Сегодня
447.67    491.36    63.07    5.74
   Нур-Султан C    Алматы C
Общество
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

Блокировки сетей в Казахстане: есть возможность, нет оправдания

Газиз АбишевИА-Центр
25 февраля 2020

Коллаж: © Русские в КазахстанеВозможность блокирующего воздействия на Интернет сети прописана в ряде казахстанских законов. Техническая возможность так же имеется. Вопрос лишь в том, на каком уровне установлен порог применения. 

 

Вопрос возможности блокировок интернета и телевидения как для всего мира, так и для Казахстана остро встал в 2011 году на фоне Арабской весны. Прокатившаяся по Ближнему Востоку волна протестов и революций стала прорывом использовании социальных сетей и мессенджеров в качестве инструмента координации массового протеста. Анализ показал, что своевременное отключение интернета коррелировалось со способностью режимов удерживать ситуацию под контролем. Казахстанские власти уже стали свидетелями революций в Украине, Грузии, Кыргызстане и не желали повторения подобных событий в РК.

 

Второй раз запрос на возможность блокировать интернет в Казахстане вырос в 2014 году на фоне событий в Украине. В Казахстане тогда начали опасаться информационного влияния извне, и гайки закрутили знатно: с того момента спецслужбы без санкции суда могут практически одним нажатием кнопки вырубать весь интернет и телевидение на любой территории страны.

 

К числу оправданных применений блокировок можно отнести контртеррористические операции, антикриминальные действия, подавление массовых беспорядков (взять хотя бы пример Кордайских событий). Те ситуации, в которых наличие массовой связи может в сжатый временной период нанести намного больше вреда, чем государство может предотвратить.

 

Однако, дальше начинается серая зона. Блокировка с политической подоплекой, для предотвращения распространения какой-либо информации политического характера, даёт тактические выгоды, но оказывает стратегический негативный ущерб.

 

Во-первых, если не закрывать информационное пространство по северокорейскому, туркменскому или хотя бы китайскому варианту, информация всё равно просочится. При этой ей будет придан ореол правдоподобности, раз власти так силятся её заблокировать, вместо того, чтобы попросту развенчать её лживость на общедоступных площадках. К примеру, эфиры нелегальных оппозиционеров, включая Аблязова, Нарымбая, канала БАСЕ и прочих дают немало информации, включающей в себя как правду, так и ошибочное понимание вещей, передергивания и дезинформацию. Зачастую эти каналы информации противоречат друг другу. Однако, стремление закрыть публику от их излияний придает лишь повышает их правдоподобность, ибо если нечего скрывать – зачем прятать?

 

Во-вторых, информация о самих блокировках не удержать, иностранцы, проживающие в Казахстане или находящиеся в нем с визитом, всё видят и формируют собственное представление о состоянии дел с демократией в Казахстане. Президент Токаев в момент последних блокировок находился в Мюнхене на международной конференции по безопасности. Блокировку внутри страны скрыть сложно, ведь в той же Астане находится множество дипломатических представительств, постоянно пишущих какие-то справки для своих руководств во многих важных мировых столицах. Безусловно те, с кем встречался Токаев, читали эти справки и были в курсе происходящего, быть может – задавали в приватных беседах какие-то вопросы. Так и иначе, Токаеву пришлось публично во всеуслышание на своей странице в Twitter дать поручение восстановить работу Интернета. Думается, он не стал бы этого делать, если бы это не было большой проблемой.

 

В-третьих, наносится ущерб коммерческой и государственной инфраструктуре. Telegram, к примеру, прячется за другие сервисы, и если блокировать его, то приходится блокировать и многое другое, что нарушает нормальную жизнедеятельность общества. Во время блокировок в Казахстане нарушается работа популярного банковского сервиса Kaspi Gold, Yandex Taxi. Под удар могут попадать и промышленные электронные системы, на которые завязано бесперебойное производство на комбинатах и фабриках. А это уже интересы крупного промышленного лобби.

 

Кроме того, слишком уж настойчивые блокировки, происходящие не ночью, но в активное дневное время, бросают тень на цифровые инициативы государства, включая программу «Цифровой Казахстан», сервисы электронного правительства и идею «Слышащего государства», ведь государство намерено слышать в первую очередь через Интернет.

 

И, наконец, в-четвертых, блокировки являются временной анестезией, уводящей от основной проблемы. Основная проблема, как ее видит власть, заключается в высокой доверчивости и импульсивности населения. Мол, если вдруг какой негатив всплывет, народ резко ринется в бой и все – прощай стабильность. Люди действительно могут быть быстро спровоцированы разоблачительной информацией, но только потому, что не сильно уж и привыкли к ней. Уровень критического мышления низок, люди мало способны отличить дезинформацию с вкраплениями правды от настоящей правды. Информационная торпеда, в которой искусная ложь спрятана между большими кусками правды, достигает своей цели, потому что люди не анализируют. Этого навыка нет, потому что в обществе существуют довольно жесткие рамки дозволенного. Тотального силового давления нет, но можно звонить главным редакторам, беседовать с блогерами, вводить ограничения на подконтрольных информационных ресурсах. 

 

Если начать говорить открыто и грубо на всех возможных площадках обо всех проблемах, которые хотелось бы замолчать, то люди со временем научатся отделять зерна от плевел, критически подходить к каждой новости и не реагировать ни на какие призывы, спокойно все не обдумав. В США любой скандал без новых подробностей живет 2-3 дня, и затем его сменяет что-то совершенное иное.

 

Превратить информационное пространство в белый шум, вклиниваясь туда направляющим вектором государственных информационных корпораций по сути намного дешевле и безопаснее, чем каждый раз впопыхах срывать рубильник и злить людей блокировками всего на свете. 

+1
    342