На них выдвигаются требования о полной люстрации. Также молодежь требует прекращения «узурпации власти». Среди протестующих – активисты партии «Реформа», а также движения «Баштан Башта» («Начни сначала»). 

«Мы не признаем Координационный совет (кстати, советов» в стране уже несколько. — Прим. «Ферганы»). Мы хотим видеть молодых и новых политиков, а не старых чиновников и министров», — говорят активисты. 

Сегодня с утра у дома правительства собрался еще один митинг. Митингующие пытаются проникнуть внутрь здания. Да и в ночь на понедельник именно молодежь совершила переворот, ставший для многих неожиданным, в результате которого киргизская власть рассыпалась в течение буквально одного часа. Требования молодежи хорошо вписываются в сегодняшнее настроение большей части киргизского общества, опасающегося, что новую революцию присвоят старые лица. Как это было по итогам прежних двух революций. 

«Ночью, когда митингующие задыхались и голыми руками брали продажную власть, не было никаких политдиназавров», — напомнила в своем фейсбуке гражданская активистка Алтын Капалова. — Когда женщины, мужчины, совсем юная молодежь бежала в сторону огня и дыма, не было ни Бабанова, ни Мадумарова. А сейчас «Замандаш», «Чон Казат», «Мекенчил» (проигравшие на выборах партии. — Прим «Ферганы»), и откуда-то появившийся Бабанов делят кресла». 

«Политические кощеи бессмертные, ждёте пока иглу вашу найдем?», — грозится девушка. 

«Там в основном, кстати, были городские, что не свойственно вообще нашим революциям. Была идеалистическая, во многом, городская молодежь. Произошло то, чего в Кыргызстане раньше не случалось… Только к утру стали подтягиваться, можно сказать, крепкие парни и с камнями и с палками, но это уже к утру, — рассказывает «Фергане» политолог, директор аналитического фонда «Эльчи» Денис Бердаков. — Кстати, большинство лидеров, надо честно признать, в понедельник почти сразу исчезли с площади часов в 18 часов вечера, когда поняли, что могут начаться беспорядки, они просто  испарились. Осталось буквально несколько молодых лидеров. Из партии «Ата-Мекен», например. И в этот момент все решилось. Толпа не захотела расходиться. Сыграл количественный фактор. Если бы их было меньше — МВД просто их разогнало бы и все. Но тут толпа устояла, первый натиск сдержала, лидеры партий увидели, что есть потенциал, что митинг можно продолжить. С регионов понеслись люди десятками, сотнями. Таласская область, Нарынская, Иссык-Кульская, новостройки Бишкека, и в это время все и пошло». 

Политолог Марс Сариев также отмечает неожиданный «молодежный» фактор в свершившемся перевороте и его первоначальную «стихийность»: «Это следует изучать, и мы не знаем, есть ли внешний фактор. Пока нет никаких данных, свидетельствующих об этом. И удивительным образом молодежь — это она смогла продавить силовиков. Власти тоже не ожидали такого развития событий. Жээнбеков до двух ночи находился в Белом доме. Потом колонна из двадцати машин на большой скорости выехала в два часа ночи, когда уже шел захват «Белого дома». По пути сбили несколько человек. Говорят, что один человек погиб. Я думаю, (переворот) стал неожиданностью для всех… Затем всю ночь приезжали молодые люди с северных регионов и перелом наступил в час-два ночи, когда очень много стало людей. Они фактически блокировали милицию и спецназ. Часть спецназа перешла на сторону протестующих». 
* На видео ниже: Кандидат в депутаты от партии «Ата Мекен» Тилек Токтогазиев борется с «самовыдвиженцем» и назначенцем от части депутатов Садыром Жапаровым за пост премьер-министра. 7 октября 2020 года.   

Специалист по вопросам Центральной Азии, российский эксперт Александр Князев, впрочем, не очень верит в «стихийность» смены власти. 

«Я предполагал этот протест, но не думал, что это произойдет так быстро. А то, что всё произошло так быстро, говорит о том, что это готовилось. Протест северных кланов, он зрел. В латентной, закрытой форме готовился. Стихийно такие вещи, конечно, не происходят», — сказал «Фергане» эксперт. По его оценке, «интрига выборов состояла в том, что между собой боролись две партии, стоящие за двумя семейными южными кланами: «Мекеним Кыргызстан» клана Матраимовых, и «Биримдик, соответственно, клана Жээнбековых. Но при этом по первым цифрам, появившимся по итогам (голосования), проходили эти две партии, и несколько мест оставалось еще двум, тоже южным партиям. То есть, северные киргизские племена оставались не у дел. И этот протест – попытка северных кланов изменить баланс в свою сторону привычным и ставшими уже традиционными для Киргизии способом». 

