Последние новости


Можно ли победить в Казахстане ксенофобию и возродить «дружбу народов»?

25 сентября 2018
392
0

Стычки в социальных сетях, да и не только в них, все чаще подталкивают к выводу, что в Казахстане растет уровень межэтнической нетерпимости и ксенофобии. Можно ли остановить эту тенденцию, и если да, то как? Станет ли для нас «спасательным кругом» то, что раньше называли  интернациональным воспитанием? Что могут и должны сделать в сложившейся ситуации государство и общественные институты? Об этом наш сегодняшний разговор с экспертами. 

 

Канат Нуров, президент научно-образовательного фонда «Аспандау»: «Интернационализм должен постепенно становиться государственной политикой»

 

- Конфликт культур различных этнических общностей всегда был большой проблемой в национальной политике. Джинна этого стихийного движения ни в коем случае нельзя выпускать в массы. Боюсь, что гражданский национализм не сможет противостоять этническому национализму, поскольку он предполагает отсутствие в гражданской нации иных этносов, кроме титульного. Поэтому остановить данную тенденцию можно лишь с помощью светской морали и идеологии. Религии здесь не помогут, так как сами имеют признаки этнической идентичности. К сожалению, атеизм как светская мораль, связанная с коммунистической идеологией, канул в Лету, а классический либерализм даже на Западе претерпел и претерпевает существенные изменения, трансформировавшись во множество самых различных идеологических учений, порою противоположных. Поэтому перед нашим обществом стоит критически важная задача – генерация объективной системы ценностей как духовной светской морали, регулирующей этнические противоречия и обращающей их в источник развития, а не конфликтов.

 

Нужно ли нам заниматься интернациональным воспитанием? Думаю, что надо. Призывы к толерантности не смогут противостоять националистическому угару, межэтнической нетерпимости и ксенофобии. Толерантность проистекает из терпения и зачастую лишь держит под контролем бурлящие чувства группового позиционирования этносов в обществе. Но любви к другим национальностям и нациям в ней нет. Такую любовь предполагает лишь интернационализм, который не отрицает патриотизм и тем самым отличается от космополитизма. Так что это вовсе не бесполезная затея, и, более того, она необходима, несмотря на свою кажущуюся безнадежность. Мы достаточно далеко отскочили от России в плане государственной независимости, в том числе благодаря национализму. Поэтому интернационализму сейчас самое время, а иначе мы сожжём свой собственный дом, и тогда уже будет не нужна никакая независимость.

 

Интернационализм должен постепенно становиться государственной политикой. Мы, конечно, не сверхдержава, чтобы реализовывать этот принцип по-настоящему, но как только мы решим все проблемы строительства независимого национального государства, надо быть к этому готовыми. А на уровне гражданского общества и общественных институтов мы уже должны по полной возрождать интернационализм, но не советско-коммунистический, а свой собственный: казахский (в отношении нетитульных национальностей) и казахстанский (в отношении иных наций-государств).

 

Максим Андрюшин, член президиума Общенациональной социал-демократической партии: «Для этого потребуется реальная модернизация политической системы»

 

- На мой взгляд, одной из главных причин наблюдающегося в последние годы роста межэтнической нетерпимости и ксенофобии является сложившаяся в Казахстане политическая система.  Она недемократична, непрозрачна, подразумевает как кулуарный характер принятия любых, в том числе стратегических, решений, так и кастовость класса чиновников, их полную неподконтрольность обществу, отрешенность от его проблем и забот.   

 

Классический пример – перманентно распространяющиеся слухи о якобы существующих у правительства планах продать сельскохозяйственные земли иностранцам, прожектах массового переселения граждан Поднебесной в Казахстан, создании у нас совместных и даже сугубо китайских предприятий, риске для нашей страны оказаться в долговой кабале, что может обернуться и политической зависимостью.  Власти неспособны дать  откровенные и убедительные ответы на возникающие в этой связи закономерные вопросы населения. А значит, натолкнувшись на эту стену отчуждения, общественные тревоги будут неизбежно искать другие выходы – в виде подозрительности, предубеждения, неприятия «коварных инородцев». Кроме того, в каждом подобном случае так или иначе проглядывает общая атмосфера социальной напряженности, социального расслоения и повсеместной несправедливости.

 

Увы, подобная схема работает или потенциально готова работать и в сфере межэтнических отношений. Ясно, что в период сложнейшего (а по-другому у нас не будет) политического транзита все это вызывает особую тревогу.  Выход из сложившейся ситуации я вижу в демократических преобразованиях, в создании подотчетного, прозрачного, социально ориентированного  государства – как раз такого, о котором говорит ОСДП.     

