Сегодня

469,17    495,07    67,46    7,56
История
Повлияли ли текущие кризисные события на ваши миграционные настроения?

Из опыта Государственного комитета обороны СССР

Владимир ПрохватиловФонд стратегической культуры
24 октября 2022

Мозговой центр и механизм перестройки страны на военный лад


 Великая Отечественная война оставила огромное число примеров нестандартных решений и практических действий, благодаря которым стала возможна победа Советского Союза.
    
Сразу же после начала войны стало ясно, что политическая система и государственный аппарат страны оказались не готовыми к большой войне. Потребовалось создание новых, чрезвычайных органов власти. Ключевым в этой области стало создание Сталиным на девятый день войны, 30 июня 1941 года, Государственного комитета обороны (ГКО).

    
    
ГКО, образованный совместным постановлением Президиума Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР 30 июня 1941 года, являлся чрезвычайным высшим государственным органом весь период Великой Отечественной войны и просуществовал до 4 сентября 1945 года. ГКО возглавил Сталин, его заместителем стал Молотов. В состав ГКО вошли Георгий Маленков, Лаврентий Берия и Климент Ворошилов. Позднее состав ГКО был расширен, в него были включены Николай Булганин (вместо Ворошилова), Николай Вознесенский, Лазарь Каганович и Анастас Микоян.
    
Основные решения Государственного комитета обороны готовились и проводились силами аппарата Наркомата обороны и Генерального штаба, причем зачастую военные решения оформлялись документами ГКО, а вопросы экономической деятельности СССР, в первую очередь касающиеся экономики военной, проходили решением Ставки Верховного главнокомандующего, которую 8 августа 1941 года возглавил Сталин.

    
    
Основным рабочим органом Ставки ВГК и лично Верховного главнокомандующего являлся Генеральный штаб РККА, тесно взаимодействовавший с управлениями народных комиссариатов обороны и Военно-морского флота.
    
Единство и взаимодействие всех высших органов власти обеспечивалось тем, что Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) и председатель Совета Народных Комиссаров СССР (с мая 1941 г.) И. В. Сталин одновременно стал председателем ГКО. Эту огромную власть он использовал для укрепления могущества воюющей страны в интересах главной цели – достижения победы.
    
Принципиальное отличие ГКО от других форм военно-политической власти, практиковавшихся в Советском Союзе, скажем, от Совета Рабочей и Крестьянской обороны в годы Гражданской войны состояло в том, что ГКО ни с одним государственным или политическим институтом не делил власть, даже формально.
    
Специальным решением ГКО образовал местные чрезвычайные органы – городские комитеты обороны, концентрировавшие всю гражданскую и военную власть. Структурно они копировали ГКО – председатель (секретарь обкома или горкома партии), заместитель (председатель облсовета или горсовета), командующий войсками округа (фронта), член военного совета округа (фронта), представитель НКВД. Таких комитетов в разных городах страны насчитывалось более 60. Эти региональные комитеты обороны обеспечивали максимальную эффективность всех решений ГКО.
    
    
На каждое предприятие, производящее продукцию для фронта, были направлены специальные представители, имевшие особые полномочия. Таким образом, вертикаль от центрального хозяйствующего органа (ГКО), управляющего народным хозяйством, проходила лишь через один промежуточный пункт (местный комитет обороны) и заканчивалась на каждом предприятии, где в качестве ответственного был уполномоченный местного ГКО. В центральном ГКО эту работу координировал руководящий орган ГКО – Оперативное бюро во главе со Сталиным. Поэтому должный порядок и контроль обеспечивались на всех уровнях прохождения документов.
    
Чем меньше управленческих трансакций – тем выше эффективность управления!
    
Городские комитеты обороны имели право объявлять город на осадном положении, проводить эвакуацию жителей, давать предприятиям задания по выпуску вооружения, боеприпасов, снаряжения, формировать народное ополчение и истребительные батальоны, организовывать строительство оборонительных сооружений, проводить мобилизацию населения и транспорта, создавать или упразднять учреждения и организации. В их распоряжение были переданы милиция, формирования войск НКВД и добровольческих рабочих отрядов. В условиях кризисной обстановки местные комитеты обороны обеспечивали единство управления, объединяя гражданскую и военную власть и руководствуясь постановлениями ГКО. Для срочного решения военных вопросов создавались оперативные группы, привлекался общественный актив.
    
В Оперативное бюро входили Берия, Маленков, Микоян и Молотов. В 1944 году бюро стало следить за текущей работой всех наркоматов оборонной промышленности и за составлением и исполнением планов производства и снабжения промышленности и транспорта. Оперативное бюро также стало отвечать за снабжение армии. «Все участники ГКО имели в своем ведении определенные направления работы. Так, Молотов ведал танками, Микоян – делами интендантского снабжения, снабжения горючим, вопросами ленд-лиза, а иногда выполнял отдельные поручения Сталина по доставке снарядов на фронт. Маленков занимался авиацией, Берия – боеприпасами и вооружением. Каждый приходил к Сталину со своими вопросами и говорил: прошу принять такое-то решение по такому-то вопросу… И в Ставке, и в ГКО никакого бюрократизма не было. Это были исключительно оперативные органы», – пишет в мемуарах начальник тыла РККА генерал армии А. Хрулев.
    
ГКО выступал в первую очередь как центр согласования интересов ведомств и наркоматов, участвовавших в военном производстве, причём не имел своего технического аппарата: обслуживал ГКО Особый сектор ЦК ВКП(б) – канцелярия ВКП(б) и секретариат Сталина. Кроме того, при ГКО существовал институт уполномоченных. Они получали специальный мандат, который давал им чрезвычайные полномочия для действия на местах в интересах конкретных нужд и задач обороны. Этот документ, подписанный лично Сталиным, давал его владельцу большие права: его указания были обязательны к неукоснительному исполнению как военным, так и гражданским органам.
    
Местные власти имели право пожаловаться на уполномоченного, злоупотребившего своими полномочиями непосредственно Сталину, либо другим членам ГКО. Зафиксированы случаи аннулирования мандатов и отзыва уполномоченных после проведенного разбирательства. Однако и уполномоченные могли обратиться непосредственно в ГКО, если их требования не выполнялись. Так, в начале июля 1941 года заводу «Новое Сормово» (Горький) срочно потребовались фрезерные станки для производства стволов артиллерийских орудий, прикрепленный к заводу уполномоченный ГКО попросил об этом директора соседнего фрезерного завода, но тот в резкой форме отказал. Тогда представитель ГКО по прямому проводу позвонил в Кремль и через несколько минут фрезерные станки были отправлены на «Новое Сормово».
    
Как свидетельствует маршал Н.И. Крылов, возглавлявший во время Сталинградской битвы штаб 62-й армии Сталинградского фронта, авторитет и права уполномоченных ГКО способствовали предельно быстрому разрешению всех вопросов, касавшихся организации обороны страны.
    
Государственный комитет обороны действовал как мозговой центр и механизм перестройки страны на военный лад, осуществлял военно-стратегическое руководство через Ставку ВГК, управлял оборонными и базовыми отраслями промышленности, руководил мобилизацией и формированием армейских резервов, руководил кадровой политикой и управлением госаппаратом в условиях войны.
    
В первые два года войны почти треть постановлений ГКО (28%) была посвящена перестройке военной экономики, увеличению производства боевой техники, вооружения и боеприпасов; около 20% решений касалось военно-мобилизационной работы и формирования новых частей и соединений для действующей армии; 18% постановлений решало задачи стратегического руководства Красной армией и военно-кадровые вопросы; 12% касалось вопросов управляемости государства, укрепления дисциплины и правопорядка в стране; 10% – вопросов эвакуации и перебазирования; 7% – всенародной помощи фронту; 5% – разным вопросам, в том числе внешней политике.
    
Устойчивыми структурными подразделениями ГКО являлись создаваемые по мере необходимости комитеты, комиссии, советы, группы, бюро. В составе комитета действовали: Группа уполномоченных ГКО (июль – декабрь 1941 г.), Комитет по эвакуации (16 июля 1941 – 25 декабря 1945 г.), Комитет по эвакуации из прифронтовых зон продовольствия и промтоваров (с 25 сентября 1941 г.), Трофейная комиссия (декабрь 1941 — 5 апреля 1943 г.), Комитет по разгрузке железных дорог (25 декабря 1941 – 14 февраля 1942 г.), Транспортный комитет (14 февраля 1942 – 19 мая 1944 г.), Оперативное бюро ГКО (с 8 октября 1942 г.), Трофейный комитет (с 5 апреля 1943 г.), Совет по радиолокации (с 4 июля 1943 г.), Особый комитет по вопросам репараций (с 25 февраля 1945 г.), Специальный комитет по вопросам использования атомной энергии (с 20 августа 1945 г.).
    
ГКО решал все вопросы фронта и тыла. Из одних названий его постановлений получился бы солидный книжный том: «О развертывании производства бронебойных и зенитных снарядов на востоке страны», «О мероприятиях по обеспечению Красной Армии теплыми вещами на зимний период 1941-42 гг.», «О мобилизации девушек-комсомолок в части ПВО», «Об усилении Северного флота», «О восстановлении Сталинградского узла...», «О формировании 1-й польской пехотной бригады имени Тадеуша Костюшко», «О мобилизации советских граждан в освобождаемых от фашистской оккупации Западной Украины и Западной Белоруссии», «О линии поведения советских войск на территории Румынии», «Об оказании помощи в снабжении продовольствием населения г. Вены», «О мероприятиях по перестройке промышленности в связи с сокращением производства вооружения» и еще около десяти тысяч документов.
    
Со временем в ГКО выработался четкий механизм подготовки тщательно проработанных постановлений. За 1626 дней своего существования ГКО принял 9971 постановление и решение, более шести документов за один рабочий день.
     
Государственный комитет обороны был расформирован Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 сентября 1945 года как выполнивший свою роль органа военного времени в связи с завершением военных действий.
+2
    13 936