Эксперт Денис Бердаков, в свою очередь, опровергает версию регионального противостояния. «Нет, я это часто слышу, но нет. На самом деле этого варианта нет. Могло бы в это превратиться если бы в Бишкек начали перебрасывать южный электорат в поддержку президента. Этого не произошло. Здесь проявлено благоразумие. Там поняли, что можно отыграться на парламентских выборах. Повторить ситуацию 2010 года, когда, помните, после революции вся значимая часть чиновников свергнутого Бакиева заняла первое место в парламенте в составе партии «Ата Журт», в 2011 году. Сейчас эта схема в каком-то виде может повториться. Потому что сейчас все боятся этого противостояния. Никто сейчас не уверен, что они в этой схватке победят». 

При этом, как отмечает политолог Марс Сариев, в стране появилась новая сила. И привычного формирования власти из старых политиков, как это случалось раньше, может не произойти. 

 «Сейчас очень интересный процесс идет. Дело в том, что, скажем, выпущенные из тюрем Атамбаев, Сапар Исаков и другие, да, они являются противниками Жээнбекова, но они из старой когорты, поэтому делавшие вчерашние события молодые ребята из партии «Реформа» настаивают на полной люстрации и на том, чтобы не допускать и их, этих освобожденных из тюрьмы людей, к власти. Потому что это будет с их точки зрения полное дежавю. Поэтому здесь две силы уже размежевались. Одна сторона требует полной люстрации, прихода новых людей. Думаю, это будет армянский вариант Пашиняна, за который выступает прозападный вектор молодых ребят из партии «Реформа». Вторая сила — это те, которые выпущены из тюрем: Равшан Жээнбеков, Жапаров, Атамбаев и т.д. Они быстро создали координационный совет для формирования «правительства народного доверия». Противоречие между силами есть, поэтому на местах хаос, самоназначения акимов, местных мэров, и здесь в столице произошли нелегитимные назначения в прокуратуру, на должность главы МВД, ГКНБ, столичного мэра», — говорит Марс Сариев.

Все эксперты уверены в том, что главная опасность в текущей ситуации – затягивание с созданием твердой и легитимной власти. Иначе нынешний кризис и хаос могут стать системными. 

«Страна действительно на грани гражданской войны. И действовать надо очень аккуратно, потому что такого еще не было, — предупреждает Денис Бердаков. — Уже всем понятно, что такому огромному количеству людей — лидерам различных групп, новых партий, очень сложно поделить власть. Потому что в предыдущие разы в Кыргызстане всегда сносили президентов. Сейчас он остался неснесенным. По факту может так получиться, условно, что Жээнбеков будет переходным президентом. Его просто не будут трогать, но он не будет иметь никаких рычагов власти. Все силовые органы могут попасть под контроль сложной политически неоднородной группы, в парламенте будут решать, кто из них сильнее. Назначат правительство, и парламент сможет провести выборы. Скорее всего схема будет сложной». 

Марс Сариев так же считает, что без скорейшего обретения легитимности новой власти страна может свалиться в глубочайшую яму. 

«В условиях двоевластия, хаоса, смогут ли политические силы сгруппироваться и направить всё в правовое русло? Это вопрос. А без этого мы как бы страна полевых командиров, я ранее давал прогноз, что такой риск существует. Создана опасная ситуация, опасный люфт времени, когда действующая оппозиция, которая заняла кабинеты власти, она нелегитимна, в то время, как действующий президент легитимен, но он лишен практически всех рычагов власти и неизвестно где находится. И не имеет уже авторитета ни у силовых структур, ни на юге. И на юге уже сторонников Жээнбекова вытеснили с площади в Оше. Самоназначенный прокурор Шыкмаматов объявил, что будут арестованы Матраимов и его братья. Но они выехали из Кыргызстана. Таким образом мы находимся в очень странной ситуации…»

Александр Князев особых сложностей с легимитизацией новой  власти не видит: «Легитимизация подобного рода власти в Киргизии происходила уже, как минимум, дважды. Символом легимитизации является внешнее признание. Ну, по крайней мере, со стороны основных партнеров. А партнерам нужно иметь с кем-то дело. Поэтому признали в свое время Бакиева, потом признали временное правительство с Отунбаевой. Признают и сейчас, куда денутся. Может, не сразу, не быстро. Касательно России…Я думаю, что по-хорошему, исходя из собственно российских интересов, Россия должна взять паузу. Посмотреть, кто реально станет властью. Какими способами они будут легимитизироваться. Как будет себя вести еще остающийся парламент, как будет себя вести Жээнбеков. И затем иметь дело с тем, кто станет реальной властью, вот и всё», — заключил российский политолог. 

Денис Бердаков, в свою очередь, считает, что «внешним партнерам», возможно, придется иметь дело с несколькими центрами власти.
«Все эти союзы, коалиции, участники которых вчера еще друг друга ненавидели, понятно, что все они недолговечные, и сейчас все тут пытаются понять, кто из них лидер. Проблема в том, что явного четкого лидера сейчас нет. Есть три-четыре очень крупных конгломерата, и внешнеполитическим игрокам говорить придется со всеми. Если будут попытки ставить на кого-то одного, это мгновенно приведет к тому, что все остальные объединятся против него», — считает Бердаков. 
0
    4 117