     

Вместе с тем, конечно, не обойтись без того, что обобщенно можно назвать интернациональным воспитанием (именно оно, опираясь на мощную объединяющую идеологию, на протяжении многих десятилетий хранило от межнациональных конфликтов Советский Союз, несмотря на множество недостатков, присущих тому государству). Этим в сегодняшней ситуации срочно должны озаботиться и государство, и общественные институты. И действенную помощь тут могут оказать опять-таки демократические преобразования, реальная модернизация политической системы, поскольку это будет способствовать росту гражданского самосознания, повышению ответственности,  политической и общей культуры населения.

 

Мурат Телибеков, мусульманский общественный деятель: «Казахстан теряет свое важное преимущество – отсутствие крайних форм национализма»

 

- Надо признать, что мы несколько заигрались с национализмом. Последствия этого не преминули сказаться на многих сферах, включая экономику. В решении столь  деликатного вопроса необходимо сохранять чувство меры.  Развитие национальной культуры – весьма важный фактор строительства независимого государства. Однако как только мы начинаем перегибать палку, возникают негативные процессы. Самый  яркий тому пример – выезд из страны представителей нетитульных наций. Тенденция весьма тревожная, если принять во внимание возрастающие масштабы эмиграции. Тем более что уезжают, как правило, высококвалифицированные специалисты, молодые люди, полные сил и энергии, которые могли бы многое сделать для развития страны.

 

Несколько лет назад, будучи членом общественного совета при акимате Алматы , я часто становился свидетелем весьма неприятных сцен. Допустим, выступает на совещании женщина-кореянка, крупный специалист в области здравоохранения. И вдруг ее обрывает молодой человек, в грубой форме требуя, чтобы она говорила на государственном языке. Формально он прав. Но с точки зрения этики, культуры, такта и воспитания это выглядело отвратительно! И самое печальное – возникало впечатление, что подобные провокации происходили с одобрения руководства акимата. Зачем оно это делало? С какой целью? Если таким образом чиновники стремятся ускорить переход общества на казахский язык, то результат получается прямо противоположный.

 

Я часто говорю своим соплеменникам, страдающим гипертрофированным чувством национального достоинства: если вы хотите добиться любви и уважения  к родной культуре и языку, то в первую очередь сами демонстрируйте окружающим свое благородство, ум и утонченные манеры. Но, увы! Философия таких людей удивляет своей прямолинейностью и примитивностью. Они почему-то уверены, что как только все население страны заговорит на казахском языке, это автоматически приведет к культурному и экономическому ренессансу.

 

Создание в Казахстане мононационального государства – политическая иллюзия! Парадокс заключается в том, что подобные устремления ведут не к расцвету, а к стремительной деградации и страны, и национальной культуры. Мне не хочется сейчас приводить аргументы в пользу данного утверждения – это тема отдельного разговора. Сейчас важно исправить допущенные ошибки и перегибы. Необходимо остановить поток людей, покидающих страну. Нужно вносить идеологические коррективы, и здесь не обойтись лишь лозунгами и призывами. Дело в том, что Казахстан теряет важное преимущество, которое выгодно отличало его  от многих соседних государств, – отсутствие крайних форм проявления национализма, толерантность местного населения и  либерализм, уходящие корнями в традиции и культуру моего народа. Именно поэтому раньше в нашу республику стекались лучшие умы и таланты со всех регионов Союза. Сегодня эта идея должна звучать рефреном в программе «Рухани жангыру».

 

Какие практические меры, на мой взгляд, следует предпринять властям?

 

Во-первых, нужно обязать все государственные учреждения к национальному разнообразию. Зайдите сегодня в любое отделение полиции. Первое, что бросается  в глаза, –ни одного русского, корейца, немца… И дело не в национальных предпочтениях руководства. Как правило, это следствие  протекционизма, местничества, родственных связей и коррупции. Эти факторы часто превалируют над профессионализмом и человеческими качествами.

 

Во-вторых, необходимо решительно пресекать провокационные заявления в прессе и в социальных сетях о так называемой «пятой колонне», «руке Москвы», «китайской угрозе», «американской экспансии». Часто этим грешат казахскоязычные издания, которые порой открыто призывают неугодных им людей «убираться на свою историческую родину».

 

В-третьих, умерить темпы переименования улиц и городов, имеющего целью напрочь стереть все упоминания о присутствии иной культуры в истории Казахстана.

