Последние новости


Эхо войны... О друзьях-товарищах

23 июля 2015
1 573
0

Мне много лет, живу в девятом десятке, первая половина которого уже позади осталась. Друзей-товарищей, естественно, становится не больше, уходят они из жизни… Такова природа человеческая. Бывает и из памяти уходят, но моя пока этим не очень грешит, сохраняет милые образы тех, с кем в школе за одной партой сидел, с кем в одной футбольной команде играл, с кем на лыжах гонялся и на беговой дорожке чемпионство оспаривал, с кем на производстве в лесу (я по профессии инженер лесного хозяйства) новую жизнь создавал, а лесу его жизнь сохранял и возобновлял.

Годы идут, друзей-товарищей все меньше, а думок о них все больше. Каждая очередная годовщина начала Великой Отечественной новые думки рождает. Сколько моих друзей-товарищей она лишила желанного и доступного в мирное время? Многим война изначальную жизненную мечту несбыточной сделала.

Память такую статистику выдает. В городе Канаш Чувашской АССР, были две средние школы-десятилетки: №1 и №2. В сентябре 1937 года учебу в них начали 240 первоклассников, в 1947-м 10 класс окончили всего 14 выпускников – 7 парней и 7 девушек. В итоге убыль – 218, или 91% от начавших учебу в 1937-м.

Как такое случилось? Конечно, сказалось и естественное в тяжелых условиях военных лет увеличение детской смертности, но основной причиной было перемещение школьников из школ в фабрично-заводские училища с использованием в качестве рабочей силы на промышленных предприятиях, плюс стихийное прекращение учебы подростками в поисках средств на пропитание. Одни устраивались на посильную работу в порядке индивидуального ученичества, получали какую-то специальность и пополняли собой рабочий класс, а другие ударялись в бродяжничество и воровство с соответствующими последствиями.

Мой сверстник и сосед по дому Ваня Рыжов в зиму 1943 года по разнарядке ГорОНО в группе семиклассников был переведен из школы в железнодорожное училище при Канашском вагоностроительном заводе. Работая в кузнечном цехе, приобрел специальность кузнеца, в которой и проработал, всю жизнь. Из жизни ушел, не дожив до пенсии.

Другой мой сверстник. Женя Щербаков, росший без отца, бросил учебу в1942-м. Его взял к себе в ученики родственник мамы, водитель грузовика-полуторки ГАЗ-АА одного из железнодорожных предприятий. Три года стажировался и кормился у него Женя, сдал экзамены на водительские права, профессиональным водителем стал. Ныне его нет. Его дом, унаследованный от мамы, пустует, стоит с заколоченными окнами…

В 1942-м из школы из пятого класса ушел мой друг и четырехлетний сосед по парте Толя Ильин. Был он не просто отличником, а лучшим в классе учеником: сложные арифметические задачи быстро в уме без бумажки решал, красиво писал, отлично рисовал и чертил, его сочинения по русской литературе всегда были интересными, их учительница всему классу зачитывала. И музыкальным был, хорошо играл на трех струнных инструментах: балалайке, мандолине, гитаре. Словом, большим умницей был, подающим надежды на далеко не скромное будущее, мечтал стать инженером-изобретателем. Но… в сентябре 1942 года в школу не пришел, бросил учебу.

Его отец Ильин Иван Ильич, наборщик типографии, умер в 1928-м. Шестеро детей и их мама Ангелина, читать-писать не умевшая, которую Иван Ильич в 1917-м из Варшавы привез, остались без кормильца. Старшей дочери – 11 лет, младшему сыну (Анатолию) – год. Слегла мама, да так до конца и не поправилась, в народе говорили – умом тронулась.

Спасибо, свет не без добрых людей. Типография взяла её в уборщицы, зарплата которой, естественно, не по потребностям её детишек, но все же плюс и… душу греет. ГорОНО и школы помогали, дети учились. Анатолий, правда, в школу только в 10 лет пошел, в мае 1941-го лишь начальные четыре класса окончил.

В начале Великой Отечественной в семье такая обстановка. Старший брат Борис, лейтенант Красной Армии, воюет на Центральном фронте; второй – Александр, призванный в Красную в 1939-м, погиб в первый день войны в приграничном белорусском городе Белосток; младшая дочь Людмила, получившая направление на работу после окончания Канашского педучилища в Сибирь, там и осела, в Канаше ни разу не появлялась; старшая – Зинаида, обремененная собственной семьей проживала в соседнем Шихазановском районе, в Канаше тоже не бывает. В семье за старшего третий брат Леонид, 1924г.р., он кормилец семьи. На жизнь зарабатывают клейкой резиновых галош из камер автомобильных колес и их продажей на рынке, в школе не учится, семь классов окончил в 1940-м. Ходовой товар он производил, нарасхват его галоши на рынке. Промышленного производства обуви в продаже нет, слабо развитая обувная промышленность страны работает на: «Все для фронта, все для победы!».

В августе 1942-го и Леонид мобилизован (он погибает в 1943-м в Сталинградской битве). А маме уже настолько плохо, что почти неходячая, нельзя оставлять её без присмотра. Не получалось учебу в школе продолжать, надо на жизнь маме и себе добывать, как это Леня делал. Учебу и мечту об инженерстве придется на задний план отставить. До лучших времен. Твердо был уверен, что придут эти лучшие.