 

В-четвертых, внести кардинальные изменения в миграционную политику страны.  Разработать государственную программу привлечения высококвалифицированных кадров вне зависимости от их национальной принадлежности, беспрепятственно и в кратчайшие сроки  предоставлять им гражданство.

 

В-пятых, активизировать работу Ассамблеи народа Казахстана, которая слабо выполняет возложенную на нее миссию.

 

Ну, и самое главное. До тех пор, пока жизненный уровень населения остается низким, озлобленность и недовольство граждан будут принимать самые причудливые и невероятные формы. Нынешняя нетерпимость, ксенофобия – это своеобразное проявление сублимации. Люди неосознанно ищут источник своих бед и страданий. Это могут быть сексуальные и национальные меньшинства, иностранцы, соотечественники, не знающие родного языка, полицейские или коррумпированные чиновники… Да мало ли кто может попасться под руку не на шутку разбушевавшегося казаха.

 

Айман Жусупова, эксперт Института мировой экономики и политики: «Государство должно обладать способностью разрешать ценностные конфликты»

 

На мой взгляд, нельзя однозначно утверждать, что в Казахстане происходит рост межэтнической напряженности. Дискуссии в социальных сетях не всегда являются отражением ситуации, существующей в повседневной реальности. Так, недавние исследования специалистов по современным медиа из Нью-Йоркского университета показали следующее. Наиболее ярые подстрекатели в социальных сетях на деле сами не принимают реального участия в акциях протеста, но подвигают к этому других, пользуясь анонимностью. Зачастую это люди, ничем не примечательные и не проявляющие агрессии в реальной жизни. Речь идет о так называемых «слактивистах», что, по сути, означает «бездельничающие активисты» - от английского  «slacker» (бездельник) и «activism» (активизм).

 

Тем не менее, сфера межэтнических отношений действительно требует постоянного внимания со стороны как государства, так и общества. Имеется в виду разработка системы публичных ценностей, в чем должны быть активно задействованы государство, гражданское общество, этнические сообщества, - ценностей, по поводу которых в социуме существует межэтнический консенсус. Помогая разрабатывать такую систему, государство, в свою очередь, должно обладать способностью разрешать ценностные конфликты, предотвращая так называемый «ценностный провал».

 

Проводимая сегодня в Казахстане политика в сфере межэтнических отношений поддерживается доминирующей частью населения страны. Тем не менее, она требует дальнейшей детализации, уточнения с учетом общественного мнения, национальных интересов и ценностей. В этом контексте хотелось бы вспомнить недавнее интервью социолога Гульмиры Илеуовой, которая отметила, что в Казахстане нет четкого определения понятия «бытовой национализм», вследствие чего за его проявления могут принять элементарное бескультурье, - то есть, оно носит искаженный характер. Исходя из этого, эксперт призвала  разработать некую систему координат в данной сфере. Безусловно, с таким тезисом следует согласиться. 

 

В целом сегодня с ростом культурного многообразия во многих странах пересматриваются концепции национальной идентичности. Скажем, в США, как показывают исследования, политика в межэтнической сфере вызывает нарекания со стороны населения, что еще раз подтверждает ее противоречивость. Так, по мнению многих экспертов, прежняя политика «позитивной дискриминации», широко применявшаяся в стране, начиная со второй половины 1960-х, когда представителям этнорасовых групп предоставлялись льготы, преференции при приеме на работу и поступлении в вузы, сегодня изжила себя, хотя на том этапе и дала определенный эффект. 

 

Сегодня в мире продолжаются поиски неконфликтного взаимодействия различных групп в рамках полиэтничных государств. Разрабатываются новые компромиссные модели, способствующие обеспечению баланса в сфере межэтнической интеграции и взаимодействия. Речь идет о так называемой модели «разделения сфер культур». Скажем,  в культурной сфере поощряется культурная однородность, основанная на принятии единых формальных норм, контролируемых гражданским обществом, а в приватной области, так же, как и в духовной, гарантируется возможность культурного многообразия. В основе этой модели лежит тот же самый мультикультурализм. По сути, она отражает понимание того, что культурно интегрировать общества объективно крайне сложно, если вообще возможно…


Юлия Кисткина | Central Asia Monitor
  • Не нравится
  • +6
  • Нравится
Читайте также:
Как вы относитесь к переводу казахского языка на латиницу?

ПОДДЕРЖАТЬ ПРОЕКТ RUSSIANSKZ.INFO