Но не пришлось ему дождаться этих лучших. Его вместе с другими одногодками 1927 г.р. в апреле 1944-го призвали на войну, воевать обучили, но на войну не пустили. Зато срок службы в армии продлили до 7 лет. Так стране было нужно. Не случился из Толи Ильина инженер-изобретатель.

В 1943-м в седьмом классе моим соседом по парте стал Виктор Воронов. Я его знал с 1939-го, он был учеником четвертого класса, я – второго. Он играл в школьных детских спектаклях, я был его болельщиком. И вот он, 1927г.р. (на два года старше меня), мой сосед, по болезни два года учебы порпустивший. Он, как и Анатолий Ильин, был не из малодетной семьи: старшим был брат Валерий, 1925г.р., вторым он, а затем, еще два брата и сестренка. Отец Николай Воронов, простой рабочий городской электростанции «Водосвет», умер в 1935-м. Мать нигде не работала, вела домашнее хозяйство. Без каких-либо доходов осталась семья Вороновых.

Выручил мамин брат Евдокимов Иван Евдокимович, главный врач Канашской городской больницы. Перевез он сестру со всеми её ребятишками в свою больничную квартиру. Его супруга Софья Андреевна, бывшая казанская гимназистка, человек большой культуры, своих детей не имевшая, стала главной воспитательницей детей сестры Ивана Евдокимовича.

Сдружились мы с Виктором, стал я у него дома бывать. Большое впечатление на меня Софья Андреевна произвела, стала в определенной степени и моим воспитателем. А Иван Евдокимович был в то время «пропавшим без вести», как и его полевой госпиталь, начальником которого он был с июля 1941-го (его сразу же после начала войны мобилизовали).

Софья Андреевна предложила мне домашние задания выполнять вместе с Виктором в её доме. Ему был нужен помощник. Старший брат Валерий, выполнявший эту роль, в том 1943-м в армию призван. Стал я Виктору помогать задачи по алгебре, геометрии, физике и химии решать, сочинения по литературе писать. Фотографией мы с ним по его инициативе занялись, в деревню моего отца за оставшимися там фотоматериалами за 70км на велосипедах съездили.

А в апреле 1944-го Виктору повестка Канашского горвоенкомата. Призыв родившихся в 1927 году на службу в армию начался. Всем классом его провожали, во главе с классной руководительницей Анной Александровной Соколовой, учительницей русского языка и литературы. Она от имени школы вручила ему вязанные американские перчатки – подарок школьников США школьникам СССР. Их ГорОНО по школам распределило. Увез военный эшелон Виктора на службу воинскую, продлившуюся 7 лет, не вернулся он после нее в Канаш, не знаю где и как прошла его жизнь.

Вернулся с войны его старший брат Валерий, доучился в 10-м классе и поступил в Казанский медицинский институт. После его окончания работал врачом – терапевтом и заведующим Канашской железнодорожной больницы, похвальную популярность в городе приобрел, достойным преемником своего дяди Ивана Евдокимовича на лечебном поприще стал.

Вернулся из немецкого плена Иван Евдокимович и вновь стал заведовать городской больницей, практически им же в довоенные годы образованной и созданной. За плен его не преследовали, все проверки особистов он прошел безупречно. Как был, так и остался любимцем своих пациентов, знаменитым в городе человеком. Ныне, естественно, его нет в живых, жива добрая о нем память, не забывают его канашцы.

Друзья-товарищи… Много их было, ныне на связи лишь двое остались. Владимир Яковлевич Григорьев, 1929г.р., и Ростислав Гаврилович Надеждин, 1930г.р., на год меня моложе. С первым дружба с 1935 года, с детского сада, со вторым с 1947-го, с первого курса Поволжского лесотехнического института. Оба заслуженные тренеры РСФСР, первый по лыжным гонкам, второй (инженер лесного хозяйства, мастер спорта СССР лыжному спорту) – по плаванию, в котором тоже чемпионом был.

В активе первого – олимпийский чемпион зимних Олимпийских игр 1964 года в лыжной эстафетной гонке 4×10км Владимир Воронков и полдесатка членов сборных команд СССР. В активе второго – выигрыш под его руководством командой пловцов Чувашской АССР первенства РСФСР по плаванию в 1975 году в г.Челябинске во всех возрастных группах, включая главную – взрослых мастеров, и десятки мастеров спорта СССР, участников чемпионатов РСФСР и СССР.

Ростислав Гаврилович Надеждин, многократный чемпион Марийской АССР по лыжным гонкам, вместе со мной в 1952-м окончил Поволжский лесотехнический институт и по 1958-й работал в лесном хозяйстве в должностях лесничего и старшего лесничего (заместителя директора лесхоза) в Казахстане и в Чувашии. Он, в свои 84 года, поныне действующий спортсмен – чемпион России среди ветеранов в плавании на дистанции 100 метров стилем баттерфляй, самом силовом виде. Многократный! Два десятка лет участвует в чемпионатах ветеранов.

Друзья-товарищи… Они в большинстве уже в прошлом, из которого нет возврата… живут в памяти моей, такие же милые, как и прежде, когда рядом были…


Ювеналий Числов | Русские в Казахстане
Читайте также:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO